В битве правозащитников под ковром побеждают силовики

Здесь и сейчас
12 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Скандал в благородном семействе. Известные правозащитники, которые занимаются заботой о правах заключённых, публично разругались. Одни используют обидные рисунки и обзываются иностранными агентами, другие   обвиняют своих коллег оппонентов в коррупции и связях с силовиками.

Фигурантами скандала становятся портал «Гулагу.нет», комитет против пыток и даже Московская общественная наблюдательная комиссия за местами лишения свободы.

Надо сказать, что конфликт между людьми, которые должны защищать права осужденных в местах лишения свободы и тех, кто еще только ждет суда в СИЗО зрел весь последний год. Как раз в это время стало понятно, что сотрудники общественных наблюдательных комиссий, люди, которые имеют право инспектировать камеры и зоны без разрешения, становятся реальной общественной силой. И ФСИН это не нравится

Окончательно все стало ясно совсем недавно, когда Надежда Токонникова написала открытое письмо. И колонию в Мордовии начали проверять. Это как раз совпало со знаковым событием – перевыборами в Московскую Ощественную наблюдательную комиссию Флагман правозащиты.

Есть такой портал «Гулагу.нет». Им руководит Владимир Осечкин. Вдруг на его страницах появились такие фотографии. Лица известных правозащитников Игоря Каляпина, главы Комитета против пыток, и Оксаны Труфановой – это она рассказала о бунте в Копейске. Владмир Осечкин еще и намекнул, что они работают на каких-то западных недоброжелателей.

Осечкин: «Прошу обратить внимание всех на то, как действуют Каляпин и Соколов, лица, получающие гранты из-за рубежа. Полагаю, что нам не стоит отвечать козлам, прибежавшим в огород. Чем больше напишут, тем нам проще будет подарить им статус «иностранных агентов».

Вот такая цитата с сайта Гулагу.нет. Это комментарий Владимира Осечкина, который отсканировали и выложили на своих страницах в Facebook правозащитники, которые подверглись такой обидной атаке. Казалось бы, мелочь – всего лишь нарисовали фотографию, картинку козлов или свиней. Однако же, все оказывается значительно серьезнее. И речь, конечно, идет именно об Общественной наблюдательной комиссии города Москвы.

Владимир Осечкин, положим его на эту шахматную доску. Я специально изобразил участников этой странной игры фигурами коней, потому что те ходы, которые они используют, они, действительно, довольно затейливые. Владимир Осечкин борется против насилия в местах лишения свободы. Однако, в последнее время некоторые правозащитники стали замечать, вот, например, Оксана Труфанова, Игорь Коляпин, что он странно себя ведет. Например, его сотрудники, его коллеги собирают деньги с родственников заключенных на некую правозащиту, но при этом некоторые из родственников потом жалуются, что им никто ничем не помог, и отчета по поводу этих денег не происходит.

Что же касается московской наблюдательной комиссии, то в нее входит сейчас известный глава движения «Офицеры России», организации, которая, вообще-то, непосредственно борется за права сотрудников правоохранительных органов, это Антон Цветков. И сам он часто бывал в нашей студии. И сейчас он тоже входит в Общественную наблюдательную комиссию Москвы. Ту самую наблюдательную комиссию, которую только что перевыбирали и выбирали ее в Общественной палате, куда, кстати, Антон Цветков тоже входит. Он состоит в Общественной палате. Дело в том, что против Антона Цветкова выдвигался список Владимира Лукина, человека, который у нас отвечает за права человека. Владимир Лукин выдвигал в Общественную наблюдательную комиссию Москвы своих старых знакомых, людей, в которых он уверен.

Список был довольно обширный – больше 20 человек, однако в ОНК попало только 17 человек, среди них – один из тех людей, которые, собственно, писали закон о наблюдательных комиссиях. Это Валерий Борщев  - довольно известный правозащитник, Анна Каретникова –  человек, который, собственно, по-моему, все время проводит в СИЗО, а то время, которое не проводит в СИЗО с заключенными, посвящает написанию жалоб и сбору всевозможных пожертвований, а также посылок для заключенных. Конечно, Зоя Светова, она, собственно, принимает самое активное участие в наблюдении за тем, как живут в СИЗО и в камерах политические заключенные.

Надо сказать, что на стороне силовиков я предлагаю разместить условно Геннадия Корниенко – главу Федеральной службы исполнения наказаний. Конечно, это собирательный образ, конечно же, и Министерству внутренних дел, и Федеральной службе безопасности небезразлично, что правозащитники рассказывают о ситуации в местах лишения свободы, но, конечно, если кто-то что-то нарушает, разворачиваются такие скандалы, как, например, с делом Магнитского, а ведь по поводу убийства Магнитского первыми заговорили члены Общественной наблюдательной комиссии. Это, в первую очередь, бьет по Федеральной службе исполнения наказаний.

Антон Цветков провел в общественную наблюдательную комиссию своего заместителя – Дмитрия Галочкина. Он провел еще многих других людей. Например, туда попали 23 человека, которых так или иначе считают близкими к Антону Цветкову. 23 человека – это люди, которые, так или иначе, от него зависят, будут его слушаться. Ну и люди, которые колеблются, и, возможно, при определенных условиях могут встать на сторону условных силовиков Московской общественной наблюдательной комиссии. Таким считают Андрея Бабушкина. Речь идет о выборах председателя Общественной наблюдательной комиссии. Эти выборы состоятся буквально в этот понедельник, и это очень важно. Антон Цветков может стать председателем Общественной наблюдательной комиссии, у него больше голосов, хотя до сих пор председательствовал Валерий Борщев. Этот человек, председатель, примет регламент.

Что означает регламент ОНК? Это значит, что он скажет, например, что только с его согласия можно посещать того или иного заключенного. Условного Магнитского можно и не увидеть, если председатель Общественной наблюдательной комиссии это запретит. Или, например, он скажет, что предупреждать о посещении надо заранее. И против этого, собственно, и выступают другие правозащитники. Вот, например, есть такая правозащитница, член Общественной наблюдательной комиссии, Лариса Расческина. Она работает в Татарстане. Она одновременно председатель ОНК и тут же работает в пресс-службе МВД. Бывают такие примеры. При этом, Валерия Борщева критикуют за то, что он попытался договориться с силовиками, и в результате этого проиграл фактически возможность оставить ОНК под своим контролем.

Надо показать, что ОНК в свое время занималась, между прочим, ситуацией в Копейске. Именно за ситуацию в Копейске очень сильно критикуют того самого Владимира Осечкина, лидера Гулагу.нет. Критикует его Труфанова и как раз говорит, что в последнее время он поменял свою позицию по всем знаковым делам, в которых он поддерживал заключенных. Сейчас он часто встает на сторону надзирателей.

Оксана Труфанова, правозащитник, член ОНК: Слил протест, то, что было в Копейске акцией протеста. Его все время мотыляет то в одну сторону, то в другую, то есть человек без стержня. То он квотирует сотрудников, чтобы не было бывших сотрудников в общественных наблюдательных комиссиях, то выступает открыто за Цветкова в ОНК Москвы.

Олевский: Говорят, что беспрецедентное давление на сотрудников Общественной наблюдательной комиссии они заметили именно в этом году. Очевидно, что Федеральная служба исполнения наказаний и другие заинтересованные лица поняли, что с этими правозащитниками договориться трудно, а именно они эффективно работают. Значит, ОНК надо брать под контроль.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.