Тонино Гуэрра, который изменил мир

Здесь и сейчас
21 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня стало известно о кончине Тонино Гуэрры. Поэт и киносценарист умер в своем доме в Италии в городе Пеннабили – это недалеко от курорта Римини. Сам Гуэрра, как и Федерико Феллини, для которого он писал сценарии, был родом из Римини.

Этому городу Гуэрра и Феллини посвятили фильм, ставший классикой мирового кино, - «Амаркорд». Помимо работ с Феллини – фильмы «Казанова», «Репетиция оркестра», «И корабль плывет», - Гуэрра сотрудничал с Марио Моничелли, Дамиано Дамиани, Микеланджело Антониони. Для последнего он написал сценарии к фильмам «Затмение», «Фотоувеличение», «Забриски-пойнт».

В России, как Италии, смерть Гуэрры стала главной новостью. Гуэрра любил Россию и всегда выступал пропагандистом ее культуры. Вместе с Андреем Тарковским он написал сценарии для «Время путешествия» и снятого в Тоскане фильма «Ностальгия». С Россией Гуэрра был связан через русскую жену Элеонору Яблочкину, на которой женился в Москве в 1970-х, а также через поэта Беллу Ахмадуллину, переводившую стихи Гуэрры. А вот один из отзывов сценариста о Римини и России: «никогда не забуду тот первый снег своего детства - огромные хлопья, которые медленно падали с неба. Собственно, снег и стал тем, что привело меня в Россию. Я хотел найти его здесь».

О том, каким был Тонино Гуэрра, поговорили с журналистом Ксенией Соколовой и сестрой режиссера Андрея Тарковского - Мариной Тарковской.

Казнин: Надо пояснить, вы делали интервью с ним большое, с Тонино Гуэррой, который, конечно, обожал Россию, об этом, в общем, все всегда говорят, наверное, в первую очередь в России, когда вспоминают об этом человеке. После этого интервью что-то изменилось в вашем восприятии этого человека?

Соколова: Тонино, сам того не подозревая, изменил мою жизнь, потому что я туда попала, по-моему, это был 2002 или 2003 год, я работала в каком-то женском журнале, писала заметки и меня вот послали в командировку, взять интервью у Тонино Гуэрра. И когда я попала в его дом, к этим людям, я вообще поняла, что существует какой-то другой мир, мир великий и мир, о котором я раньше вообще не подозревала. И я перестала писать глупые заметки и, вообще говоря, занялась делом. То, что он, конечно, представлял собой эпоху, эпоху, связывающую нас с эпохой великого кино, и то, что этот человек из серии таких, каких сейчас не делают, это абсолютно точно. Это человек совершенно возрожденческий, который все, что он делал, он превращал в искусство. Это было его поразительное абсолютно свойство. И при том, что даже когда я с ним познакомилась, ему было уже очень много лет, он любил почитать нам все лекции и так далее, это никогда не было старчески занудно, это всегда было совершенно просто вот какие-то искры; и каждое его слово, каждое его предложение, это было искусство, это была поэзия. В этом была поразительная особенность этого человека.

Казнин: Марина Арсеньевна, вы можете сказать, изменил что-то Тонино Гуэрра в жизни вашего брата?

Тарковская: Ну, вы знаете, Тонино Гуэрра, по-моему, изменил в жизни что-то очень многих людей, потому что, как здесь уже было сказано, это был великий человек возрожденческого характера. И, вы знаете, еще до того, как Андрей познакомился с Тонино Гуэрра, он уже прекрасно знал его фильмы, которые, конечно же, переворачивали его сознание, конечно. Понимаете, Гуэрра начал работать в кино с пятьдесят третьего года. Он двадцатого года рождения. И вот история кино мирового как раз как бы совпадает с отрезком его работы в кино, в кинематографе, в искусстве вообще. Поэтому он застал как бы еще эпоху неореализма, который потом перетек уже в совершенно другую, экзистенциальную форму кино, это уже возникла работа с Антониони, вот эти замечательные фильмы. И Гуэрра менялся на протяжении вот этих всех лет, менялась обстановка, менялось настроение в обществе, и если он делал с Антониони фильмы вот такие, говорящие о внутренней жизни человека, абсолютно не касаясь каких-то социальных проблем или политических проблем, то с Франческо Рози он делал уже фильмы политического характера. Этот человек был очень разнообразен, разносторонен, поэтому, конечно, он влиял. Каждый его фильм, я помню премьеры в «Доме кино», но не премьеры, а показы, конечно, потому что к нам приходили в советское время эти фильмы намного позже, чем они были сделаны, и эти премьеры, они просто переворачивали сознание. Они говорили о том, что есть другое кино, не такое, к которому привык советский зритель. Так что, огромное влияние этой личности. И, к сожалению, Тонино Гуэрра закрыл вот эту великую эпоху итальянского и мирового кинематографа. И, конечно, это ужасно, что ушел такой потрясающий человек, интересный, добрый, разнообразный, увлекающийся. Они очень с Андреем любили друг друга, и мне кажется, что вот этот фильм «Ностальгия», которого Андрей ждал 3 года, он после «Сталкера» ждал, когда, наконец, вот эти все проблемы с запуском «Ностальгии» решатся, потому что решали и чиновники телевидения Италии и чиновники «Госкино» московского, советского, так что все эти годы они очень тесно общались с Тонино Гуэрра, с Лорой. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.