Что будет в Сирии после разговора Обамы и Путина

Объясняет политолог Михаил Троицкий
14 февраля 2016
16 138

Владимир Путин и Барак Обама обсудили ситуацию в Сирии и на Украине. Оба президента позитивно оценили итогам заседания Международной группы поддержки Сирии в Мюнхене.

Владимир Путин и Барак Обама обсудили ситуацию в Сирии и на Украине. Оба президента позитивно оценили итогам заседания Международной группы поддержки Сирии в Мюнхене 11–12 февраля. Президент России, говоря о борьбе с «Исламским государством» (организация запрещена в России), напомнил о важности создания единого антитеррористического фронта при отказе от двойных стандартов, это цитата с сайта Кремля. Стороны договорились активизировать сотрудничество по линии дипломатических ведомств и других структур.

Тем временем министр иностранных дел Великобритании Филип Хаммонд заявил, что уход Башара Асада с поста президента Сирии зависит от того, решит ли Москва применить свое влияние:

 «Существует только один человек на планете, который может окончить гражданскую войну в Сирии при помощи телефонного звонка, и это господин Путин»

Тем временем, Саудовская Аравия собирается наносить авиаудары по сирийскому городу Ракка и его предместьям с турецкой базы Инджирлик. Об этом сегодня заявил советник министра обороны королевства генерала Ахмед Асири. За минувшие сутки на турецкую авиабазу «Инжирлик» прибыло около 20 боевых самолетов ВВС Саудовской Аравии, в частности, бомбардировщики и истребители F-15, которые в ближайшие недели начнут участвовать в воздушной операции западной коалиции против ИГИЛ (организация запрещена в России). Саудовская Аравия заявила вчера, пояснив, что если политическое урегулирование в Сирии провалится, президент Башар Асад будет свергнут силой. При этом глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр заявил сегодня, 14 февраля, что поддержка со стороны России не поможет президенту Сирии Башару Асаду остаться у власти.

Дождь обсудил последние события с Михаилом Троицким, политологом, доцентом МГИМО, экспертом по международным отношениям.

 

Тагаева: Михаил, Кремль говорит, что инициатива разговора между двумя президентами исходила все-таки от Белого дома. Что это значит, как вы думаете?

Троицкий: Ну, я думаю, это правда, в таких случаях не принято дезинформировать общественность. Я думаю, что Соединенные Штаты хотели получить заверение гарантий на самом высоком уровне с российской стороны о том, что Россия будет содействовать соблюдению перемирия, соглашение о котором было подписано в ночь с четверга на пятницу. Дело в том, что Россия заявила, что террористов она все равно бомбить продолжит, ну а как известно, существует расхождение между Россией и участниками другой антиигиловской коалиции в вопросе о том, кто является террористом. Поэтому если продолжать примерно те же самые бомбардировки, что и до Соглашения, то ясно, что никакого перемирия соблюдаться не будет. Ну кроме того, вероятно, возможно американская сторона хотела выяснить, как Россия воздействует на Башара Асада, пытается ли убедить его прекратить наступление через неделю, как было установлено. В общем, прощупывали намерения, я думаю, ради этого Обама звонил Путину.

Тагаева: Это как-то связано с реакцией Саудовской Аравии и ее решением тоже принять участие, как вы думаете?

Троицкий: Я думаю, это, конечно, связано с высоким риском крупного регионального столкновения с участием России и, возможно, даже как минимум одной страны НАТО, Турции. И Саудовская Аравия, и даже Турция, Саудовская Аравия в большей степени, делают воинственные заявления о своей готовности вмешаться и ввести войска на сирийскую территорию, чтобы отбить наступление армии Башара Асада на северные районы, где, понятное дело, живут и действуют далеко не только члены запрещенной в России группировки ИГИЛ (Верховный суд России признал ИГИЛ террористической организацией, ее деятельность на территории РФ запрещена), но и вполне мирные жители, сунниты, с которыми, в общем, Башар Асад тоже не церемонится. И конечно, вот этот риск того, что где-то на севере Сирии произойдет столкновение уже не только саудовских и сирийских сил или турецко-сирийских, а еще и Россия там будет задействована, ведь Россия утверждает, это так и есть по международному праву, она имеет все права осуществлять по просьбе сирийского правительства авианалеты на позиции ИГИЛ и всех прочих на территории Сирии. Ну и вот это может привести к действительно серьезному международному конфликту с участием как минимум одной страны НАТО. Вот это все несомненно, я думаю, вызывает обеспокоенность не только в России, но и в основном, думаю, в Соединенных Штатах, которые хотят узнать, как относится к такой перспективе лично президент Путин.

