«В Брянской области это настоящая катастрофа». В московской гари нашли чернобыльский след

Здесь и сейчас
13 октября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Дым в Москву пришел от горящих торфяников в зоне «чернобыльского следа» на западе Брянской области. Об этом в понедельник, 13 октября, сообщил в эфире Дождя руководитель лесной программы российского «Гринписа» Алексей Ярошенко.

По его словам, торфяники горят уже более недели. Сейчас экологам известно о четырех крупных действующих пожарах на западе Брянской области общей площадью около 1800 гектаров. «Это такая большая площадь, на которой потушить пожары уже невозможно. То есть можно с гарантией говорить, что они будут гореть уже до снега. А будет ли приходить дым в Москву, будет зависеть от направления ветра», — рассказал Ярошенко.

В Москве, по словам эколога, уровень радиации не превышает безопасный для здоровья людей уровень. «В тех районах, где торфяники горят, сегодня утром мои коллеги обнаружили в зоне действия пожара уровень радиации 200 микрорентген в час на поверхности почвы. Это уже опасный уровень радиации, где даже на тушении пожара находиться люди не могут», — отметил он.

Он назвал происходящее «настоящей катастрофой, крупномасштабной чрезвычайной ситуацией».

Между тем, на выходных МЧС заявило, что причиной запаха гари в Москве стало контролируемое сжигание порубочных остатков (пней, корней, стволов, оставшихся после вырубки деревьев и кустарников), которое в соответствии с планом велось практически во всех районах Московской области. В воскресенье в ведомстве сообщили, что сжигание порубочных остатков в регионе запретили до вторника.

В Greenpeace считают, что причиной запаха гари стали торфяные пожары в Брянской области.

Желнов: Алексей, какая все-таки конечная версия? На сегодняшний день понятно уже, отчего гарь в Москве?

Ярошенко: Да, версия совершенно однозначная. Дым в Москву пришел от горящих торфяников на западе Брянской области вдоль чернобыльского следа. Мощные торфяные пожары действуют уже больше недели. В пятницу ситуация развилась до такой степени, что дым пришел в Москву за 500 километров, примерно за 490 километров от МКАД до ближайшего горящего брянского торфяника.

Ситуация продолжает ухудшаться. По состоянию на сегодняшнее утро нам известно четыре крупных действующих пожара на западе Брянской области с совокупной площадью где-то 1800 гектаров. Это такая большая площадь, на которой потушить пожар уже невозможно. Можно с гарантией сказать, что они будут гореть теперь до снега. Будет приходить дым в Москву или нет, зависит от направления ветра. При таком расстоянии малейшего изменения направления ветра в принципе достаточно, чтобы дым приходил или уходил в тот или иной город.

Желнов: Вы упомянули «в зоне чернобыльского следа», такую достаточно страшную фразу. Что это означает? Это повышенная радиация в этом смоге пришла в Москву?

Ярошенко: За Москву я бы в контексте чернобыльского следа не особо беспокоился. Здесь превышение уровня радиации, допустимого для здоровья людей, не отмечено. Но в тех районах, где торфяники горят, сегодня утром мои коллеги обнаружили в зоне действия пожара уровень радиации примерно 200 микрорентген в час на поверхности почвы. Это уже опасная доза, опасный уровень радиации, где даже на тушение пожара находиться люди не могут.

Желнов: Что-то МЧС предпринимает и российские власти в связи с этим?

Ярошенко: Ситуация не просто довольно критичная, я бы сказал, что это настоящая катастрофа, крупномасштабная чрезвычайная ситуация. Сегодня утром на самом крупном торфяном пожаре в период примерно с 8.30 до 10.00 утра наша группа была, там не встретили ни одного человека, работающего на тушении пожаров. После этого на следующем пожаре на другом торфянике встретили работников лесного хозяйства, которые тушили.

Желнов: А вы будете в МЧС обращаться?

Ярошенко: Информацию всю, которая у нас есть, мы передали, сообщили в главное управление МЧС по Брянской области. Конечно, у нас никаких секретов от МЧС нет. С другой стороны, мы понимаем, что у нас и у МЧС одни и те же источники информации,  если нам эти источники информации позволяют со 100% вероятностью сказать, что дым в Москву пришел с горящих брянских торфяников, и там сейчас катастрофическое положение дел, а МЧС говорит: «Нет, все в порядке, горит один нефтяной пожар, а дым в Москву приходит от сжигания порубочных остатков», это явно недобросовестное заблуждение с их стороны. Ну что тут можно обсуждать? Мы, скорее, с Главной военной прокуратурой будем обсуждать этот вопрос, когда история подойдет к концу.

Желнов: А когда она к концу подойдет?

Ярошенко: Я думаю, что опасность для наиболее густонаселенных районов средней полосы, скорее всего, исчерпается завтра-послезавтра просто по погодным условиям. К сожалению, опасность на месте сохранится еще долго, я думаю, это будет еще несколько недель. Но потом мы будем добиваться от Главной военной прокуратуры, в ее ведении находится МЧС, чтобы эта история равно, как и история с Тверской катастрофой, с торфяными пожарами были расследованы тщательно, и чтобы начальники главных управлений МЧС понесли за это ответственность.

Желнов: Главное, чтобы губернатор Брянской области не находился в отпуске, как это водится в такие периоды.

Ярошенко: Когда не работает одна система совершенно однообразно в двух разных субъектах федерации, это, прежде всего, МЧС, я думаю, что вопросы больше к ним, не к губернаторам, а к федеральной структуре, которая здесь не справляется со своими функциями. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.