Вампирская сага «Сургутнефтегаза»: все, кто расследуют – в тюрьме или под следствием, от Ходорковского до Навального

Здесь и сейчас
30 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Самая богатая и самая закрытая российская компания (и нет, это не «Газпром», прим. ред.) впервые за 12 лет опубликовала финансовую отчетность. «Сургутнефтегаз» – загадочный нефтяной гигант, отчитался о своей прибыли. Это 180 миллиардов рублей за 2012-й год в чистых показателях.

Много это или мало – судить трудно. В последний раз «Сургутнефтегаз» отчитывался в 2001-м году. И тогда это привело к большому скандалу. Уильям Браудер, глава фонда Hermitage Capital, который был своего рода Навальным «нулевых» и миноритарием «Сургутнефтегаза», – подал на компанию в суд за сокрытие реальной информации о собственниках. Что в конце концов закончилось изгнанием Браудера из России.

Главный вопрос, который до сих пор остается без ответа – кому принадлежит гигант. Формально у «Сургутнефтегаза» нет крупных акционеров. И якобы большинством акций компании владеют ее сотрудники через 23 фирмы. А управляет активом генеральный директор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов. «Сургутский затворник» – как называют его в самом нефтяном городе. В 2004-м Богданов был доверенным лицом Владимира Путина на президентских выборах.

Не раз в иностранной прессе появлялись статьи о том, что «Сургутнефтегаз», возможно, контролируется лично Владимиром Путиным. А как рассказывал в интервью немецкой газете Die Welt политолог Станислав Белковский, доля Путина в «Сургутнефтегазе» – 37 процентов.

Сейчас готовится выход новой книги Станислава Белковского о Владимире Путине. Вероятно, там также зайдет речь о «Сургутнефтегазе». А пока мы с ним обсудили тему в нашей студии.

Арно: Будет у вас в книге глава про «Сургутнефтегаз»?

Белковский: Отдельной главы по «Сургутнефтегаз» не будет, поскольку меня бы заподозрили в попытках отрекламировать эту корпорацию, тем более в этом году ей исполняется 20 лет, и мне кажется, что к светлому юбилею можно было бы снять вампирскую сагу об этой замечательно корпорации. Она не только самая закрытая, но и самая зловещая, потому что все люди, которые слишком интересовались составом ее акционеров и другими характерными особенностями бизнеса, оказывались за решеткой или как минимум в международном розыске.

Арно: Ходорковский тоже?

Белковский: Да, конечно, до Билла Браудера, фонд которого подключился только в 2004 году. До этого был Михаил Ходорковский, а после этого – Алексей Навальный, который в 2008 году первым из частных миноритариев поставил вопрос о том, кому принадлежит «Сургутнефтегаз», и каким образом расходуются гигантские средства, которые он сейчас зарабатывает? На сегодняшний день на счетах «Сургутнефтегаза» лежит сумма, сопоставимая с его капитализацией – около 30 млрд. долларов. При этом эта сумма от года в год нарастает. В 2007 году она составляла всего 17 млрд. долларов, сейчас уже 30 млрд. И как говорил Антон Павлович Чехов, если в театральном гардеробе в первом акте лежит крупная сумма денег, возможно, в последнем акте она пропадет. Куда-то она должна деться, быть направлена. Всегда были обоснованные подозрения, что среди бенефициаров «Сургутнефтегаза», не владельцев, а бенефициаров, есть высшие должностные лица, не исключая и президента Владимира Владимировича Путина. Я с удивлением прочитал  в Википедии, в ее русской редакции, что мои слова в интервью нескольким изданиям были признаны клеветой. Там гениальная фраза: «Слова Белковского были признаны клеветой и доказать их не удалось». Хотя, мне кажется, что когда кого-то обвиняют в клевете, то обязанность доказать лежит на том, кто обвиняет. Я еще раз хочу подчеркнуть, как Божий человек я никогда никем не обвинялся в клевете по этому вопросу, ни компанией «Сургутнефтегаз», ни компания «Ганвор» не подавали в суд на меня.

Казнин: А как человеку, не сведущему в экономике, понять, как может крупнейшая компания в стране может скрывать десятилетия истинных владельцев. Если хотят докопаться, все-таки, кто они.

