В Большом театре с горем пополам прошла премьера "Спящей красавицы"

Сегодня в Большом театре проходит первая балетная премьера после реконструкции основной сцены. Она совпала со скандалом - в начале недели труппу покинули ведущие артисты балета. Повлияло ли это на постановку?

Юрий Григорович поставил "Спящую красавицу" Чайковского. Премьера совпала со скандалом ‑ в начале недели труппу Большого покинули ведущие артисты балета. И перешли в Михайловский театр Петербурга.

Повлияло ли это на постановку, узнали у нашей коллеги Анны Монгайт, которая посмотрела предпремьерный прогон. 

Монгайт: Действительно очень тяжелая ситуация сейчас в Большом, очень много репутационных скандалов: уход Осиповой и Васильева, который серьезно подкосил труппу, введение билетов по паспортам, которое очень обсуждается в прессе и среди зрителей, обвинение в неудачном ремонте тоже никуда не делись. Фон негативный. Поэтому на пресс-конференции фактически вторым выступил представитель ВТБ господин Будберг – ВТБ спонсирует «Спящую красавицу» - он постарался успокоить аудиторию, что они не зря вложили деньги, в стоящее дело.

Будберг: Репутация Большого театра строится столетиями. Я как-то заметил, что на самом деле Большой театр на полгода старше США. Поэтому в России не так много вообще институтов, которые находятся в живом работоспособном состоянии, которые были бы старше США, согласитесь. Поэтому я считаю, что репутация Большого театра – вообще вещь, которую оценивать из одной точки невозможно, это вещь, которая складывается столетиями, и он просуществует еще, я надеюсь, до тех пор, пока будет существовать Российская федерация.

Монгайт: Позавчера была первая репетиция в костюмах. Чтобы вы понимали: генеральный прогон – это результат многомесячной работы. Так вот та генеральная репетиция, которая была позавчера, это была первая репетиция, когда артисты в костюмах, в новых декорациях, на этой сцене все вместе со светом, звуком сошлись. Для меня было, конечно, поразительно это, удивительно – почему пустили прессу на абсолютно «сырую» репетицию. Я думаю, что они многократно потом в этом раскаивались – и пресс-служба, и создатель спектакля, потому что там были сплошные проблемы. Не было оркестра, аккомпанировал один рояль, не опускался пандус, на котором обычно находятся инструменты и оркестр, вниз, не работала машинерия в оркестровой яме. Невероятно нервничал Григорович – дам вам послушать, как это происходило.

Что, собственно, было? И свет светил не в те точки, и к сцене, видимо, артисты совершенно не привыкли. Прямо во время последнего генерального прогона Григорович говорил, куда им убегать, что им делать, происходили какие-то бесконечные накладки. Например, занавес опускался на головы балеринам, балерины не успевали убежать, свет светил Захаровой, исполнительнице главной роли, в лицо и прямо в глаза. Она сказала, что она не выйдет просто во втором отделении перед журналистами, потому что ей было неудобно. Такое совпадение, что было больше 30 камер, очень много иностранной прессы, я очень сопереживала Большому театру. Ясно, что это зависит не оттого, что у них что-то плохо, просто какая-то, видимо, ситуация, когда они не успевают, слишком рано состоялось открытие. Они были к этому очевидным совершенно образом не готовы.

Это очень важный для театра спектакль, это его визитная карточка. Сам Григорович ставил его три раза, первый раз еще в 1963 году. Представляете, человек в 1963 году уже был таким статусным хореографом, что ставил его в Большом театре? Как он велик и как он стар. Этот спектакль всегда был имиджевой картинкой, которая обязана была прикрывать какие-то проблемы. В 1924 году его ставили, чтобы забыть о голодных годах военного коммунизма и революции, в 1936 – чтобы продемонстрировать имперские амбиции СССР. В 1944-м только Большой театр вернулся из эвакуации, чтобы показать, что у нас все хорошо, ставили в первую очередь «Спящую».

Его главное качество – это масштаб и невероятная роскошь. В интервью, которое дал нам Сергей Филин, глава балетной труппы Большого, он обмолвился, что даже в процессе подготовки какие еще происходили доделки в самом Большом театре. Это очень любопытно.

Филин: Светлана Захарова, например, когда приступила к репетициям, попросила постелить второй линолеум для того, чтобы пол был более мягким и не был таким скользким, потому что сам пластик был достаточно новый. Разумеется, мы только-только начинали работать. Я обратился к Анатолию Геннадьевичу Иксанову, генеральному директору, с просьбой, чтобы мы в этом зале постелили пол.

Монгайт: И в этот раз этот спектакль обязан сгладить впечатление от провокационности «Руслана и Людмилы». Вот такая «Руслан и Людмила», там и голые, и то и се. А тут «Спящая красавица», красота, золото, классический русский балет. Изюминка: вместе с Захаровой танцует новый солист Большого – Дэвид Холберг, действительно блистательный молодой человек, которого пытался Кехман увести в Михайловский. Он, к счастью, ура хоть в этой ситуации, не пошел туда, пошел в Большой театр. Он типичный принц – блондин, с такими чертами лица, именно его выбрала Захарова для премьеры. В этом спектакле, очень густонаселенном, танцует фактически вся балетная труппа Большого.

В том числе любопытная подробность: там же танцует и Николай Цискаридзе, четвертую премьеру Цискаридзе танцует с Александровой. Вы кого любите? Вы любите, например, Захарову и Холберга – идете на них, любите старую школу – идете на Цискаридзе с Александровой. То есть там масса вариантов, ты можешь для себя выбрать – в идеале, если ты можешь выбрать, куда покупать билеты – можешь выбрать себе и солистов, и постановку. Холберг впервые дал интервью российским журналистам и рассказал, как ему в Большом театре.

Холберг: Знаете, классический балет – это классический балет, и для меня огромная честь – быть частью труппы Большого театра. Я думаю, что когда театры с такими огромными и важными традициями, я думаю, что когда я танцую на сцене, я привношу что-то свое, я привношу какой-то свой стиль, и в то же время я абсолютно открыт всему тому новому и всему, что я могу почерпнуть здесь, в Большом театре.

Монгайт: И последнее. Этот действительно фантастический, помпезный и роскошный спектакль должен быть. Для этого пригласили специально подготовленных людей – это оперный и балетный декоратор Эцио Фриджерио, который уже ставил три спектакля с Григоровичем, который мастер, чтобы золото, шикарно и богато. Так, собственно, и есть. Это такой интерьер в духе Роберто Кавалли – вот как мы любим.

Костюмы делает его именитая жена Франка Скуарчапино. Она действительно очень именитая, на ее счету «Оскар» за «Сирано де Бержерака». Это такой классический балетный кутюр – кружево ручное, вышивка вручную, все в духе 17 века. Я, например, никогда не задумывалась, что спящая красавица заснула в 17-м, а проснулась в 18-м. В общем, я очень переживаю за сегодняшнюю постановку. Будем молиться, чтобы все хорошо, потому что, честно говоря, позавчера все было плохо.

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера