В Жанаозене до сих пор находят могилы неопознанных жертв

Здесь и сейчас
25 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Бывший аким – так называется должность градоначальника, – осужден по статье «Приготовление к преступлению и покушение на преступление».
О том, почему казахские власти не ограничились преследованием политической оппозиции после массовых беспорядков – поговорили с Айнуром Курмановым, сопредседателем Социалистического движения Казахстана в прямом эфире.

Почему именно такое продолжение имеет это дело?

Айнур Курманов: Здесь несколько причин: но это не только причуды казахстанской Фемиды, это в первую очередь политические причины. Связаны они с недовольством местного населения – рабочих, нефтяников города Жанаозен, которые почти восемь месяцев до этого бастовали. Мы видим, что весной и летом этого года прошли судебные процессы над участниками этой массовой забастовки. 17 человек осуждены на разные сроки, а господин Сорбопеев получил условное наказание, потом был освобожден. Это привело к целой цепочке акций протеста: в июле была политическая забастовка в Жанаозене с требованием освобождения всех арестованных нефтяников, и поэтому власти вынуждены были пересмотреть итоги прежних заседаний суда.

То есть местные жители требовали сурового наказания для бывшего градоначальника?

Айнур Курманов: Они сравнивали мягкое наказание в отношении чиновников с участниками забастовки, которые сами подверглись расстрелу, но оказались в тюремных застенках.

Как сейчас выглядит жизнь в этом городе, который так пострадал?

Айнур Курманов: Внешне якобы ситуация там наладилась, но понятно, что такое большое количество пострадавших во время этого расстрела 16 декабря безусловно нанесло очень большой ущерб в душе многих людей. Поэтому я думаю, что это не последняя крупная забастовка, тем более что массовые выступления и забастовки там идут с 2008 года. Сейчас, после расстрела, многие соратники тех людей, которые сидят в тюрьмах, родственники убитых и раненых и дальше будут отстаивать и добиваться освобождения и выяснения правды.

А денег дали в итоге людям? Это же самое простое – дать денег и таким образом погасить недовольство.

Айнур Курманов: Нет, на этот раз власти не пошли на уступки. Более того, эти 2,5 тысячи человек, которые были уволены в результате забастовки, не были восстановлены на прежние места работы.

То есть все они до сих пор безработные?

Айнур Курманов: Им предоставили работу в неком ТО с уже меньшей зарплатой, с худшими условиями труда  и так далее.

У них изначально были претензии к власти центральной, то есть к Назарбаеву, или к городским властям? Хочется понять, действительно ли какое-то отношение к этому всему имел градоначальник?

Айнур Курманов: Градоначальник там играл существенную роль, особенно в период перед разгоном массовой забастовки. По данным самих нефтяников, сам господин Сорбопеев участвовал в провокации на центральной площади в Жанаозене, когда заставлял местных предпринимателей ставить палатки, юрты. Рабочие непосредственно к нему обращались с письменным заявлением относительно того, что за несколько дней до этого митинга и расстрела готовятся провокации, с требованием предоставить им возможность мирно выйти на митинг. Господин Сорбопеев отказал. То есть он непосредственный участник данных событий.

Как Вы думаете, сколько на самом деле было жертв? Или неофициальные и официальные данные совпадают?

Айнур Курманов: Я думаю, что жертв намного больше. Мы с самого начала говорили, что около 70 человек, не 15. Наши данные подтверждаются высказываниями местных жителей и тем, что журналисты показали новые места захоронения, там же в Мангистауской области. Это старые православные кладбища, другие места, где были захоронены неучтенные граждане, рабочие и жители города Жанаозен.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.