Банк МФК занялся высокодоходным кредитованием

Здесь и сейчас
22 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Виктор Вексельберг сменил Александра Абрамова на посту председателя совета директоров и ввел очень рискованную услугу кредитования.

Изюмская: Что же они там собираются делать такого рискованного?

Тофанюк: Они собирают заниматься таким страшным видом кредитования, как мезонинное кредитование. Страшное c точки зрения названия, потому что мало кто у нас вообще, я так понимаю, этим занимается.

Изюмская: Это вообще не дело коммерческого банка, насколько я понимаю?

Тофанюк: Ну почему это? Может быть, это дело коммерческого банка, просто это кредитование фактически равносильно безналоговому. Кредитование под залог очень сомнительный, который либо не имеет ценности, либо может обрести ценность потом. Очень характерный пример - это когда выдается кредит под залог строящегося объекта. Объекта еще нет, но он берется в залог. То же самое может быть с каким-нибудь стартапом. Вы создали компанию, под акции ее получили кредит, но эти акции еще ничего не стоят.

Изюмская: Это такая инвестиционная больше история.

Тофанюк: Да, это инвестиционная история, она характерна для инвестбанков, она очень плохо, мало распространена на российском банковском рынке. Как говорят, было его открытие, по-моему, несколько таких сделок, и у ВТБ. А все остальное это инвестбанки.

Изюмская: Если на такие риски идут акционеры, совет директор одобряет такую стратегию, это означает что там все плохо и действительно уже «олигархи пошли ва-банк», так ваша статья называется.

Тофанюк: Нет, это абсолютно не означает, что там все плохо. Там, конечно, все очень неоднозначно, потому что банк от квартала к кварталу показывает то плюс, то минус, и в общем-то не было понятно, что с ним делать. И даже, если вы помните, весной этого года писали громкие статьи о том, что банк МФК заканчивает свои дни скоро.

Изюмская: Прохоров собирался выходить, потому что ему не разрешили декапитализацию.

Тофанюк: Да, но банк этого не подтверждает, что они не разрешили декапитализацию. Но тем не менее, сообщение о том, что Прохоров собирается покинуть банк, что он больше не выживет, эти все сообщения были. И тогда же писали, что очень высокие зарплаты у сотрудников банка, и что из-за этого убытки. В общем, непонятно, что с ним делать. А мезонинное кредитование, который банк собирается сейчас запустить, оно очень высокую доходность имеет и банк рассчитывает на доходы в 30%, такой, конечно, маржи в коммерческом кредитовании не было.

Изюмская: А можно сделать какие-то прогнозы, насколько такая стратегия, которая собирается теперь в МФК проводить в жизнь, насколько она может позволить банку выйти из убытков?

Тофанюк: Сложно сказать. Это риск очень большой, понимаете. Можно сделать прогноз, если банк будет развивать как свой бизнес, то он станет лидером в России по этому виду кредитования. Потому что нет, никто этим не занимается так основательно. А он хочет половину портфеля. Но у нас есть подозрение, что…

Изюмская: 50 на 50, ничего себе.

Тофанюк: Да. У нас есть подозрение, что это связано с желанием одного из акционеров банка, господина Абрамова приобрести Енисейскую промышленную компанию, которая…

Изюмская: Давняя, кажется…

Тофанюк: Это давняя история, это давнее его желание, это давняя история, которая осталась, была в залоге Межпромбанка, потом где-то долго ее искали, она куда-то выводилась, продавалась, выводилась из-под залога, АСВ судился тогда. Банк же сообщает, что они АСВ тоже договорились, что они будут каким-то образом.

Изюмская: С агентством по страхованию.

Тофанюк: С агентством по страхованию вкладов. Что они будут санировать некие активы. Конечно, никто ничего, ни банк, ни АСВ официально ничего не говорит. Какие активы, что? Вообще даже в АСВ официально даже не подтверждали наличие такого соглашения. Хотя говорят, что по факту сотрудничают. Соответственно, мы подозреваем, что это на самом деле, в рамках охоты за этим активом происходит.

Изюмская: И только лишь? То есть тут речь не о том, чтобы сделать банк прибыльным, а решить вопрос одного из акционеров?

Тофанюк: Ну параллельно. Может быть, банк и ставит прибыль, но задача, скорее всего, такая.

Изюмская: Если пофилософствовать на тему того, что все-таки действительно новое направление для российского банковского сектора, а где брать специалистов? За рубежом покупать? И вообще, ведутся ли в банке работы по поиску таких, по привлечению таких специалистов по этому самому мезонинному кредитованию, в частности.

Тофанюк: У них же один из акционеров, как вы знаете, Сулейман Керимов, человек-инвестфонд фактически. Большой специалист.

Изюмская: Человек и пароход.

Тофанюк: Человек и пароход, большой специалист в инвестиционных разных делах. Я думаю, что он найдет себе и людей посоветует, и в общем, делегировал он своего человека, вы знаете, в совет директоров.

Изюмская: А сотрудничество с агентством по страхованию вкладов оно будет заключаться только в санировании и только лишь? И насколько тоже эта новинка для российского банковского рынка? Такое плотное сотрудничество.

Тофанюк: С агентством по страхованию вкладов многие сотрудничают и многие же участвуют в санации банков, которые попадают в АСВ, это, в общем, абсолютно не новость. Просто этот банк до сих пор об этом не сообщал, и в общем, то они говорили раньше, что он финансовый или юридический консультант какой-то, о том, что они деньгами обираются что-то там выкупать у АСВ, они не говорили. Вчера они сказали, что вообще-то мы не подавали заявок, потому что не было интересных активов до этого. А тут, конечно, насыпалось, и Межпромбанк попал, и вы знаете, группа Соцгорбанк, человека, который избил зятя Путина, извините, я забыл фамилию. И Банк Москвы сейчас попал. Там у разных персонажей разные учредители этого банка могут быть очень разные интересы. Может быть, и Сулейман Керимов что-то в Банке Москвы себе под это дело посмотрит, и Виктор Вексельберг, может быть, свое Сколково там прокредитует.

Изюмская: Если оставить частные интересы отдельных акционеров, о которых мы уже говорили, можно ли говорить, что мезонинное кредитование станет будущим для российского банковского рынка?

Тофанюк: Да нет, конечно, ну что вы. Это инвестиционный бизнес.

Изюмская: То есть это частная история, в каком-то смысле только отдельного акционера?

Тофанюк: Ну это же банк, это клуб олигархов. Он трендов никаких на рынке не задает.

Изюмская: А мог бы, кстати.

Тофанюк: А мог бы, да. Это такой некий частный клуб, где они, видимо, собираются где-то за чашечкой кофе, или я не знаю, у камина с сигарами и что-то там обсуждают. Видимо, это вот. Поэтому вряд ли он какой-то тренд может задать на этом рынке. Но это очень не обычно, конечно.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.