В смерти Веры Трифоновой больше никто не виноват

Здесь и сейчас
11 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Дело о гибели в СИЗО Веры Трифоновой закрыто. Сегодня Мещанский суд прекратил уголовное дело в отношении врача Александры Артамоновой, которая устанавливала Трифоновой катетер и обвинялась в причинении смерти по неосторожности.

В виновность врача с самого начала не верили даже потерпевшие - родственники Трифоновой. Они считают, что настоящие виновники - это тюремные врачи и следователь, который оставил больную обвиняемую под стражей.

Врач анестезиолог-реаниматолог Московского областного НИИ имени Владимирского Александра Артамонова сегодня сама попросила прекратить дело за истечением срока давности. Она объяснила это тем, что просто устала от судебных тяжб.

Артамонова: Я не готова к длительной борьбе, которая может затянуться на год, а может быть и больше. У меня уже просто нет, честно говоря, сил на это, эти бесконечные судебные заседания. Я, естественно, считаю, что я все сделала правильно и, естественно, я не признаю свою вину, это само собой, но просто физически и морально я не готова к такому процессу.

Александру Артамонову обвиняли в причинении смерти по неосторожности Вере Трифоновой - предпринимателю, которая обвинялась в мошенничестве и сидела в СИЗО.

Артамонова видела Трифонову один раз - она поставила ей катетер в бедренную артерию 23 апреля 2010 года, через неделю пациентка умерла в изоляторе. Даже потерпевшие - семья Трифоновой и ее адвокат - считали, что вины Артамоновой в смерти арестантки нет. У Трифоновой был сахарный диабет, в СИЗО болезнь дала осложнения. Катетер - такое довольно громоздкое устройство длиной около 12 см с 20-сантиметровой трубкой - Артамонова установила Трифоновой, чтобы проводить гемодиализ и специально оставила в артерии, а не забыла.

По мнению защиты Трифоновой, виноваты в ее смерти были как раз тюремные врачи, которые неправильно ухаживали за катетером - промывали его физраствором с концентрацией гепарина в концентрации в 200 раз меньше нужной.

Адвокат Веры Трифоновой Владимир Жеребенков собирался выступать в процессе по делу Артамоновой как свидетель защиты. Доказав ее невиновность, он рассчитывал привлечь к ответственности как раз тюремных медиков, а также следователя Сергея Пысина, который вел дело Трифоновой.

Жеребенков: Я считаю, что врач Артамонова абсолютно не виновата. И виноват следователь Пысин, который организовал незаконное лишение свободы, фактически лишил ее медицинской помощи, поскольку ее в тюрьме оказать не могли. Ну, и в дальнейшем, перекидывал из одной тюрьмы в другую, требовал признательные показания, только в случае, если она себя оговаривает, освободить ее из-под стражи. Соответственно, в его действиях явно имеется злоупотребление полномочиями, но почему-то органы расследования не хотят принимать решение. Почему? Я прекрасно понимаю - свой. Возникнут вопросы к следователю, соответственно, возникнут вопросы и к прокуратуре и к руководителям Следственного комитета, то есть ко всей системе.

На следователя Пысина, о котором говорит Жеребенков, уголовное дело тоже заводили, но не дошло даже до предъявления обвинения.

Его допросили как подозреваемого по статье «Халатность», а потом отпустили под обязательство о явке. Сейчас Пысин уже полтора года в отпуске по уходу за ребенком, а дело заглохло.

Ну а врачей СИЗО «Матросская тишина», начальника медчасти изолятора, начальника СИЗО Фикрета Тагиева к ответственности по делу вообще не привлекали. И, как говорит Владимир Жеребенков, сегодняшнее решение суда лишило защиту последней надежды доказать вину тюремных медиков - фактически дело закрыто, следователи формально все сделали правильно, и искать виновных больше нет необходимости.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.