Удальцова посадили под домашний арест, судья улыбался

Здесь и сейчас
9 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Басманный суд рассмотрел ходатайство Следственного Комитета о заключении лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова под домашний арест и удовлетворил его. Наш коллега Егор Максимов целый день провел в здании Басманного суда и рассказал о приговоре.

Максимов: Решение еще не огласили, даже процедура оглашения не началась, хотя обещали, что начнут ее в 6. После заседания был часовой перерыв, во время которого нам удалось поговорить с Сергеем Удальцовым. Он сказал, что настроен оптимистично, несмотря на то, что считает весь процесс странным, поскольку все факты, которые озвучивали в суде, следствие и суд знали ранее, когда Удальцова приговорили к подписке о невыезде.

Во время слушания суд не удовлетворил ни одного ходатайства Удальцова и его адвокатов. Два из них были главные. Первое – о переносе дела, поскольку Виолетта Волкова говорила о том, что они узнали слишком поздно о судебном разбирательстве и не могли подготовиться. Второе – о допросе жены Удальцова Анастасии. Следователи говорили, что он находится с ней в ссоре, и, якобы, даже угрожает ей. Но сама Удальцова приехала в суд, готова была дать показания, опровергнуть это, назвала это клеветой. Но суд решил, что на данном этапе свидетелей не нужно допрашивать.

Сергей Удальцов во время часового перерыва вышел на улицу, там собралось около полутора десятков активистов, которые ждали решения у стен здания суда. Одного из них задержали во время пикета, толпа в это время скандировала «Позор!» Это было сложно даже внутри здания. Удальцов вспомнил, что судья улыбался, когда следователь зачитывал показания. Сам Удальцов, когда пришло время для его речи, намекнул на то, что он человек работающий, и если он окажется под домашним арестом, то не сможет кормить семью. Памятуя о недавних решениях других судов в других делах, он попросил выделить ему 13-комнатную квартиру с уборщицей и поваром. Это, естественно, был намек на дело «Оборонсервиса».

Помимо стоящих на улице активистов, Удальцова пришли поддержать Илья Яшин, Илья Азар, Марк Фейгин, Николай Полозов. Все они сидели внутри, писали в твиттере, что, скорее всего, интервью Удальцова станет последним. Все настроены на то, что Сергей Удальцов окажется под домашним арестом.

Следователь требует от суда самого жесткого домашнего ареста: возможно, ему будет запрещено интернетом, телефоном и даже почтой.

Кремер: Я вижу сообщения в твиттере о том, что судья Карпов вошел, и в данные минуты началось оглашение решения суда. Что происходит рядом с тобой?

Максимов: Здесь уже почти не осталось журналистов, здесь только приставы. Вход в зал суда уже запрещен.

Кремер: Ты представляешь себе, каким образом он из суда попадет домой? Есть ли по этому поводу официальная процедура?

Максимов: Я не знаком с официальной процедурой, но предполагаю, что его должны вывести в сопровождении. Насколько я мог заметить, других выходов из зала суда нет, он должен пройти мимо этой двери. Обещали вне зависимости от решения суда какие-то комментарии на улице. Там, может быть, Сергею Удальцову получится что-то сказать.

Кремер: Какой вопрос адвокаты намеревались задать жене Удальцова?

Максимов: Следователи использовали личные факты из биографии Удальцова, что он не живет дома, что у него есть загранпаспорт, и он потенциально опасный человек. В том числе они говорили, что с Анастасией он находится в ссоре, угрожает ей, и она живет не с ним. Действительно она не проживает сейчас в той квартире, поскольку из-за обысков Сергей Удальцов и жена приняли решение, что детям лучше уехать. С ними уехала и жена. Но она разговаривала с прессой и сказала, что это клевета. Виолетта Волкова подала ходатайство о допросе Анастасии Удальцовой. Она сидела на этой скамейке, ждала возможности выступить, но суд отказал в ходатайстве и уточнил, что на данном этапе судебного разбирательства допрос свидетеля не предусмотрен, хотя в твиттере уже появилась информация, что это абсолютная ложь.

