Толоконникова объявила голодовку из-за угроз убийством

Здесь и сейчас
23 сентября 2013
10 739
11
Поддержать программу
Поделиться

Надежда Толоконникова объявила голодовку. Участница группы Pussy Riot передала заявление на волю, в котором сообщает ни много ни мало об угрозе своей жизни. Она исходит, по мнению Толоконниковой, от администрации колонии. «Все можно перетерпеть. Все, что касается только тебя. Но коллективный колонийский метод воспитания означает другое. Вместе с тобой терпит твой отряд, вся колония. И, что самое подлое, те люди, которые успели стать тебе дороги», – пишет Толоконникова из мордовской исправительной колонии №14. Она уже отказалась от работы в швейном отряде и обратилась в Следственный комитет.

Журавлева: Надежда Толоконникова уже год находится в колонии №14. Ее письмо опубликовано на «Ленте.ру». Девушка описывает правила, принятые там: бригада работает в швейном цехе по 16-17 часов в день, на сон отводится в лучшем случае четыре часа в сутки, выходной – раз в полтора месяца. Ослушаться никто не смеет – есть система наказаний,  нельзя заходить в свой барак, не важно, какая погода на улице, нельзя есть свою еду, нельзя мыться, хотя банный день и так раз в неделю. Дальше цитата:

«”Если бы ты не была Толоконниковой, тебя бы уже давно *********” (дальше нецезурное слово, означающее избиение) — говорят приближенные начальникам зэчки. Так и есть, других бьют. За неуспеваемость. По почкам, по лицу. Бьют сами осужденные, и ни одно избиение в женском лагере не происходит без одобрения и ведома администрации».

Толоконникову же наказывают по-другому: издеваются не столько над ней, а над теми осужденными, с которыми она общается. Еще одна цитата: «Одну мою подругу лишили УДО, к которому она шла семь лет, старательно перевыполняя на промке норму. Ей дали взыскание за то, что она пила со мной чай. В тот же день подполковник Куприянов перевел ее в другой отряд. Другую мою хорошую знакомую, женщину очень интеллигентную, перекинули в пресс-отряд для ежедневных избиений за то, что она читала и обсуждала со мной документ Минюста под названием “Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений”».

Это началось после того, как адвокат Толоконниковой Дмитрий Динзе обратился в прокуратуру – пожаловался на условия в колонии. Сегодня, кстати, «Российская газета» публикует комментарий председатель Общественной наблюдательной комиссии Мордовии Геннадия Морозова: «Рабочий день в колонии №14 по-прежнему восьмичасовой, в соответствии с нормами Трудового кодекса. Женщины работают до 16 часов 30 минут – так было всегда, и никаких изменений в этом плане нет». Комментировать утверждения Толоконниковой об угрозах убийством Морозов отказался, назвав их абсурдом. Муж осужденной Петр Верзилов, который у нее на свидании, уточнил, что это за угрозы.

Петр Верзилов, муж Надежды Толоконниковой: Руководство колонии перешло элементарную правовую черту. Один из главных эпизодов всей этой сегодняшней истории, что 30 августа – Надя описывает и разговор, и в заявлении в Следственный комитет описано – когда подполковник Куприянов, который фактически руководит колонией и всеми осужденными женщинами, сказал что, если с твоей стороны так дальше и пойдет в плане жалоб, возмущения и попыток разобраться в том, что здесь происходит, тебе уже просто не будет плохо. Потому что на том свете-то плохо вообще не бывает. Надя поняла, что если они не боятся говорить такие вещи ей в лицо, чего раньше не происходило, то все, что называется, очень плохо. И нужно действовать по отношению к ним более жесткими методами.

Журавлева: Как вы понимаете, у нас нет возможности поговорить с самой Надеждой Толоконниковой, спросить ее, как она считает, почему вообще администрация колонии, люди, которые работают в администрации, устанавливают такие правила. Ее муж говорит, что, видимо, здесь есть три причины, соединившиеся воедино. Во-первых, работники колонии, как правило, из Мордовии, они там работают из поколения в поколение, это такое воспитание, как говорит Верзилов. Во-вторых, когда у осужденных нет воли, они просто загнаны, они не способны к протесту, к бунту. В-третьих, деньги: женщины в колонии работают, шьют полицейскую форму, и, по словам Верзилова, это неплохой источник дохода для администрации колонии.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.