Вадим Колесниченко, «Партия регионов»: никто не ожидал, что войска «Беркута» применят огнестрельное оружие

Здесь и сейчас
18 февраля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Ситуацию в Киеве мы обсудили с депутатом украинской «Партии регионов» Вадимом Колесниченко.

Лобков: Скажите, пожалуйста, мы с вами говорили до молниеносной зачистки улицы Грушевского, практически силы «Беркута» дошли до Майдана. Почему это произошло именно сегодня, не тогда, когда начались первые выступления на Грушевского? Не раньше, а почему сегодня была дана отмашка на эту молниеносную операцию? И были ли вы в курсе, что она произойдет именно сегодня?

Колесниченко: Первое – на протяжении двух месяцев власть демонстрировала свою толерантность и уважение к (так называемым) мирным протестующим. При этом мы прекрасно понимали, что мы находимся под пристальным вниманием Европы и Америки, которые, по сути, провоцировали то силовое противостояние, которое мы видели на протяжении последних трех месяцев. И те переговорные процессы, которые вела власть, отступая и уступая, были связаны только с одним – не допустить гражданского противостояния, не допустить «югославского варианта», сохранить Украину стабильной и не разрушенной. После известных переговоров, отставки правительства, введение в действие очередного закона об амнистии, которым были выпушены на улицу бандиты и погромщики, по команде Тягнибока, Кличко, Яценюка и Луценко в воскресенье уже формировались колонны для так называемого мирного давления Верховного совета. Суть никто не скрывал. Они говорили следующее: мы будем давить на депутатов и понуждать их голосовать. Мы их там заблокируем, пока они там не примут выгодное нам решение. И окончательная отмашка произошла вчера, когда Тягнибок, извините, Яценюк и Кличко получили карт-бланш от Меркель, поехав к ней на переговоры, до какого уровня можно довести эскалацию. И никто сегодня не ожидал, что будет применено огнестрельное оружие, что будут применены «коктейли Молотова» и все то, то мы видели сегодня.

Лобков: А разве у «Беркута» не было огнестрельного оружия? Мы наблюдали по очень многим кадрам, что «Беркут» пытается вести в этом дыму прицельный огонь по демонстрантам?

Колесниченко: Если вы следили за ситуацией, на протяжении трех месяцев ни разу внутренним войскам и «Беркуту» не выдавали огнестрельное оружие – это первое. И второе: сегодня в полдвенадцатого во дворе нашего комитета затащили трех беркутовцев, ребят, избитых в хлам. Они говорят: «Что же это такое? Нас избивают, а нам дали приказ не отвечать?» Это то, что я реально видел, и то, с чем  я реально столкнулся. Огнестрельного оружия «Беркуту», милиции не выдавали.

Лобков: А из чего же тогда они стреляли?

Колесниченко: Это для дыма, шумовых гранат…

Лобков: Нет, это было стрелковое оружие, трудно сказать, это был автомат Калашникова или что-то другое, но это было стрелковое оружие.

Колесниченко: Какой мне смысл с вами спорить? Есть четкий приказ – нарезного оружия ни у кого не было. Однако все кадры видели, как стреляли из мелкокалиберных винтовок, из пистолетов так называемые  активисты Евромайдана. Я думаю, что это тоже никто оспаривать не будет. И рассказ о том, что вдруг внезапно почему-то вспыхнуло противостояние, когда одномоментно двинулись люди со всех сторон, охватив кольцом протестный квартал, это говорит об одном: акция была хорошо спланирована, хорошо подготовлена, и, безусловно, это привело к тому, что на первом этапе силовики были захвачены врасплох.

Лобков: Что можно сказать о тех девятерых погибших, из которых семь – гражданские лица? Эти гражданские лица стали жертвами полиции? Они стали жертвами огнестрельных ран, поскольку доктора говорят именно об этом, или это случайно погибшие люди?

Колесниченко: Я не специалист-патологоанатом, но я четко знаю, что мужчина по фамилии Захарченко возраста 63 года, старичок весом, наверное, килограмм 47, который просто-напросто выписывал пропуска, был сегодня зверски убит в офисе «Партии регионов» не из огнестрельного оружия, а был забит арматурными прутьями. Поэтому надо четко адекватно давать ответы, что же происходило. Пятеро работников милиции ранены из огнестрела, двое, насколько мне известно, погибшие. Один – от выстрела в шею, другой – от выстрела в грудную часть тела. Кто в них стрелял из нарезного огнестрельного оружия?

Лобков: Но были и погибшие со стороны демонстрантов. Вы не отрицаете это?

Колесниченко: Я не хочу уподобляться тем СМИ, которые нам постоянно рассказывают о зверствах «Беркута». И ваш канал, в том числе, регулярно, с интервалом в 5-6 дней, рассказывает то о неких строителях, которых «Беркут» выволок, обливал холодной водой на морозе, и мы уже месяц ищем этих строителей, то русские снайперы с русским акцентом, то похитители некоего лидера Автомайдана, которые говорили на русском языке с русским акцентом. Проходит два-три дня, и все это испаряется, как дым. Поэтому на сегодняшний день кроме погибших работников милиции и убитого сотрудника офиса «Партии регионов» официальных жертв нет. Все остальное – придумки, о которых можно рассказывать. Найдено два трупа на баррикаде. Один – мужчина лет 60-ти с  документами двух типов: один документ – пенсионное удостоверение гражданина Украины, а второй документ – паспорт гражданина Грузии. Оба документа с одинаковой фотографией. Второй труп – женщина. Причина смерти сейчас устанавливается. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.