В Кремле могут пить шампанское, Путину удалось сорвать соглашение об ассоциации с ЕС, но радоваться рано, Таможенного союза тоже не будет

Здесь и сейчас
21 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Народный депутат Украины от партии «Батькивщина» Андрей Шевченко и народный депутат Украины от Партии регионов Дмитрий Святаш спорят о том, почему Янукович передумал идти в Европу.

Дзядко: Добрый вечер! Я надеюсь, что вы нас слышите оба. Скажите, на протяжении последних недель, пока разворачивалась эта интрига, и все следили за тем, какое решение примет Украина, все-таки общим местом было представление о том, что решение будет приниматься в Раде. Даже несмотря на то, что сегодня днем были отклонены все законопроекты, которые позволяли бы Юлии Тимошенко выйти на свободу, оставалось ощущение, что это может не стать преградой подписанию документа с Европейским союзом, тем более, что ходили слухи, что европейские политики готовы закрыть на это глаза. Однако в итоге окончательное решение было принято, по сути, Виктором Януковичем. Что произошло?  Где произошел сбой?

Святаш:  Еще раз добрый вечер. На самом деле сбоя не произошло, мы на сегодняшний день – мы имеется в виду большинство, потому что оппозиция, как правило, не голосовала за многие эти законы – мы не приняли в Верховном совете только два закона. Это закон о прокуратуре, который практически готов, но в который было внесено 600 поправок, то есть это технически сложно принять, но принимать их, безусловно, нужно, и мы будем его принимать вне зависимости от решения в Вильнюсе и решений наших европейских партнеров. И закон о лечении за рубежом. На самом деле, скажу откровенно, желания особого подписывать подобный документ лично у меня не было никогда, учитывая то, что данный закон был абсолютно беспрецедентен и принимался по одному человеку, который украинским судом признан преступником. Я считаю, что это неправильно. Но это то, что делалось в Верховном совете. Параллельно с этим правительство проводило  переговоры экономического характера. И когда мы не увидели, в конце концов, четких сигналов по поводу финансовой поддержки, по поводу допуска украинских товаров на рынки Евросоюза, и наоборот, прихода европейских товаров в Украину без пошлины и беспрепятственно, действительно, посчитали, что не можем себе в данный момент времени позволить такую экономическую роскошь.

Дзядко: Ответ ясен. Андрей, как вы ответите на этот же вопрос? Насколько нелогичным для вас кажется сегодняшнее заявление Виктора Януковича?

Шевченко: Конечно, это разворот внешней политики. Здесь не должно быть никаких иллюзий. В парламенте особого оптимизма по поводу законов не было изначально, но я думаю, что всех шокировал тот цинизм, с которым этот поворот был сделан. Атмосфера, в которой он произошел. Эти постоянные обещания и срыв договоренностей, откровенное выпрашивание денег в Москве и в Брюсселе. Я думаю, то, что мы видели в последние недели, это просто неприлично. Украинская власть, как мне кажется, на глазах теряет последние капли доверия и в глазах наших российских партнеров, и в глазах Европейского союза. Я думаю, что для моей страны будет очень сложно после этого строить отношения и с Европой, и с Россией. То, что мы видели, это было просто неприлично и продолжается неприличная торговля. Мне кажется, президент Янукович заигрался в этой торговле, и я думаю, что это обещает серьезные проблемы и для страны, и для его команды.

Арно: Официальная причина приостановления переговоров с ЕС – необходимость развивать отношения с Россией и СНГ. Означает ли это, что Украина сделала свой выбор, и этот выбор в пользу России?

Святаш: Внешняя политика Украины базируется на законе о внешней политике Украины. Там четко указано евроинтеграционное направление политики, однако мы будем выстраивать равнозначные отношения.

Дзядко: Я прошу прощения, я вас перебью, Дмитрий, но, по факту, сегодня был сделан шаг в сторону от евроинтеграции Украины.

Святаш: Сегодня был сделан шаг по нормализации экономических отношений с Таможенным союзом, в первую очередь, с Россией. Мы не можем себе позволить потерять такой, наверное, первый рынок для наших товаров и услуг. Поэтому приостановиться – не значит развернуться, а договариваться с ближайшим экономическим партнером – это элементарный экономический прагматизм.

Дзядко: Правильно ли я понимаю, что, по сути, сегодня мы наблюдаем, что Украина поддалась давлению Москвы, которая имела место все последние месяцы, и приняла то решение, которое приняла, под давлением российских властей?

