Вадим Коровин о «наезде» на сотрудника ГИБДД: его действия были отрепетированы

Здесь и сейчас
26 мая 2013
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Никита Белоголовцев узнал у координатора Федерации автовладельцев России Вадима Коровина, которого отпустили из Следственного комитета вечером 25 мая без предъявления обвинений, что же все-таки произошло 24 мая на Рублевском шоссе и стоит ли ждать продолжения истории с «наездом» на полицейского. 

Белоголовцев: Расскажите, чем все закончилось, какие обвинения или отсутствие обвинений против вас есть? Есть ли угроза, что ситуация, которая случилась позавчера на Рублевском шоссе, отразится на вашей жизни?

Коровин: Еще ничего не закончилось, потому что Кирьянов остался не отомщен, обида осталась у заместителя министра внутренних дел, он всячески давил на свое ведомство, пытался найти способы меня закрыть, арестовать на 15 суток по любой статье – административной, гражданской, чтобы потом придумать какую-нибудь уголовную статью. Я не знаю, что будет дальше. Я буду консультироваться с адвокатами, но что мне очевидно сейчас предстоит – это, во-первых, очистить свое честное имя. Я член Федерации автовладельцев и я никоим образом никаким способом умышленно не пытался ни наехать на сотрудника полиции, ни причинить ему никакого вреда. Пока Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела по этому обвинению. Представитель Следственного комитета сказал, что у следствия к вам претензий нет. На свободе я оказался практически чудом: меня за руки, за ноги вытаскивали мои адвокаты, потому что незаконно сотрудники ОВД Барвиха хотели меня практически похитить и привезти снова в ОВД, закрыть, оформив по статье 19.3 «Неповиновение сотруднику полиции». В какой момент я не повиновался, по их мнению, я не знаю, потому что рапорты сотрудников полиции были написаны в момент, когда Следственный комитет отказал им в возбуждении уголовного дела. Они их написали, нам их не дали почитать. На этом компромиссы моих адвокатов закончились. Адвокаты сказали, что все незаконно, меня за руки Бадамшин и Муртазин вывели на улицу, я сел в автомобиль.

Белоголовцев: Появлялась информация, что вам кто-то угрожал возбуждением уголовного дела по 318 статье. Кто это был?

Коровин: Это тот самый сотрудник, который снимал. Он уже был улыбчивый после ДТП. Он утверждает, что я совершил на него наезд, что я совершил дорожно-транспортное происшествие, позже пытался скрыться. Это чушь. Я надеюсь, что мы восстановим видео, которые у нас были, когда получим назад мои вещи из Следственного комитета. Именно он является главным потерпевшим, он периодически прихрамывал, когда есть камеры, и он бодро ходил, когда камер рядом не было. Это человек из сопровождения Кирьянова, сотрудник ГИБДД.

Белоголовцев: Не всем была понятна ситуация, с которой все началось. Вы машине Кирьянова не уступили дорогу в какой конкретно ситуации?

Коровин: Я как член Федерации автовладельцев поехал на Рублево-Успенское шоссе через Ильинское шоссе, возвращался со стороны области, ехал для того, чтобы посмотреть, как часто мигалки или машины с интересными номерами нарушают правила дорожного движения, потому что у нас была информация, что там это происходит довольно часто. Это был такой рейд разведки. Не планировал я никакого рейда, я просто ехал посмотреть. Но в этот момент началась пятничная пробка, это было в районе 18 часов, встречная полоса стояла и двигалась со скоростью менее 5 км/ч. Открыв Яндекс.пробки я почитал комментарии, они были очень ругательские. Погода ухудшалась, Рублево-Успенское шоссе очень узкое: одна полоса в одно направление, и справа есть белая полоса, которую запрещено пересекать. Запрещено на обочинах парковаться. Естественно, нельзя двигаться по обочине. Поэтому уместиться в одной полосе две машины не могут никак. Есть места, где очень узко, есть места, где очень извилистая дорога и спуск и подъем. Эти «чиновозы» имеют право пользоваться преимуществом только в одном случае: если они убедились в том, что им уступают дорогу другие участники дорожного движения, и в том случае, если они не создают помех и опасность другим участникам дорожного движения. Мне сложно представить, как можно выехать на встречную полосу движения всеми четырьмя колесами на полосу, где не разъезжаются две машины, ехать на полной скорости, разгоняя всех на грязную, мокрую обочину. Был еще ливень, глубина воды на дороге составляла 1-2 см, то есть двигаться с какой-то скоростью было вообще нельзя. Как можно обеспечить безопасность дорожного движения? Все, кто ехал по встречке, нарушали правила дорожного движения, правила использования спецсигналов. Я пропустил автомобиль ГИБДД, который был сопровождением, он ехал впереди. Автомобиль ГИБДД сумел встроиться на свою полосу, и мы с ним аккуратно разъехались. А дальше ехал большой немецкий джип, но он не хотел никуда уезжать. Я, сколько смог, сместился вправо, дальше у меня начиналась обочина и прямая сплошная линия, я не мог нарушать правила дорожного движения. Я не мог дальше ехать на обочину, потому что это угрожало безопасности моей и других участников  движения. В какой-то момент мы просто сблизились.

Белоголовцев: На какой скорости вы примерно сближались?

Коровин: Практически стояли, меньше 3 км/ч.

Белоголовцев: В какой момент узнали, что в машине напротив замминистра Кирьянов?

Коровин: Позже. Сотрудники ГИБДД мне сказали, когда меня уже остановили на посту перед МКАДом.

Белоголовцев: То есть вы разъехались, поехали дальше.