Тагаева: Что вообще имеется в виду под антитеррористическим фронтом, чем он отличается от антиигиловской коалиции во главе с американцами?

Троицкий: На самом деле я эти термины употреблял в качестве синонимов. Россия координирует свои действия с Ираном, с сирийским правительством, пытается искать других региональных союзников, в лице, например, сирийских курдов. А с другой стороны, есть коалиция, в которой участвуют Саудовская Аравия, США, много других стран. Турция заявляет о своей особой позиции. Турции больше всего не нравятся сирийские курды, то, что они отбивают, воюя на стороне президента Асада, позиции у мусульман-суннитов на севере Сирии, причем Турция утверждает, что эти сунниты далеко не члены ИГИЛ, а просто оппозиция президенту Башару Асаду. Так что вот существуют две эти коалиции, существует Турция с ее особой позицией. Но, конечно, коалиция, в составе которой Саудовская Аравия, США, Британия и другие, она более многочисленна, но вопрос в том, что до недавнего времени они не были готовы предпринимать крупные наземные операции, и тем более в Сирии, куда их не приглашает президент Башар Асад. А Россия, в составе пусть и менее многочисленной коалиции, но готова, как говорят наши руководители и показывают на месте, к решительным действиям. Она пытается вести поддержку с воздуха, весьма интенсивную, продвижению сирийских войск на север Сирии и на ряде других направлений. Проблема в том, что это еще, помимо всего прочего, порождает и мощный гуманитарный кризис, с которым сталкивается Турция и страны Европейского Союза. Турция их шантажирует немножко. Но все вот это создает, во-первых, как мы уже говорили, риск крупной региональной войны, во-вторых, волны беженцев, гуманитарные страдания, лишения, разрушения. Вот это все надо заканчивать, об этом, собственно, и была договоренность достигнута в пятницу в Мюнхене. Теперь вопрос в том, как ее выполнить, что вообще стороны думают о ее выполнении. Вот здесь, я думаю, Обама и Путин сверяли часы. Но чем это закончилось, мы не знаем. Мы читаем на сайте Кремля, что беседа носила откровенный характер. Вот что значит откровенный? Возможно, стороны обозначили свои позиции, но к общему знаменателю не пришли. А может быть, и пришли. Может быть, пришли на время. Вот пока неизвестно, из того, что мы читаем, во всяком случае.

Тагаева: Михаил, а какова вероятность того, что Россия и США все-таки начнут координировать свои действия при бомбежке ИГИЛа после этого разговора?

Троицкий: Видите ли, опять же, на территории Сирии США не ведут никаких бомбежек, поскольку туда их не приглашали. Да и Россия, развернув свои мощные комплексы ПВО в Сирии, заявляет, что готова противодействовать любым третьим державам, которые попытаются вмешаться в конфликт в Сирии. Ну и честно говоря, похоже, что мнение коалиции, в составе которой находятся США, выразил британский министр, которого вы цитировали в начале передачи, сказавший, что надо прекратить бомбежки столь интенсивные, как те, которые Россия вела на протяжении последних нескольких дней, до заключения соглашения в Мюнхене, и вот тогда можно садиться за стол переговоров. Собственно, переговоры были сорваны, потому что армия Асада, при поддержке с воздуха России, начала свое наступление. Так что, я думаю, что условием США и их союзников является прекращение наступления Асада, и тем более вот этой массированной поддержки с воздуха, которую оказывает армии Асада Россия. Ну, а Россия, в свою очередь, видимо, полагает, что нужно демонстрировать силу, нужно, наоборот, двигаться вперед, создавать факты на земле, и тогда с тобой будут считаться. А если ты этого не сделаешь, то тогда на переговорах тебя отожмут, затрут, замнут и ты проиграешь. Так что пока происходит столкновение двух этих позиций, и против России, несомненно, формируется снова определенное негативное мнение, которое, казалось бы, стало уходить на задний план с связи с перемирием на Украине, в связи с проблемами политическими в Киеве, которые возникают и так далее. У России были, вероятно, в руках хорошие козыри, чтобы как минимум продолжать двигаться в том же направлении. И тут возникают вот эти бомбардировки и снова вал критики в адрес России. Так что пока вот никакой, я думаю, перспективы действительно координации, к чему призвал Президент Путин Обаму в телефонном разговоре, мне кажется, не просматривается.

 

Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю