В зале суда по делу Егора Свиридова прокурор шутил с потерпевшей

Здесь и сейчас
5 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Аслан Черкесов, обвиняемый в убийстве футбольного болельщика Егора Свиридова, на сегодняшнем заседании Мосгорсуда заявил отвод государственному обвинителю.

Черкесов пояснил, что до выхода судьи в зал заседания он наблюдал смех и вызывающее поведение потерпевшей и прокурора. На его взгляд, это свидетельствует о том, что они давно и очень тесно знакомы.

В таком случае, считает Черкесов, рассмотрение дела при участии этого прокурора невозможно. Этот отвод поддержали и другие подсудимые. Однако гособвинитель Мария Семененко заявила, что ранее с потерпевшей знакома не была. В итоге суд в отводе гособвинителя отказал. Дело об убийстве Егора Свиридова рассматривается в открытом режиме с участием присяжных. На процессе находится наш корреспондент Илья Васюнин.

В день начала судебного процесса пришла следующая статистика: почти четверть старшеклассников московских школ в той или иной степени оправдывают деятельность националистически настроенной молодежи.

Эти данные прозвучали на коллегии столичной прокуратуры. Заместитель прокурора Москвы Владимир Юдин поставил перед прокурорами задачу заняться "профилактикой экстремизма среди подростков", напомнив о событиях декабря прошлого года на Манежной площади.

На связи с телеканалом ДОЖДЬ Александр Маркович Верховский, глава информационно-аналитического центра "Сова".

Изюмская: Ваши данные совпадают с официальной статистикой?

Верховский: Мы социологическими замерами все-таки не занимаемся, но те социологические исследования, которые я знаю, последние 10 лет показывали, что молодежь настроена гораздо более ксенофобно, чем среднее поколение. Эта ситуация, видимо, только усугубляется.

Изюмская: По вашему мнению, та профилактика, которую сейчас ведут органы охраны правопорядка – она достаточна? Владимир Юдин поставил задачу более серьезно заниматься профилактикой – что это может быть, какие это могут быть меры?

Верховский: Честно говоря, я не очень понимаю, какие это могут быть меры по отношению к этой четверти школьников. Они же не правонарушители и не состоят, наверное, ни в каких таких группах – не может же четверть состоять. С ними прокуратура работать все равно не может и не будет. С ними должны работать папа, мама, школьные учителя. Это гораздо эффективнее, чем прокурор.

Изюмская: Известно о каких-нибудь школьных программах, в частности, в Москве, которые являлись бы профилактикой экстремизму?

Верховский: Всем известно – у нас есть регулярные уроки толерантности в школе. По-моему, они являются исключительно предметом юмора среди школьников, потому что они совершенно оторваны от жизни. Там так абстрактно рассказывают о том, какие люди бывают разные и хорошие, о костюмах национальных или еще каких-то таких вещах. Но люди не любят других не из-за того, что у них костюм не такой, а по другим причинам. Эти конкретные вещи надо обсуждать, ближе к жизни.

Изюмская: А на ваш взгляд, что могло бы быть по-настоящему действенной профилактикой?

Верховский: Во-первых, я думаю, что особенного оптимизма тут испытывать не следует. Проблему нельзя решить быстро, четверть – это огромный процент. И это значит, что надо действительно обсуждать конкретные конфликтные ситуации в школах, обсуждать их в каком-то конструктивном ключе. Это должно помочь отчасти. Я думаю, что надо менять школьные программы, потому что  они сейчас очень этноцентричные, то есть у нас история проходит как история какой-то борьбы народов. Это проецируется на повседневную жизнь. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.