В борьбе за «Ростелеком» победили дружба и Путин

Здесь и сейчас
27 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Главная бизнес-война в России последних месяцев, похоже, разрешилась. В «Ростелекоме» сегодня все-таки сменился гендиректор. Старый – Александр Провоторов – ушел с «золотым парашютом» в 200 миллионов рублей.

А сменил его Сергей Калугин, в прошлом работавший на Сулеймана Керимова и Юрия Ковальчука.

Кто в итоге выиграл войну за «Ростелеком» и чьи интересы будет представлять новый глава компании, – разбирался наш экономический обозреватель Лев Пархоменко.

Пархоменко: Сегодня совет директоров «Ростелекома» сменил президента компании. Вместо Александра Провоторова на этот пост назначен Сергей Калугин. Провоторов был последним оплотом Константина Малафеева в «Ростелекоме», но после того, как в начале месяца он продал, принадлежащие ему 10% компании Аркадию Ротенбергу, дни Провоторова на его посту были сочтены.

Постараемся быстро пробежаться по истории этого конфликта. Борьба за контроль в «Ростелекоме» начала фактически еще прошлой весной после смены правительства. За предыдущие четыре года, пока министром связи был Игорь Щеголев, в компании прочно обосновался, как сообщали в прессе, близкий ему бизнесмен Константин Малафеев. В ходе реорганизации «Ростелекома» он стал его крупнейшим миноритарным акционером, а его ближайший сподвижник Провоторов занял пост президента. В итоге «Ростелеком» оказался фактически под контролем Малафеева. Новый министр связи Николай Никифоров, едва заняв свое кресло, начал атаку на «Ростелеком». Как сообщал ранее «Дождь», интересантами этой атаки могли быть олигарх Алишер Усманов и глава «Ростеха» Сергей Чемезов, которые имеют большие активы в телеком отрасли, «Мегафон» и «Скартел». С министром Никифоровым их связывает его заместитель Денис Свердлов, который был одним из создателей «Скартела». Никофоров пытался сменить Провоторова, но администрация президента, в которую перешел Щеголев, отклоняла предлагаемые правительством кандидатуры. Вяло текущая подковерная борьба перешла в острую фазу, когда осенью и зимой к Малафееву с Провоторовым заявились с обысками. После этого зашла речь о том, что Малафееву придется продать свою долю в компании.

Одним из возможных покупателей называли Михаила Прохорова. Сам он телекоммуникационным бизнесом занимался последний раз 15 лет назад,  и источники «Дождя» тогда говорили, что Прохоров может представлять интересы Усманова с Чемезовым. Однако сделка не состоялась. И тут на арене неожиданно появилась третья сторона - спаринг-партнер и старый друг президента Владимира Путина  Аркадий Ротенберг. Он буквально за несколько недель провел сделку объемом 40 млрд рублей и выкупил долю Малафеева. После этого осталось решить вопрос президента компании - Александра Провоторова. И сегодня, наконец, он разрешился, и снова неожиданным образом. Кресло занял Сергей Калугин. С одной стороны, он известный в отрасли профессионал. В начале нулевых он создал крупного интернет-провайдера и оператора спутникового ТВ Национальные кабельные сети. С другой – его бизнес-карьера крепко связана с другим акционером «Ростелекома» - Сулейманом Керимовым. Он в 2005 году выкупил Национальные кабельные сети за 1,5 млрд долларов. Позднее эта компания вошла в Национальную медиагруппу другого близкого к Путину бизнесмена Юрия Ковальчука. А уже затем ее выкупил «Ростелеком». Таким образом, это фактически второе пришествие Калугина в «Ростелеком».

Ну и что мы видим, когда дым жаркой битвы кажется начинает потихоньку рассеиваться.   Ну, во-первых, в очередной раз в российской корпоративной истории подтвердилось правило о том, что те, кто заказывают  музыку, в данном случае Усманов и Чемезов, не обязательно, как говорится, девушку танцуют. Этой паре не удалось ни завладеть долей Малафеева, ни поставить своего человека на место президента компании. Хотя от предыдущей конструкции контроля в «Ростелекоме» не осталось камня на камне. Во-вторых, в компании появился акционер, Аркадий Ротенберг, чьи интересы до конца не ясны. Он телекомом никогда не занимался и вроде своих интересов в отрасли не имеет. Не исключено, что он, как и Прохоров, представлял в этой сделке еще чьи-то интересы. Ответ на вопрос чьи, мы получим, если и когда Ротенберг передаст свою долю. В-третьих, неофициально главной проблемой «Ростелкома» в годы Щеголева называли крепкую связку акционера Малофеева с топ-менеджером Провоторовым. Якобы это было причиной злоупотреблений в компании, вывода из нее денег и прочих неприятностей. Но после того, как эта связка оказалась разбита, она фактически возродилась в новой инкарнации - Керимов-Калугин. Впрочем, эксперты, с которыми мне сегодня удалось поговорить, отмечают, что связь их не настолько крепка, как было у Малафеева с Провоторовым. Кроме того, раз уже на нее согласился Кремль, то фигура он компромиссная. Так это или нет, и не станет ли он играть на стороне Керимова, я думаю, мы узнаем довольно скоро. И последнее. Количество действующих лиц в этой битве просто поражает воображение. С одной стороны, пожалуй, единственное, что их связывает, это близость к Владимиру Путину. Это, пожалуй, дает нам право предположить, что он единственный, кто в этой битве выиграл, не дав ни одной группе своих друзей, получить явное преимущество. Ну, и наконец, последнее. «Ростелеком», как когда-то «Связьинвест», это такой святой грааль для российских олигархов. Поучаствовать в борьбе за него готовы буквально все. И это при том, что до полного раскрытия бизнес потенциала этой госкомпании еще очень далеко. Впрочем, если вырывание друг у друга из рук этой чаши не прекратится, «Ростелеком» так навсегда и останется курицей, которая так и не начала нести золотые яйца.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.