В Москве появилась еще одна "горячая" лесная точка - Тропаревский парк

Здесь и сейчас
27 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
На карте Москвы появилась еще одна горячая "лесная" точка. Сегодня в Тропаревском лесопарке состоялся народный сход жителей района, на котором жители решили, нужно ли им благоустройство парка по проекту московских чиновников. Депутат муниципального округа Тропарево-Никулино Владимир Гарначук рассказал подробности в студии ДОЖДЯ.
Недовольство местных жителей вызывают "работы по благоустройству территории", которые начались в конце сентября в Тропаревском лесопарке или, как его называют местные, Березовой роще. Жители недовольны тем, что проект работ не согласовали с ними. Также жители района опасаются, что строительство широких асфальтированных дорог в парке приведет к езде автомобилей по лесу, где в основном гуляют родители с маленькими детьми. Кроме того, техника при проведении работ повреждает грунт и деревья в парке. Власти утверждают, что общественные слушания по проекту прошли еще в 2009 году и работы ведутся в полном соответствии с законом.
Подробности узнали у депутата муниципального округа Тропарево-Никулино Владимира Гарначука.


Павел Лобков: Ну что, еще одна «горячая точка»? Химкинский лес, Цаговский, а теперь еще и Тропаревский?

Владимир Гарначук: Да, вы знаете, у нас совершенно неожиданно возникла еще одна точка. Власти, в очередной раз совершенно не согласовав с народом нашего округа, начали работы по благоустройству парка. Вроде бы здравая идея, но...

Лобков: Но они не рубят же деревья там?

Гарначук: Вы знаете, они просто выкорчевывают корни деревьев. То есть, в принципе, деревья еще стоят, некоторое время поживут, но через некоторое время они начнут просто-напросто засыхать, потому что их корневая система нарушена. Кроме того, идет достаточно серьезное заглубление по дорожкам, которые будут выстраиваться. Соответственно, нарушает естественный дренаж этой лесопарковой зоны.

Лобков: В вашей группе были какие-то экологи, агрономы, которые могут действительно понять какой ущерб нанесен этой природной зоне?

Гарначук: Вы знаете, я включился буквально месяц назад. Меня удивила скорость, с которой самоорганизовались люди. Буквально месяц назад они создали группу в Facebook’е, в которой начали систематизировать свою работу. Там появились уже урбанисты,профессиональные экологи, которые занимаются непосредственно экологическими проблемами. Плюс там появились люди, которые непосредственно занимаются охраной лесов - как раз те, которых вы называете лесниками либо людьми, которые занимаются зелеными насаждениями. То есть они четко понимают, что это целая экосистема, это не просто лес, который сейчас невозможно превратить в обычный сквер, как это пытаются сделать. Это реальный кусочек леса, в котором поют соловьи, в котором достаточно широкая фауна и флора.

Лобков: Для чего это нудно властям? Это ведь дополнительные расходы, которые можно пустить, допустим, на благоустройство тех же самых скверах в придомовых территориях, где действительно нужны и асфальтовые дорожки, чтобы машины разъезжались; возможно, какие-то парковки дополнительно заливать асфальтом, чтобы можно было машины поставить. Почему все эти усилия направлены именно на асфальтирование леса? Вы пытались это узнать?

Гарначук: Я сам не очень понимаю. Там целый блок проблем. Есть еще ЦДТ - это Центральный дом туриста, который находится рядом с этим парком. И по нему мы видели, как проходят общественные слушания. С людьми вообще никто никогда не обсуждает проблематику, связанную с благоустройством района. То, о чем вы говорите. То есть это замена одних работ на другие. И, например, в том же самом парке действительно необходимо проводить какие-то мероприятия по улучшению инфраструктуры, но не в таком виде, как это сейчас делается. И это основная проблема, с которой мы столкнулись: люди возмущены именно тем, что с ними никто не согласовывает.

Лобков: Ну, хорошо, приходит чиновник районной управы, отвечающий за озеленение и благоустройство. И говорит: «У нас специалисты, мы институтам проект заказывали. А вы кто такие?». Что вы ответите на этот вопрос?

Гарначук: Мы отвечаем очень просто. Первое: люди живут там по 40 лет, и они четко понимают какие объекты им нужны. Во-вторых, сейчас появились действительно нормальные урбанисты, которые четко понимают требования законодательства, потому что там явно нарушаются требования законодательства по охране особых природных территорий. И сейчас будет совершенно другой, аргументированный разговор с ними. Потому что сейчас мы уже четко понимаем какие нарушения закона есть и как их оспаривать. Не знаю, если получится, то как раз создание горизонтальных связей между людьми и позволит нам решить проблему, связанную с координацией действий.

Лобков: Хорошо. А вот в 2009 году ведь тоже были муниципальные депутаты.

Гарначук: Какие-то были, да. К сожалению, эти депутаты жили в режиме «инкогнито», я так это называю. Сам я о существовании муниципального собрания узнал только в декабре 2011 года, а о том, что у нас есть муниципалитет - вообще не знал на протяжении всего этого времени, хотя общественной работой занимаюсь достаточно давно. Поэтому как они там влияли - я не знаю, это для меня, например, загадка. Хотя депутат бывшего созыва, который сейчас не прошел через фильтр выборов, он как раз сейчас создал общественный совет «Тропарево», и, может быть, сейчас эта работа начнет координироваться в том числе и этим человеком, который раньше работал в муниципальном собрании.

Лобков: Ну а с властями вы уже общались? Или что, вы, там, своими телами бульдозеры перегораживаете? Что вы делаете вообще?

Гарначук: Вы знаете, пока до бульдозеров еще не дошло. Общий бюджет по благоустройству парка составляет 45 миллионов рублей - полтора миллиона долларов. В принципе, на эти деньги можно сделать очень хороший парк с европейской, я бы сказал, инфраструктурой. Но то, что происходит там сейчас - меня, конечно, удивляет. Люди настроены решительно, но, на мой взгляд, время для решительных действий пока не настало. Я очень надеюсь, что власти района и префектуры смогут понять, что в данном случае необходим диалог между обществом и властью. Это, наверное, ключевое слово, которое необходимо применять.

Лобков: Спасибо. Надеюсь, что вы все-таки встретитесь с представителем властей и вам не нужно будет устраивать там палаточные лагеря и преграждать ход бульдозера своими телами. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.