В России не осталось табачного рынка

Здесь и сейчас
22 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Россия потеряла табачный рынок. Компания "Донской табак" может быть продана уже в марте британской Imperial Tobacco, желающая увеличить свою долю на российском рынке. Если сделка состоится, иностранный бизнес консолидирует около 99% российского табачного производства.

Компания Донской табак известна не только курильщикам. Недавно она оказалась в эпицентре скандала - августе 2011 года ее обвинили в пропаганде курения среди детей. Компания выпустила новые марки сигарет – Sweet Dreams, Kiss и Play. Пачки были оформлены в подростковом стиле.

"Донскому табаку" также приписали создание сайта "Девичья курилка", где, кроме прочего, рассказывалось о том, как лучше всего начинать курить. Из-за общественного давления компания была вынуждена снять с производства марки сигарет до разработки нового дизайна

"Донской табак" входит в группу "Агроком", которая почти на 90 % принадлежит супруге депутата Государственной Думы Ивана Саввиди. Сам депутат подтвердил, что продажа компании возможна. За последние двадцать лет большинство российских крупных табачных предприятий, включая "национальные бренды", такие как "Ява", перешли под контроль иностранных табачных корпораций

Обсудили, что же теперь ждет табачный рынок России с сопредседателем "Российской антитабачной коалиции" Дарьей Халтуриной.

Казнин: Изменится что-то на ваш взгляд?

Халтурина: В общем-то, мало что изменится. На самом деле, любые табачные компании, это компании, продающие вредный смертоносный продукт, вызывающий наркотическую зависимость. По большому счету нам все равно это массовые киллеры российские или транснациональные. Вот нам…

Казнин: Рекламы вот этой вот не будет, по крайней мере, на самом деле, правда чудовищный?

Халтурина: Почему же? Она будет, просто она будет брендом, который будет принадлежать Imperial Tobacco.

Изюмская: Просто у них немножко другие этические кодексы выработанные на западе, нет? Или на нашем рынке они соблюдают наши этические кодексы, точнее, их отсутствие.

Халтурина: Конечно. Это же не только вот эта компания. Все транснационалы у нас разработали марки сигарет, которые направлены на детей. Это далеко не только kids, просто kids в связи с тем, что господин Саввиди может быть не очень отесанный международными какими-то еще боями, судами, они уж ну совсем открыто делают. На самом деле, это все делают. Сигареты в розовом, со стразами, с цветами, с бабочками, просто достаточно заглянуть в любой табачный ларек.

Изюмская: То есть вы считаете, что с точки зрения российской экономики ничего страшного, что мы фактически табачный рынок отдали иностранцам?

Халтурина: Это хорошо. Понимаете, нам трудно бороться со своими бизнесменами, которые там говорят, что мы такие кормильцы, мы там кого-то кормим, поим, выбираем патриарха, как у нас Иван Саввиди патриарха выбирал. И гораздо проще бороться с транснациональной табачной индустрией. Потому что, ведь сейчас у нас Иван Саввиди покидает ряды депутатов, вот с такой репутацией он больше не переизберется. Но свято место пусто не бывает. Транснациональная табачная индустрия заслала нового лоббиста в Государственную думу - Надежду Школкину, которая в течение последних 7-ми лет представляла Japan Tobacco, Phillip Morris, и балтийскую табачную фабрику, которую обвиняют в том, что она просто гонит контрабанду для Евросоюза. Поэтому у нас сейчас новый депутат, который будет представлять всю табачную индустрию, и при этом еще транснационально. Вот такие у нас народные избранники. Вот как вы считаете, это нормальная вообще ситуация?

Казнин: У нас один лоббист в Госдуме табачный?

Халтурина: У нас лоббистов конечно много. На самом деле, их десятки, но это просто человек, который вопиюще 7-мь лет представлял Совет по развитию табачной промышленности, который включал две крупнейшие транснациональные компании. Одна из которых принадлежит государству Японии, которая в общем-то нам не дружественна, мирного договора нет, к сожалению. А сейчас этот совет возглавляет муж Школкиной, Эдуард Воронцов. То есть по-прежнему семья Школкиной занимается табачным лоббизмом.

Изюмская: Но при этом вы сказали, что с транснациональными компаниями антитабачному лобби будет проще бороться.

Халтурина: Да. Нам проще будет бороться с точки зрения идеологической, потому что, у них не будет возможности строить из себя каких-то отцов нации так далее. Но с точки зрения профессионализма, вот то что выдает транснациональное табачное лобби, это просто что-то невероятный уровень лоббизма, уровень изощренности, конечно же наши табачники, водочники они не могут с этим тягаться. Именно поэтому Саввиди в общем-то и сдал все свои позиции.

Изюмская: Борьба выходит на новый уровень.

Халтурина: Она всегда на этом уровне была. Просто Саввиди он не потянул этот уровень лоббизма, когда там в Москве, наверное, не знаю, человек 800 лоббизмом табака занимаются. Когда настолько все изощренно, что в общем-то не поймаешь за хвост, вот его поймали за хвост. Но касательно одной из причин решения Ивана Саввиди продать, я считаю еще и помимо этого скандала с детскими марками то, что благодаря давлению медицинского сообщества у нас прекратилась практика бесплатной выдачи сигарет солдатам. Представляете, наше государство годами, десятилетиями закупало у Саввиди сигареты, и выдавала бесплатные солдатам в паек, чтобы они уж точно, когда в 20 лет вышли из армии, уж точно имели никотиновую зависимость.

Изюмская: То есть вы хотите сказать, что это вы Ивану Саввиди яму выкопали?

Халтурина: У нас, почему же мы. Мы не одни, есть у нас еще, например, Лига здоровья нации…

Изюмская: Я имею в виду антитабачники.

Халтурина: Ну мы конечно же определенное давление оказываем. Я надеюсь, что какая-то наша скромная доля есть, но в принципе, я считаю, что Россия немножко развернулась от вот этой беспомощности полной перед этим жутким лоббизмом табачной компании к какому-то зарождающемуся самосознанию.

Казнин: Вы так говорите, Россия, безадресно. Но ведь как правило, такие компании все равно вынуждены соблюдать законы. А если, например, на государственном уровне, скажем так, не особенно переживают за то, будет курить 15-летний подросток каждый, я не знаю, пятый в стране или не будет. То и какой спрос с этих самых компаний?

Халтурина: Самое ужасное, когда табачные компании пишут законы. Это им помогает наличие таких лоббистов в думе как Саввиди и Школкина. И у меня очень много примеров того, какие законы именно были написаны этими двумя людьми и их помощниками, людьми работающими. И поэтому, у нас самый первый уровень курения в мире, что просто у нас сверхлиберальное законодательство, самые низкие акцизы. Реклама полностью разрешена, хотя она запрещена, извините, в Белоруссии и Казахстане. В таких вот странах не совсем богатых. И курить у нас можно где угодно в общественных помещениях, на пачках сигарет какие-то совершенно неэффективные предупреждения. Вот это благодаря вот этим людям. Я считаю, что все, кто лоббирует табак – руки в крови, у Школкиной и Саввиди в том числе.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.