Уголовная ответственность за отрицание геноцида армян. Политическая игра Саркози или историческое решение?

Здесь и сейчас
23 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Дипломатический скандал между Турцией и Францией достиг уровня президентов. Николя Саркози в ответ на жесткую реакцию турецких властей на решение французов ввести ответственность за отрицание геноцида армян, заявил: "Франция не учит других, как им поступать, и не желает слышать поучений в свой адрес".

Макеева: Какой же штраф полагается за публичное отрицание Холокоста? Полагаю, этот закон Франция приняла уже давно, еще раньше, чем этот?

Геворкян: Знаете, я не помню какой штраф. Вот вы сказали, что штраф 45 тысяч, а за отрицание Холокоста в первоначальном варианте, который был принят, было до 5 лет тюрьмы. Сократили ли они сейчас или нет, я не помню, это был 90-й год. Должна вам сказать, что вообще закончилась довольно длительная интрига с этим законопроектом. Она началась в 2006-м году еще. Ширак, кстати, выступал против него. А вот Саркози в 2007, во время президентской кампании, использовал эту тему и обещал этот законопроект провести через Национальную ассамблею и Сенат. И вот он прошел через Национальную ассамблею. Надо сказать, что довольно единодушно разные партии его поддержали.

Как ни странно, неединодушие было отмечено моим любимым еженедельником «Канар аншене» сегодня в числе ближайшего окружения Саркози. Вот министр иностранных дел Ален Жюппе, если верить цитате «Канар аншене», он назвал принятие этого закона «глупостью» и офис министра иностранных дел не опроверг эту информацию. Понятно, что для Жюппе, конечно, это проблема с Турцией, прежде всего, потому что самый большой крупный товарооборот в этом регионе с Турцией, основной интерфейс между Францией, Европой и Сирией со всем происходящим сейчас там - Турция. Поэтому я думаю, что министр отреагировал именно так.

Среди противников закона я помню, в свое время, против выступал Орхан Памук. Но вот сейчас, с кем бы я ни говорила, все более-менее как бы единодушно его поддерживают. Действительно, Франция - это вторая родина армян, в общем, для многих. И как бы эта тема здесь всегда была очень трепетной и болезненной. Если вы хотите, я могу сказать свое мнение по отношению, потому что меня бесконечно спрашивают, что я думаю, как армянка наполовину, по поводу этого закона. Я считаю, что геноцид армян должен быть признан во всем мире, но я бы не вводила уголовную ответственность, потому что историки продолжают спорить, и я считаю, что это совершенно нормально.

Казнин: Наташа, все-таки, речь идет о публичном отрицании? Ведь есть и турецкая большая диаспора во Франции. Как он должен работать? Что должен человек сделать, чтобы заплатить такой штраф или сесть в тюрьму?

Геворкян: Во-первых, это должно быть, видимо, какое-то публичное действие, например, статья в газете. Вы знаете, я забыла фамилию, есть замечательный какой-то тут любопытный историк, он пишет статьи по поводу Холокоста, ведет свои исследования, ведет какие-то свои подсчеты. Его за это всякий раз сажают. Он выходит, снова начинает вести свои подсчеты, публикует их - его снова сажают.

То есть, на самом деле, я понимаю, что хочет добиться Франция. Она хочет, чтобы через годы, через поколения, люди вот так, как никому из нас в голову не приходит ставить под сомнение зверство нацизма, вот чтобы точно так же, как нечто абсолютно самой собой разумеющееся, воспринимался Холокост, воспринимался геноцид. Любой, не только против армян. То есть, затея сама по себе мне понятна, но она иногда имеет совершенно обратный эффект.

Я хочу сказать, что тут очень много вокруг этого интриг и они все, конечно, связаны с Турцией. Когда-то, когда были опубликованы в WikiLeaks сливы, или информация, называйте это как угодно, за 2010-й год, была проведена цитата из разговора высокопоставленного французского дипломата в Анкаре и он обещал туркам, что этот законопроект никогда не пройдет через Национальную ассамблею и через Сенат. И кстати, мы с вами до сих пор не знаем, пройдет ли он через сенат. Это, безусловно, как сказали мне сегодня все эксперты, будет уже после президентских выборов в мае и дай бог, чтобы было до конца года. Так что пока, пока этот законопроект принят Нижней палатой, он не вступил в законную силу и не вступит до тех пор, пока он не будет принят Сенатом.

Макеева: Это очень интересный момент, который вы сейчас сказали по поводу того, что законопроект, если будет принят, то это будет уже после выборов. По-моему, он все объясняет. Во всяком случае, мне он сразу ответил на несколько вопросов, которые я готовила задать.

Геворкян: То же самое сказали сегодня все противники Саркози, ровно то же самое. Ровно то же предположение у них, которое и у вас. Но это естественно. Притом, что я хочу вам сказать, что социалисты поддержал закон, тем не менее.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.