Кремер: Что ты знаешь о степенях строгости домашнего ареста?

Максимов: Полагаю, что с женой и детьми, если они приедут к нему домой, общаться можно будет. Но сам Сергей Удальцов говорит, что дело было придумано, чтобы ослабить его политическую активность. Именно это, по его словам, не нравится власти: что он под домашним арестом, но умудряется ходить на митинги, хотя это не запрещено, и он действует по закону. Самая строга степень домашнего ареста как раз подразумевает запрет на пользование интернетом, телефоном, почтой. Сергей Удальцов не сможет не только выходить из дома, но и поддерживать коммуникацию с внешним миром.

Кремер: Вижу сообщение, что пока судья перечисляет аргументы следствия, потом будут доводы защиты и уже после – решение суда. Сколько людей, по твоей оценке, находится сейчас в зале?

Максимов: Это любопытный факт. Для этого заседания выделили самый большой зал в Басманном суде. Там было 5 рядов скамеек для посетителей и пишущих журналистов. Они сразу забились, сейчас скамейки убрали, чтобы тележурналисты и фотокорреспонденты могли снять, но зал все равно забит битком. По моим оценкам, там около 50 людей. Большой ажиотаж, очень тщательный досмотр на входе был. Я с таким встречался редко.

Кремер: В твиттере пишут, что внутри зала много ОМОНа.

Максимов: Помимо федеральной службы судебных приставов здесь есть люди, у которых на спине надписи «ОМОН». Они присутствуют, видимо, охраняют порядок, боятся провокаций.

Кремер: Что происходит с человеком, которого задержали на улице?

Максимов: Полицейские, которые стояли на улице, отказались давать любую информацию. Мы пытались выяснить, хотя бы сколько человек было по их данным, что они делали. Они сказали, что не уполномочены об этом говорить, посоветовали обратиться в пресс-службу. Я видел сам около полутора десятков людей, с которыми Удальцов общался во время часового перерыва. Они кричали уже «Свободу Удальцову!», хотя решения еще не было принято. Один активист был задержан, у нас нет информации, почему, куда его направили. Я слышал, находясь внутри, как толпа скандировала «Позор!». Слышали это и в зале суда. И даже, насколько я знаю, один из работников суда вышел на улицу прямо из зала, чтобы понять, что там происходит.

Кремер: В данный момент в зале суда раздается громкий смех. Во время чтения решения судья сообщил, что семья  Сергея Удальцова находится на Украине, а в зале находится жена Анастасия, которая написала этот твит. «Из чтения судьи узнаю, что я сейчас на Украине, потому что мне Удальцов угрожает расправами??? В зале такой смех, что судья Карпов перестает читать», - пишет Анастасия.

Максимов: Достаточно долгий процесс, но уже стало известно, что Сергей Удальцов остается под домашним арестом. Как я слышал, из зала суда доносились крики «Позор!», «Позор!». Общественность возмущена таким раскладом. Но мы надеемся, что Сергей Удальцов выйдет из той самой двери зала суда, возможно, его поведут под сопровождением домой, поскольку теперь он находится под арестом. Будем пытаться получить от него какую-либо информацию. Также напомню, что слушание должно было начаться в 14.00, но оно задержалось и закончилось в 17.00. И вот только сейчас в 18.30 судья огласил своё решение. Зал заседания битком набит журналистами и людьми, которые пришли поддержать Сергея Удальцова. Они были уверены в том, что это его последнее появление на свободе и последнее интервью перед домашним арестом ещё до оглашения решения суда. В целом все понимали к чему всё идёт. Сам Сергей тоже это понимал, хотя и не отрицал, что это дело политически сфабрикованное. И, по его мнению, властям просто захотелось посадить его под присмотр. Напомню, что до этого Удальцов находился под подпиской о не выезде, но при этом проявлял политическую активность, что видимо, не нравилось тем, кто ведет это дело «Болотной».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.