Учитель истории Леонид Кацва: урок про Крым доверили провести не учителям истории, а классным руководителям

Здесь и сейчас
28 марта 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В московских школах учителя сами решат, когда и сколько раз рассказывать детям о вхождении Крыма в состав России. Об этом сегодня заявила директор Городского методического центра Марианна Лебедева. 

Методические рекомендации по проведению классного часа по теме «Мы вместе» опубликованы на сайте центра.

«Референдум в Крыму «прошел в полном соответствии с демократическими процедурами и международно‑правовыми нормами». «Воссоединение Крыма с Россией – это знаковое событие, которое открывает новую страницу истории».

Учителям также предлагается кратко рассказать об истории Крыма. Любопытно, что в исторической справке не встречается упоминание крымских татар и их депортации с полуострова в 44 году. Мы приглашали директора Городского методического центра Марианну Лебедеву к нам в эфир, но она отказалась комментировать эту тему, предложив ознакомиться с материалами на сайте. Вместе с нами в содержание материалов для урока «Мы вместе» вникал учитель истории Леонид Кацва. Он был с нами в студии.

Зыгарь: Ну, и когда вы собираетесь проводить этот урок?

Кацва: Я урок этот проводить не собираюсь, потому что в рекомендациях, как вы сами сказали, указывается, что учителя сами решат, когда, что, в какой форме и сколько раз поговорить с детьми. Я с детьми на эту тему, со старшеклассниками разговаривал уже.

Собчак: И что вы им сказали?

Кацва: Вы знаете, я полагаю, что роль учителя состоит в том, чтобы представить, во-первых, спектр мнений, во-вторых, факты. Я сказал детям, что есть некий набор мнений, есть крымская власть новая, крымские татары, украинская позиция по этому поводу, российская позиция, позиция западных стран по этому поводу – собирайте информацию и выбирайте. Что касается этих рекомендаций, мне хотелось бы их рассмотреть не столько с политической точки зрения, сколько с исторической.

На самом деле вы уже самое главное сказали за меня, потому что когда я читаю текст, который называется «Крым и Россия», в этом тексте не то что не говорится о депортации, а вообще крымские татары не упомянуты, как будто их не существовало никогда. Мне кажется, что такое умолчание просто недопустимо просто потому, что оно искажает историю. Можно разные выдавать политические рекомендации, понятно, что государство хочет свою провести позицию, было бы странно, если бы методический центр московский занялся какой-то оппозиционной политикой. Согласитесь, что это было бы неожиданно. Но искажать фактическую сторону дела не очень хорошо.

Вот я читаю  здесь, что с «8-9 веков стали складываться экономические и культурные связи Крыма с русскими княжествами». Я твердо знаю, что это неправда, у Крыма ни горного, населенного крымскими татарами, которые были потомками и тавров, и киммерийцы, и греков, кого угодно, ни у степного, где в основном проживали тюрки куманы, не было, конечно, никаких связей. Здесь приводится аргумент, аргумент такой: «Арабы называли Черное море Русским морем». Хорошо бы при этом помнить, что Русь в то время – это викинги, варяги, и к русским княжествам это тоже не имеет никакого отношения.

Вот рассказывается о княжества Феодоро, о политически независимом христианском княжестве, но княжество это входило в состав крымского ханства, и крымское ханство мусульманское придерживалось позиции абсолютно веротерпимой. Вот рассказывается о появлении в Крыму русских войск, о войнах, которая вела Россия с турецкой империей, но при этом совершенно не говорится о том, как русская армия разорила Крым до состояния просто катастрофического, до такой степени, что там начались опустошительные эпидемии, от которых сами же русские солдаты погибать стали.

Зыгарь: То есть, я правильно понимаю, что эти методические рекомендации - это, в общем-то, совет учителям истории провести специальный урок истории Крыма для учеников?

Кацва: Нет. Вы допустили в данном случае одну неточность. Дело в том, что эти рекомендации адресованы не учителям истории, а классным руководителям.

Зыгарь: То есть это нужно линейку провести и рассказать про историю Крыма?

Собчак: Как технически это будет происходить?

Кацва: Урок классный час. Но дело в том, что учитель истории, кто-то уже, кто-то лучше с историей тех событий все-таки знаком. Классный руководитель может быть кто угодно, это может быть учитель…

Зыгарь: Физкультуры.

Кацва: Нет, это, конечно, редкость большая. Хотя когда я заканчивал школу, у меня учитель физкультуры полгода была классным руководителем, и я ее вспоминаю очень добрым словом. Но это может быть учитель и математики, и химии, и он совершенно не обязан быть в курсе этих событий.

Собчак: То есть он будет обязан только зачитать эти факты?

Кацва: Он или зачитает, или попытается как-то рассказать на основании этих фактов, но факты, к сожалению, уж очень не выдерживают критики. Но дело не только в этом. Здесь приводится подборка документов, дается манифест Екатерины II о присоединении  Крыма, говорится здесь, что надлежит жителей охранять, защищать их лица, имущество, храмы, природную веру и так далее. И задается вопрос - какое отношение к новым территориям в составе России провозгласила императрица. Прекрасное задание, только абсолютно с методологической точки зрения не выдерживающее критики, потому что в исторической науке известно, что есть источник, а есть факт, и нельзя документ анализировать отдельно от факта, иначе, анализируя Конституцию 1936 года, решим, что в 1937 Советский союз был самым демократическим государством.

Зыгарь: Советский суд был самым гуманным судом в мире.

Кацва: Хорошо бы к этому документу добавить, что в течение первого десятилетия после официального присоединения Крыма из Крыма бежало 100 тысяч крымских татар от всевозможных притеснений, что составляло ни много ни мало 20% крымско-татарского населения. И тогда этот документ, извините, заиграет немножко по-другому. Но грамотный анализ требует именно такого подхода. Подготовленный и добросовестный учитель истории это сделает, а классный руководитель, не являющийся историком, навряд ли.

Собчак: Вы сказали, что вы уже общались со старшеклассниками, что они говорят вам про Крым? У них есть свои мысли на сей счет?

Кацва: Я воздержался от того, чтобы спрашивать детей и мнение, я задал им другой вопрос. Среди их ровесников, причем не только одноклассников, а и тех, с кем они общаются в социальных сетях, сколь велика доля тех, кто одобряет происшедшее, сколь велика доля тех, кто не одобряет. Я услышал удивительно разные ответы. Это дети, которые сидят в одном классе, но одни мне сказали, что среди их собеседников сетевых до 70% одобряет. Другие сказали, что среди их собеседников нашлось всего пару человек, которые одобряют. Видимо, люди общаются в разных средах, имеют разные компании.

Зыгарь: То есть удивительное дело – не только российское общество поляризовано, но и даже школьники поляризованы на этот счет.

Кацва: Школьники не столько поляризованы, я не заметил поляризации в самом классе, и я сознательно не хотел выяснять политические позиции у детей, потому что я от политического возбуждения внутри одного класса предпочитал бы воздержаться. Они говорили мне не друг о друге, а именно о той среде, с которой они общаются в сети. И она разная, конечно. А то, что школьники в этом смысле не отличаются от взрослых. А почему 17-летнии должны отличаться от нас?

Собчак: Вы только что привели ряд фактов, связанных с этой методичкой. Как вы думаете, почему эта методичка выглядит именно таким образом? Какую цель она преследует?

Кацва: Вы мне задаете смешной вопрос. По двум причинам. Во-первых, потому что, конечно, никто, подготавливая эту методичку, не имел задачи какого-то исторического анализа, имел задачу убедить, найти поддержку, пропагандировать. А, во-вторых, есть другая причина - делалось это на коленке за два-три дня.

Фото: Snob.ru

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.