Ученый о синдроме Брейвика: это не болезнь, распознать невозможно

Здесь и сейчас
7 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии МГУ Александр Тхостов в эфире ДОЖДЯ дал свою оценку произошедшему на аптекарском складе, где молодой юрист из итальянской винтовки и еще одного карабина хладнокровно расстрелял своих коллег.

 Кремер: Вы читали манифест этого человека?

Тхостов: Да.

Кремер: Что вы можете сказать о его психологическом состоянии?

Тхостов: На основании одного манифеста невозможно ничего точно сказать. Необходимо видеть этого человека, обследовать его, учесть все компоненты этого дела. И только тогда  можно будет сделать какой-то конкретный вывод.

Кремер: У вас, наверняка, есть какая-то версия?

Тхостов: История мутная, на мой взгляд. Потому что любовь девушки, которая якобы его не любит. Однако обнаруживается, что за полгода до этого он покупал оружие. Он писал какие-то тексты, наполненные  нетерпимостью, шовинистические или античеловеческие. Если он был, как утверждается, пьяным, то абсолютно непонятна достаточно упорядоченная последовательность поведения: пришел на работу, никто ничего не заметил, он взял это оружие. История мутная. Поэтому ассоциация с делом Брейвика неслучайна. Мы входим в глобальное сообщество.

Казнин: Есть ли варианты? Или этот человек психически ненормален или это социальная аномалия? Описал же Трумен Капоте в книге «Хладнокровное убийство» ситуацию, когда здоровые психически люди убили других людей без каких-то видимых причин. Что это на первый взгляд?

Тхостов: Мы не можем объяснять все убийства психическими расстройствами. Тогда нужно было бы признать, что нацисты были психически больными. Это абсолютно за рамками нормальной логики. Нужно разделять: больной и являющийся вменяемы – это разные вещи. Можно быть больным и абсолютно вменяемым. И Брейвик был признан вменяемым. Суд его судил, создал ему особые условия жизни. Не удивлюсь, если он сейчас напишет несколько книг, и эти книги с большим успехом будут изданы в мире. Это создает прецедент для такого рода людей. Это относится к СМИ. Необходимо создание некоего внутреннего договора: мы что, будем распространять убеждения этих людей по всему миру?

Кремер: Как проходит экспертиза на вменяемость?

Тхостов: Есть стандартная процедура. Это может быть психиатрическая, либо психолого-психиатрическая экспертиза, которая обычно проводится стационарно. За этим человеком должно быть длительное наблюдение и возможность проведения отдельных проб, экспериментов. Не только его дневник, а его поведение.

Кремер: Сколько психиатру понадобится времени, чтобы сделать вывод о вменяемости и нормальности этого человека?

Тхостов: Может и до месяца.

Казнин: Феномен «глобального мира», который вы упомянули в начале разговора, был показан в западных фильмах, когда тихий клерк вдруг слетает с катушек. То, что в русской традиции – «тихий омут»?

Тхостов: Нет. Не только в тихом омуте. Думаю, что глобальная ситуация, в которую мы входим сейчас, заключается  еще и в том, что во всем мире, несмотря на его кажущуюся гуманность и терпимость, огромное число живущих  там людей чувствуют себя ущемленными, находящимися за полем внимания всех, какими-то "маленькими винтиками". И им нужно заявить о себе. Думаю, что в том числе дело Брейвика – дело такого "маленького человека", который решил заявить о себе на весь мир. И он заявил. Это факт. Все журналисты, СМИ писали об этом. Кто-то пишет на домах, скалах, подвергая себя тяжелейшей опасности: «Я был здесь». Но они хотя бы себя подвергают.

Кремер: Синдром «маленького человека» можно назвать психическим отклонением?

Тхостов: Нет, думаю, что нет. Потому что не каждый маленький человек это делает. Многим изменяют девушки. Это нормальное течение событий, но не все после этого идут стрелять. Нужно понять все обстоятельства этого дела. Пока это поверхность. То, что только-только известно стало. Но в мире такой феномен существует. Видимо, это первый звонок для нас.

Казнин: Изучают этот феномен?

Тхостов: В мире изучают. Есть исследования, посвященные такого рода поступкам.

Кремер: Хочется понять, можно распознать заранее человека, склонного к такому поведению?

Тхостов: К сожалению, нет. Потому что эти люди ведут себя до определенного момента правильно, как все. Например, они очень любят вступать в организации военного типа. Любят покупать оружие и стрелять. Они пишут в текстах в Интернете разного рода… Ведь текст, который он написал в соцсетях, по сути дела, античеловеческий. Но он нигде и никем не был замечен. Мало того, как я понял, у этого человека много сочувствующих.

Кремер: Текст продолжает собирать лайки, после того, как убиты пять человек.

Тхостов: Значит, у нас много людей, которые так же думают.

Казнин: Это как раз, наверное, неудивительно. У нас любят злорадствовать, когда ураган в США уносит жизни людей. Это, наверное, феномен Интернета, все-таки.

Тхостов: Безнаказанности.

Казнин: Одно дело, когда бунт одного маленького человека, он вдруг срывается и крушит компьютеры в офисе или бьет коллегу, другое дело – когда он убивает…

Тхостов: Имели же случай майора Евсюкова.

Казнин: Вы думаете, можно сравнивать эти два случая?

Тхостов: А почему нет?

Казнин: Человек не понимает ценность человеческой жизни?

Тхостов: Я должен вас огорчить. Сейчас мало кто понимает ценность человеческой жизни. Она в современном обществе сильно снизилась. У нас много для этого причин: и воспитание, и смерти, убийства, постоянно тиражируемые СМИ. И как-то человек привыкает к такой картинке.

Кремер: Опять насмотрелись фильмов? Как вы оцениваете влияние СМИ?

Тхостов: СМИ, информация разного рода с сайтов, компьютерных игр – действительно сейчас это исследуется во всем мире. Что дает компьютерная игра? Она превращает убийство в игру. Нет необратимости процесса, потому что смерть – это ужасная вещь. Это кровь, боль, страдание. А в игре этого нет. Поиграли, а потом все встанем. Но это все к молодежи и подросткам. А ведь этому человеку 30 лет. Когда я читал об этом, вначале решил, что человек пил пять дней, может, белая горячка, но, учтя его упорядоченное последовательное согласованное поведение – есть контроль себя, последовательность событий...

Кремер: Контроль не исключает болезни?

Казнин: В нашей стране, к сожалению, белую горячку многие переживают. Мало, кто убивает, но совершаются серьезные преступления.

Тхостов: Если человек понимал значения совершаемых им поступков и мог ими руководить, то он вменяемый.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.