Коровин: Не совсем так. Для того, чтобы разъехаться, нужно было ему сдавать назад, он не хотел. Я назад сдавать не хотел, у меня были запотевшие стекла, и сзади уже стояли транспортные средства, которые ехали за мной. Мне просто некуда было сдавать, и я был, в конце концов, на своей полосе. Меня ждала дома семья. Вышел сотрудник ГИБДД из той машины, с которой мы разъехались, попытался начать регулировать движение. То, что он изображал – это не совсем действия регулировщика. Согласно закону о полиции и административному регламенту, «действия сотрудника полиции, выполняющего регулировку движения, должны быть всем ясны и понятны, не должны инакотрактоваться». Если я достану видео, я просто докажу то, что я невиновен. Его движения не то что были не совсем понятны – вообще было непонятно, что он изображал. Он сначала остановил все движение, потом этому товарищу на черном «чиновозе» предложил двигаться назад. Естественно, для того, чтобы нам разъехаться, а ему встроиться в свою полосу, мне пришлось начать движение и двигаться дальше. И в этот момент начала совместного движения сотрудник ГИБДД какое-то странное движение сделал в направлении моего автомобиля и «Ой, вы на меня наехали». Я так понимаю, что мало народу, желающего уступать проезжую часть, поэтому, видимо, какие-то прецеденты были на Рублево-Успенском шоссе, я читал в Интернете. Я думаю, у него это уже было отрепетировано дома перед зеркалом, как ему следует поступать в том случае, если какой-то автомобиль начинает движение в его сторону. Я сейчас не могу утверждать, у меня впереди процессуальные действия, могут вскрыться какие-то обстоятельства. Я еще не застрахован от того, что уголовное преследование закончится. Но я уверен точно, что сотрудник ГИБДД находился на достаточном расстоянии слева от моего автомобиля, чтобы я, начав движение для объезда этого Кирьянова, не смог на него наехать, даже если бы хотел.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, что на протяжении всех событий у вас был включен видеорегистратор, соответственно, на нем есть запись этого инцидента?

Коровин: Должна быть.

Белоголовцев: Вы этот видеорегистратор когда видели в последний раз?

Коровин: Когда у меня его изымал представитель Следственного комитета.

Белоголовцев: Со слов вашего адвоката мы слышали, что на машине на той стороне, которой вы якобы наехали и сбили сотрудника ГИБДД, была пыль.

Коровин: У меня на телефоне были кадры, когда я подошел к сотруднику, я сказал, покажите мне, перестаньте паясничать, покажите ногу. Он всячески уворачивается, не показывает мне ногу. Потом в итоге я увидел, что она даже не была испачкана, она просто была намочена от дождя. Пыль и загрязнение на бампере так и остались.

Белоголовцев: А что за история со 22 штрафами?

Коровин: Это информационный вброс. Если бы эти штрафы были, элементарно суд бы мне предъявил эти 22 штрафа. Суд, куда меня привезли, не рассматривал никакие 22 штрафа, он рассмотрел всего лишь один штраф, который я получил за неправильно припаркованный автомобиль в марте. Тогда был сильный снегопад, я просто застрял на обочине и пошел найти средство, чтобы его вытащить. Там оказалось такое место, где часто эвакуируют, и в этот момент автомобиль эвакуировали. Постановление 23 мая об этом штрафе. А 24 мая ОВД Барвиха меня закрывает на сутки по этому неоплаченному штрафу. Это не просто юридический нонсенс – это грубейшее нарушение моих прав.

Белоголовцев: А как это аргументировали?

Коровин: У меня есть 10 суток на обжалование и 60 суток на оплату этого штрафа. Я его получил 23. Аргументировали они очень просто: ты обидел очень серьезного человека. Конечно, не на камеру это говорили. Я столкнулся с интересным моментом: 90-95% сотрудников полиции, прокуратуры, Следственного комитета, с кем мы сталкивались, в массе своей высказывали, если не в открытую, свое одобрение, что их задолбало все, что творится на Рублево-Успенском шоссе, что все стоят, а эти ездят. Они не просто объезжают пробки, они встают в левую полосу, на встречке на протяжении всего участка пробки, просто доезжая до своих дач, как они хотят. Представьте, в пятницу вечером заместитель министра внутренних дел едет в направлении области. У него там что-то оперативное? Кто в это поверит?

Белоголовцев: Ни для кого не секрет, что некоторое количество обиды на вас у системы правоохранительных  органов накопилось: парковки, столбики, палатки, эта история. Когда вы проводите какую-то акцию или рейд, насколько вы готовы к тому, что вы с нее, может быть, не вернетесь домой или вернетесь, но не очень скоро?

Коровин: Это сложный вопрос. Я не могу сказать, что я не боюсь ничего, это было бы ложью. Не боятся всего только люди умалишенные. Чувство стыда за страну, за то, во что ее превратили за 14 лет, пересиливает чувство страха. Может быть, это пафосно, банально, но это правда.

Белоголовцев: Конечно, хочется надеяться, что все закончится хорошо и безболезненно для вас. Но если возбудят уголовное дело по той или иной статье, вы понимаете, что вы скажете жене, ребенку?

Коровин: Я скажу дочери, когда она подрастет: твой отец боролся за гражданское общество в этой стране, за то, чтобы тебе не было стыдно, чтобы тебе не хотелось уехать. Один из моих близких родственников абсолютно аполитичный человек, никогда не поддерживал оппозицию, всегда был за режим, но он подходит недавно ко мне и говорит: «Вадим, ты же понимаешь, что страна несется в тартарары. Может быть, вам надо уже уезжать?» Я был шокирован. Даже этот человек понимает, что страна на грани какого-то раскола, тектонического разрыва. В какой стране мы будем жить через 10-20 лет, если ничего не меняется? Может быть, это уже будет кучка маленьких государств, воюющих между собой? 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия