Учитель Елена Травина: «Пришел кто-то и сказал, что где-то решили – мы должны поддержать Путина»

Здесь и сейчас
6 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Директора зеленоградского образовательного центра «Каравелла» Елена Травина отказалась привести своих сотрудников на митинг в поддержку действующей власти. После этого ей предложили написать заявление по собственному желанию.

Пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Песков сегодня дал оценку митингу на Поклонной, который прошел в минувшую субботу.

Он заявил, что митинг – это подтверждение того, что Путин одержит победу в первом туре президентских выборов. Песков убежден, что, на Поклонной горе выступили люди, которые устали от попыток оппозиции «раскачивать ситуацию». Ранее телеканал ДОЖДЬ и другие СМИ неоднократно сообщали о том, что на митинг в поддержку действующей власти людей собирали принудительно, угрожая увольнением или лишением премий.

Продолжение этой истории узнали у директора зеленоградского образовательного центра «Каравелла» Елены Травиной, которая отказалась привести своих сотрудников на митинг. После этого ей предложили написать заявление по собственному желанию. 

Писпанен: Расскажите, пожалуйста, так ли это на самом деле и что будет дальше? Вам каким-то образом просто предложили напрямую написать заявление, либо подвигли к этому завуалировано?

Травина: Даже не завуалировано, а просто напрямую. 35 человек моего коллектива были тому свидетели. Другое дело, что вы все-таки немного не так трактуете. На меня повесили ситуацию, что я сгоняю людей на митинг. Такого быть не могло, потому что я и сгон людей на пропутинский митинг – это оксиморон, на мой взгляд.

Просочилась эта информация, и нужен был такой козел отпущения, что, дескать, найден директор, кто дезинформирует граждан по поводу сгона людей на митинг. Вот и он, дескать, принял правильное решение уйти. Именно так было сказано Исааку Иосифовичу Калине на селекторной связи в пятницу, после того как меня прилюдно заставили написать заявление по собственному желанию.

Казнин: Это очень интересный разворот. Получается, что кто-то в вашем образовательном учреждении собирал людей на митинг на Поклонной, обвинили в этом вас и заставили, как вы говорите, написать заявление? Как они могли заставить?

Травина: Вышла на наш трудовой коллектив начальник округа, и сказала буквально следующее, что больше мне не доверяют, я неправильно трактую позицию, политику и стратегию, я неправильно работаю с учреждением, и теперь если я не напишу до вечера заявление по собственному желанию, я буду уволена по статье.

Писпанен: Если я правильно понимаю, вас не заставляли вести людей на митинг на Поклонной горе?

Травина: Понимайте, как хотите. Я сейчас расскажу, как было на самом деле. На совещании директоров прозвучали слова, что профсоюз инициирует выезд, автобусы будут в удобные места поданы, нужно согласовать количество людей, директора должны быть там. В случае отказа мотивировать свой отказ начальнику округа. Это было сказано на совещании.

Я не знаю, может быть, другие люди это понимают как предложение, я понимаю как принуждение, мало того – давление. Но это мое личное мнение, это мои уши, я ничьими другими ушами не слышу. В результате я пришла в свой коллектив, и как мне кажется, в данной ситуации еще более гибко действовала. Через профком своего коллектива я попросила найти людей желающих, которые наверняка есть и хотят поддержать. Но, к сожалению, там немного нашлось. Поступила мне разнарядка – 8 человек от моего учреждения подать в автобусы.

Правда, через 3 дня после того, как в Зеленограде просочилась информация по поводу этого совещания, мне позвонили, сказали: «Нет, не 8, давай 3». Ну а после того, как решили, что информатор – это я, сказали: «Из твоего учреждения вообще никого не надо». В общем, это все абсурд, это все непрофессиональное руководство округом. В результате чего я осталась без работы. Мать троих детей, кандидат педнаук, лауреат конкурса «Учитель года России».

Писпанен: А вы будете в суде оспаривать это решение?

Травина: Понимаете, я же все равно написала по соглашению сторон заявление. Мало того, у меня есть диктофонные записи. Не я – мои сотрудники сделали. У меня взорвался коллектив, на самом деле, когда она пришла и сказала весь этот абсурд. Коллектив просил ее услышать, но диалога-то не было, меня никто не спросил. Меня голословно обвинили и заставили уйти.

Казнин: А совещание, о котором вы говорите, где проходило?

Травина: Это было официальное совещание директоров. Провомерный вопрос. В том-то и дело, что это не совещание профсоюзом, это совещание директоров, где вышел председатель профкома округа и сказал, что где-то кто-то решил, что мы будем поддерживать кандидата в президенты Владимира Владимировича Путина. Я сама член профсоюза, я не знаю, где они собирались и где решали, какие подписи ставили.

Там очень много загадочного, но так действует вертикаль. Я скажу следующее: так действовать больше нельзя. И поэтому моя позиция такова, что чем больше людей узнают о несправедливости в моей хотя бы ситуации, тем больше людей внутреннюю свободу пошатнут и выдадут ее во внешнюю. Может быть, когда-нибудь нас услышат.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.