Цыган поймал «Медведя». Приз за лучшую роль в Берлине получил безработный

Здесь и сейчас
17 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть

Накануне вечером раздали награды 63-го Берлинского кинофестиваля. Без сенсаций не обошлось. Жюри во главе с гонконгским режиссером Вонгом Кар-Ваем  вручило «Серебряного медведя» непрофессиональному актеру   безработному цыгану из Боснии и Герцеговины.

Берлинале прошел с социально-политическим уклоном. Впрочем, как и всегда, ведь это особенность Берлина. Но на этот раз это было еще сильнее заметно. Вот и решение жюри лишний раз подтвердило эту тенденцию.

Итак, «Серебряного медведя» за лучшую мужскую роль получил Назиф Мужич, простой безработный цыган из Боснии и Герцеговины. Видно, что он все-таки немного отличается от всех сидящих в зале. Вот она – толерантность. Он и его жена сыграли самих себя в фильме боснийского режиссера Даниса Тановича «Случай из жизни сборщика железа». Это, пожалуй, самая острая социальная драма в программе Берлинале, ведь непрофессиональные актеры практически сыграли себя. Они живут на окраине страны, герой Мужича зарабатывает на жизнь сбором металлолома, а жена неожиданно заболевает, и теперь им нужны деньги на операцию.

Кстати, Танович получил за этот фильм и гран-при жюри, второй по значимости приз. Но от цыганов далеко не уходим. Ведь главную награду Берлина – «Золотого медведя» получил румынский фильм режиссера Калина Питера Нецера «Поза эмбриона».

Результат предсказуемый. Эту картину, снятую в псевдодокументальном стиле, хвалили критики на протяжении всего фестиваля, журнал Screen давал ей высшие рейтинги. Это тоже социальная драма, только если в первом фильме речь шла о социальном дне, то здесь уже речь идет о высшем обществе. Главная героиня – успешная образованная женщина, архитектор. Но, как мы знаем, богатые тоже плачут. Ее сын сбил на дороге маленького мальчика, превысив скорость, привычная сегодня история для России тоже. И мать пытается его всячески отмазать от тюрьмы. Сын же вину свою не признает и раскаиваться не собирается. О том, как все это переживает эта сильная женщина и рассказано в фильме.

Ну что тут можно сказать – румынское кино или можно сказать шире, восточноевропейское, в очередной раз подтвердило свой элитарный и фестивальный статус. Переходим к другим победителям.

Медведя за лучшую режиссуру получил Дэвид Гордон Грин, американский режиссер, за ленту «Принц лавин». Это римейк исландской картины 2011 года «Другая дорога». Приличная и очень цельная работа. Главные герои работают в выжженном пожарами лесу — они обновляют дорожную разметку одной из проселочных дорог. Но каждый из них по-разному воспринимает отшельничество. Весь фильм они постоянно идут по дороге, их покой тревожат разве изредка. Далее – приз за лучшую женскую роль достался Паулине Гарсии за главную роль в фильме «Глория» чилийца Себастьяна Лелио. Эту картину тоже критики считали фаворитом и прочили ей «Золотого медведя». Она рассказывает о том, как разведенная женщина в возрасте обретает второе дыхание, встречает новую любовь и заново переживает чувства, которые уже успела позабыть.

И, конечно, на политизированном Берлинале не могли обойти вниманием Джафара Панахи, иранского режиссера, которого на родине приговорили к шести годам тюрьмы и запретили снимать фильмы. В Берлине он представил свою новую картину «Закрытый занавес», художественное высказывание про цензуру и особенность его ситуации. Снял он ее с помощью другого режиссера. Ему вручили приз за лучший сценарий.

Российская картина «Долгая счастливая жизнь» Хлебникова так ничего и не получила. Зато «Серебряным медведем» за выдающийся вклад в искусство был отмечен казахский оператор Азиз Жамбакаев за работу над фильмом «Уроки гармонии».

Кремер: Почему наша картина ничего не получила? Как ее приняли в Берлине?

Катаев: Наша картина входила в контекст Берлинале – социально-политический уклон, потому что рассказывала о рабочих, у которых администрация города хочет забрать землю. Под руководством энтузиаста-фермера они решают бунтовать, но ничего не удается. Она совпадала по контексту с фильмом Гаса Ван Сента «Земля обетованная», где тоже люди защищали свою землю. К сожалению, не получила награды. Какие итоги я могу подвести. Во-первых, политический уклон у фестиваля заметен невооруженным взглядом. Во-вторых, феминизм начался с самого первого дня, потому что среди жюри фестиваля очень много женщин – больше, чем мужчин. Все отметили, что это происходит впервые.

Кремер: Кто самая яркая женщина в жюри Берлинского кинофестиваля?

Катаев: Я думаю, Шарин Нешат, иранский художник, режиссер. Ей посвящали на пресс-конференции даже больше вопросов, чем Вонгу Карваю, председателю жюри, настолько она эффектная женщина с необычной судьбой. Помимо этого, картина «Глория», которой пророчили приз, и много женщин фигур во многих фильмах. Не могу сказать еще об одной тенденции – интернет-порно, эта тема прослеживается, наверно, в пятерки картин, которые я там посмотрел. Например, Гордон-Левитт снял фильм «Addiction» про человека, который не может наладить свою жизнь из-за того, что постоянно смотрит порно. Также не складывается личная жизнь у индонезийского парня, та же проблема, он из-за нее вообще погибает. Тема интернет-зависимости, интернет-порнографии настолько уже вошла в нашу жизнь, что сейчас отражается в фестивале. Очень много фильмов с участием непрофессиональных актеров-инвалидов. Замечательный кубинский фильм «Бассейн», рассказывает о детях, один из них с синдромом Дауна, другой с ДЦП, третья вообще без ноги, и единственное развлечение в их жизни – приходить по выходным в бассейн и там отдыхать. И Камилла Клодель в фильме «Брно Дюмона», который, к моему сожалению, ничего не получил, хотя является достойнейшей работой, который рассказывает о жизни Камиллы Клодель, известного скульптора, бывшей вощлюбленной Огюста Родена, которую он бросил, и та попала в сумасшедший дом. Все действие происходит в сумасшедшем доме, и там играют реальные сумасшедшие.

Кремер: Ты говорил, что этот цыган, который получил главный приз, играл самого себя. История про больную жену – история его реальной жизни?

Катаев: Да.

Кремер: Он сейчас получил премию, может ли он потратить ее на операцию своей жене?

Катаев: Там уже не настолько критичная ситуация, это мокьюментари – художественное преобразование, но то, что это улучшит условия его жизни, жены – это 100%.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.