Святаш: Безусловно, позиция России сыграла свою роль, но существует еще внутренний крупнейший украинский товаропроизводитель, традиционные рынки которого являются Россия и Казахстан, были у президента, проводили совещание с президентом Украины, в кабинете министров, и практически требовали нормализовать отношения с Россией, потому что иначе будет чревато увольнением сотен тысяч людей.

Дзядко: Скажите, Андрей, правильно ли мы понимаем, что украинская оппозиция,  парламентская и, вероятно, не парламентская, с нынешним решением кабинета министров не то, чтобы собирается как-то мириться, и уже, как и было сказано в репортаже нашей коллеги Карины Орловой, готовит в ближайшие выходные какие-то массовые протесты в Киеве? Зачем?

Шевченко: Тихон, перед тем, как ответить, два слова по поводу давления России. Я думаю, что, конечно, в Кремле сегодня могут  пить шампанское. По факту, Кремлю удалось сорвать подписание соглашение об ассоциации. Но с другой стороны, я бы на месте Владимира Путина не обольщался. Думаю, что Таможенного союза тоже не будет. Это такой стиль поведения нынешней украинской власти: обещать и не выполнять. Думаю, что это серьезный предмет для размышления наших российских друзей. Кто на самом деле более выгоден здесь, в Киеве – проевропейская власть, которая будет понятна, предсказуема и надежна в выполнении обещаний, или такая противоречивая  и коварная власть, которая обещает и не выполняет. Но с другой стороны, конечно, в первую очередь это внутренняя украинская история. Мы готовим большие уличные акции на воскресенье. Думаю, что за последние месяцы страна сделала свои выводы. Вы знаете, что по украинской социологии впервые за украинскую историю число сторонников Европейского союза перевалило за 60%. Около 30% - сторонники Таможенного союза. Большой внутренний вопрос, каким образом примирить эти два разных взгляда на будущее страны. Но, мне кажется, что стратегический выбор за последние полгода страна все-таки сделала.

Арно: Андрей, а есть ли какая-то официальная реакция Юлии Тимошенко?

Шевченко: Сегодня утром на заседании нашей фракции мы получили письмо от Юлии Тимошенко, она призвала сегодня нас голосовать за все без исключения законопроекты, нужные для евроинтеграции в любой редакции, которую может предложить власть. Мы знаем, что ее позиция – голосовать и поддерживать все, что может нам помочь подписать соглашения. Я думаю, что сегодняшнее решение украинской власти ее должны шокировать не меньше, чем всех нас. Я думаю, что если бы она сейчас была на воле, она бы тоже готовила уличное мероприятие на воскресенье. И я думаю, что она все еще верит, как и мы, что до вильнюсского саммита еще могут быть какие-то изменения.

Дзядко: То есть у вас есть хоть малейшая надежда, что это возможно?

Шевченко: Тихон, это теоретически, наверное, утопический шанс, но как мы уже сегодня много говорили о Януковиче, у вас была замечательная вставка о том, как работает его мозг, я думаю, что в его… Сегодня утром в Вене он заявил, что идет нормально, по плану, и Украина продвигается в сторону евроинтеграции. Через два часа было решение правительства в Киеве. Я не удивлюсь, если Янукович в его воображении все еще продолжает торговаться и с Москвой, и Брюсселем. Другое дело, что я не вижу, как в таком режиме можно договариваться с партнерами, что на Востоке, что на Западе. Но, очевидно, для Януковича это уже другой вопрос. Мне кажется, что украинская власть упустила тот момент, когда можно было пропетлять между разными договоренностями. Они думали, что можно будет переложить ответственность на парламент, на кого-то другого. Сейчас все понятно: все зависит от Януковича, и все, с кем он договаривался, предъявляют свои счета.

Дзядко: У меня последний, наверное, вопрос. Это вопрос к Дмитрию. Скажите, сегодня наравне с объявлением о том, что договоры с Европейским союзом приостановлены, также было объявлено о создании некой трехсторонней комиссии Украина – Россия – Европейский союз. Что это за трехсторонняя комиссия, и какая у нее основная цель? Каким-то образом примирить желание Украины быть и там, и здесь, но одновременно и не там, и не здесь? Или что?

Святаш: Речь идет о создании такой комиссии.

Дзядко: Да, было заявлено о желании ее создать.

Святаш: Больше информации в прессе не было, но я думаю, что одним из ключевых вопросов будет транзитное положение Украины между Россией и Европой, транзит энергоносителей, в первую очередь, газа в контексте цены  на газ для Украины. Это будет один из основных вопросов. Также вопрос возможной гармонизации нашего законодательства и стандартов для поступления украинских товаров на рынок Европы. Это мои предположения, я не работаю в кабмине.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.