Белковский: Эти 23 компании, о которых вы говорите, может быть, их уже больше или меньше, потому что никто не знает, не принадлежат сотрудникам компании. Это некоммерческие партнерства и пенсионные негосударственные фонды, которые по закону вообще не контролируются их владельцами. И все их активы контролируются только управляющими этих партнерств и фондов, которые в личном качестве могут не совпадать с владельцами. Поэтому это громкий пафосный омут, в котором водятся не только черти, но и первоклассные вампиры, что и позволяет вернуться к идее вампирской саги в честь 20-летия «Сургутнефтегаза». Чем чаще Владимир Владимирович повторяет, что экономика должна быть прозрачной, открытой, тем более закрытым становится «Сургутнефтегаз». Чем больше деньги должны работать на экономику, тем больше «Сургутнефтегаз» в экономику не вкладывает, а держит на депозитах. Чем больше национальные инвесторы должны поддерживать рубль, как мифическую будущую валюту Евразийского экономического сообщества, тем больше мы видим, что из 30 млрд. долларов, которые «Сургутнефтегаз» держит на депозитах, 25 держится в долларах США и только 4 млрд. – в рублях. В общем, «Сургутнефтегаз» - просто сосредоточие оппозиции официально декларируемой линии президента Путина, перед которым вся Болотная площадь вместе с координационным советом просто меркнут. Поэтому, может быть, из чувства нелюбви к оппозиции Владимир Владимирович нам скоро раскроет, кому же принадлежит «Сургутнефтегаз», и будет нам счастье.

Арно: Сейчас узнаем, кому принадлежит. В прошлом году Геннадий Тимченко на экономическом форуме в Петербурге легализовал свое присутствие в компании «Сургутнефтегаз». Сколько процентов у Тимченко? Как он там существует?

Белковский: Я не знают, как Тимченко там существует. «Ганвор», аффилированная Геннадием Тимченко, вроде бы ему принадлежит 44% акций, она крупнейший трейдер «Сургутнефтегаза»,а  самому господину Богданову, гендиректору «Сургутнефтегаза» раньше принадлежало 2%, и во время скандального собрания 2008 года он заявил, что он не знает состав акционеров, много лет возглавляемой им компании, потому что для этого нужно иметь 2,5%, а у него только 2%. Докупить 0,5% у него не было времени из-за занятости. А сейчас  ему принадлежит 0,3% - чтобы даже соблазна не было – в раскрытой по международным стандартам отчетности. А господин Тимченко – это пример того, как компания «Сургутнефтегаз» в соответствии с заветами Владимира Путина поддерживает бизнес. Потому что с 2002 по 2008 год бизнес Геннадия Тимченко вырос в 16 раз. А оборот с того времени поныне компании «Ганвор» вырос еще в два раза – с 43 до 87 млрд. долларов в год. Вы можете представить, какие это доходы, и в общем-то, Геннадий Тимченко – гражданин Финляндии кроме всего прочего, то есть бывшей составной части Российской Империи, что свидетельствует о нашей благотворительности к нашим соотечественникам, программе поддержке наших соотечественников. Превратился из малого бизнесмена в крупного – это ли не пример позитивной социальной продуктивной деятельности компании «Сургутнефтегаз», которая обязательно войдет и в вампирскую сагу, и в мою новую книгу о Владимире Путине.

Арно: Про книгу расскажите, что там будет еще интересного? Когда она появится в России, если появится вообще?

Белковский: Она не появится в России, это немецкая книга, выходит по-немецки, и когда она выйдет, я должен оценить, насколько я достоин составить компанию Михаилу Ходорковскому, Биллу Браудеру, Алексею Навальному в диких лесах Забайкалья. Тогда решим.

Казнин: Владимир Путин сможет ее прочитать на немецком.

Белковский: Только на это я и рассчитываю. Но я уверен, что он никому ее не перескажет, потому что он человек очень скрытный.

Казнин: А мог бы перевести и переиздать. «Перевод – Владимира Путина»

Белковский: Он работает, как раб на галерах. Ему некогда переводить, и я не смог бы заплатить ему то вознаграждение, на которое он может рассчитывать в рамках описанных мной структур  энергетического комплекса российской и швейцарской экономик.

Арно: А какие еще области жизни Владимира Путина очень кратко изложены в вашей книге?

Белковский: Почти все, включая ленинградскую,  где находится завод, подконтрольный «Сургутнефетгазу»,  с которым начиналось сотрудничество Путина с этой энергетической компанией. Тогда установилось партнерство и с Тимченко, и тогда же всплыл на поверхность Сергей Собянин, нынешний мэр Москвы, потому что именно он, будучи тогда еще муниципальным деятелем Ханты-Мансийского розлива участвовал в установлении контактов между «Сургутнефтегазом»  и руководством города Санкт-Петербурга, где Владимир Путин курировал вопросы, в том числе судьбы завода. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.