Убитых Станислава Маркелова и Анастасию Бабурову московские власти сравнили с Дедом Хасаном и не хотят ставить им памятник

Здесь и сейчас
20 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Пока одни представители московской власти вместе со всеми боролись с антисемитизмом некоторых журналистов, другие представители мэрии отказались почтить память жертв националистов. Департамент культуры не хочет ставить памятник Станиславу Маркелову и Анастасии Бабуровой.

«Москва — не колумбарий, и если увековечивать всех расстрелянных, то тогда и Деду Хасану нужно поставить бюст», — сказал Лев Лавринов, глава комиссии по монументальному искусству, которая отвечает за все новые памятники. Сам проект мемориала придумал скульптор Александр Цигаль. 

Александр Цигаль, академик Российской академии художеств: Так как это действительно на проходе, мы отнесли немножко в сторону эту историю. Мы практически не задеваем  дорогу, на 50 см просто камень кладется. Это лежит в стороне, по этому никто ходить, естественно, не будет, это не будет мешать движению. Это карта города. Они были убиты вот здесь, около входа. Мы предлагаем сделать вот здесь.

Ярослав Леонтьев, член инициативной группы: В первую годовщину гибели Стаса и Насти решили написать открытое письмо на имя тогдашнего главы Москвы Юрия Лужкова, и действительно собирали подписи, много достойных людей тогда подписалось. Тут подписи режиссера Павла Лунгина, Григория Явлинского, Людмилы Алексеевой, известного историка Шмидта, поэта Андрея Дементьева, Алексея Симонова и многих других.

Александр Цигаль, академик Российской академии художеств: Меня на редкость потрясло это событие. Оно просто потрясло. А так как художнику вообще мысль…ну, пластическим образом… я придумал, как это можно сделать. В последние годы у меня идет серия работ «Мишени» – это и Хармс, и потрясающий совершенно Вильгельм Телль, замечательный Святой Себастьян – люди, которые были мишенями.

Ирина Федотова, член инициативной группы: Тут был народный мемориал, начиная с самого начала и на протяжении нескольких лет. Это все восстанавливалось. Тут было цветы, иногда даже в горшках цветы ставили. Стояли портреты. Временами, пару  раз, тут писали гадкие надписи на стене, но потом перестали. Может быть, полгода назад, может быть, больше, точнее прошлым летом – осенью, это стали убирать тотально.

Александр Цигаль, академик Российской академии художеств: Я не думаю, что если мы положим на такое расстояние хороший камень вровень с этим, это сильно испортит дорогу. Вот этот проект. Плиты ошлифованные и два бронзовых силуэта. Мне хотелось обдумать… Стас был убит на месте, она была ранена и ее оттуда увезли, она скончалась в машине. Это, по моему представлению, серьезное художественное решение, интересное, необычное. Я сейчас сделаю Мандельштама, тоже человек-мишень, сейчас я сделал его из картона, буду делать из черного железа. Хармс – из дома вышел человек с дубинкой и мешком – такая вот мишень. Святой Себастьян… К сожалению, я это начал давно, но видите, как это во мне сработало. Это я сначала сделал, одна плоскость была выше, вторая – углубленная плоскость. А здесь они просто лежат на земле. Там не дадут сделать, если дадут сделать, никакой иной вещи. Там нельзя поставить вертикаль, ее некуда поставить. Там просто нет возможности,  а на Палаты доску не дадут повесить, потому что это памятник архитектуры, культуры 17 века и законом охраняется, запрещено. И оно замечательно тем, что не вызвало бы никаких сомнений, не вызвало противодействия пространству, городу. Это бы вписалось бы туда точно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.