Тюльпаны, «Яндекс» и ЛУКОЙЛ. Без чего может остаться Россия, если дипломатическая война с Голландией продолжится

Здесь и сейчас
8 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
То, что происходит сейчас между Россией и Нидерландами – совершенно невероятно в цивилизованном мире. Дипломаты уже назвали переписку между министерствами иностранных дел обеих стран «Голландским сюром».

Утром голландский послом в Москве получил ноту протеста в связи с избиением полицейскими российского дипломата Дмитрия Бородина в его квартире в Гааге. На странные действия полиции отреагировал даже Владимир Путин. Во время пресс конференции по итогам саммита АТЭС на индонезийском острове Бали он сказал, что: «избиение является грубейшим нарушением Венской конвенции».

Москве от властей Голландии потребовали до шести часов вечера предоставить разъяснения. В половину шестого вечера королевство ответило: они готовы извиниться, если выяснится, что Венская конвенция действительно была нарушена. Российский МИД так же до шести часов вечера назвал диалог между странами «разочаровывающим», а реакцию голландцев – «невразумительной, неприемлемой и не подобающей уровню российско голландских отношений». Каких санкций теперь ждать, и кто больше пострадает – Россия или Голландия – Разбирался Родион Чепель.

Чепель: Если МИД говорит, что реакция Нидерландов не соответствует уровню российско-голландских отношений, можно предположить, что так МИД угрожает уровень отношений понизить. Могут, например, выслать или объявить персоной нон-грата кого-то из голландского посольства или консульства. Тем более что глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков уже обвинил Голландию в целенаправленной травле России.

Он написал сегодня в твиттере: «Вряд ли полиция Гааги могла избить и задержать второе лицо в посольстве России без санкции с самого верха. Выглядит, как ответ на дело «Гринпис».

Инцидент с задержанием пользующегося дипломатической неприкосновенностью российского дипломата в субботу, и правда, увязывают с задержанием судна «Гринпис» в Печорском море. Оно следовало в запретную зону около нефтяной платформы под голландским флагом. Напомню, буквально накануне инцидента, в пятницу Нидерландов министр иностранных дел Франс Тиммерманс написал в голландский парламент письмо, в котором объявил, что «Нидерланды, как государство флага судна «Арктик Санрайз», на основании Конвенции ООН по морскому праву инициируют арбитражный процесс с целью добиться освобождения незаконно задержанных судна и команды». Арбитражный процесс предполагает, что каждая из сторон привлекает какого-либо юриста в качестве арбитра. Эти два арбитра затем совместно выбирают третьего, и общими усилиями все трое выносят решение по делу. Решение Международного арбитража является обязательным к исполнению.

Получается, что полицейские в Гааге действовали параллельно этим действиям правительства. Пока власти заявляли о том, что действия России незаконны, полицейские ворвались в дом дипломата Дмитрия Бородина, надели наручники и увезли в участок, обвинив в насилии над собственными детьми.

Алексей Малашенко, член научного совета московского центра Карнеги: Я не берусь судить о том, что произошло в Голландии с нашим дипломатом. Такие вещи доказываются какими-то фактами. В любом случае, это очень неприятно. Единственное, что мне еще больше не нравится – это то, что будет ловиться любая зацепка, чтобы еще раз показать, что Россия готова действовать очень решительно. Тут надо признать, что решительность России, когда она возникает в таких непонятных ситуациях, в конечном счете, обходится дороже самой России. Европейские дипломаты и политики всегда относились к России, не скажу с симпатией, но с пониманием. Но то, что произошло с так называемыми пиратами, стало раздражать европейское общество. Это очень плохо.

Всё идёт к тому, что начнётся торговая война – несмотря даже на то, что 2013-й объявлен годом дружбы между Голландией и Россией. Что такое торговая война, мы уже знаем – на примерах Грузии и Молдовы, и вот совсем недавно – с Литвой. В голландской прессе и сети уже испугались экономических санкций со стороны России, отмечает живущая в Голландии российская журналистка.

Анна Кузнецова, голландский журналист: Я видела в интернете комментарии обычных голландцев, и большинство из них недоумевает по этому поводу и называет дело каким-то мутным. Не может полиция приехать по одному звонку соседей и избить дипломата на глазах у его детей. Это какой-то нонсенс. Некоторые, конечно, проводят параллели с недавним инцидентом, когда на судне «Гринпис» были арестованы голландцы. Кто-то называет это битвой Давида и Голиафа. Конечно, голландцам не выгодно сориться с Россией. В один прекрасный момент Россия может перекрыть кран с газом или ужесточить условия поставки газа. Поэтому невыгодно портить отношения.

Но в случае введения экономических санкций, нам придётся отказаться от голландских цветов, тюльпанов, например.    Нидерланды занимают первое место в мире по поставкам живых цветов, и Россия у них – не первый рынок сбыта, в отличие от шоколада украинской фирмы «Рошен». Кстати, больших проблем на рынке цветов быть не должно – пустующее место голландцев, что очень вероятно, тут же займут производители из Южной Америки: Колумбии и Эквадора. Но российским властям не стоит забывать, что Голландии есть, чем ответить – потому что это вторая после Кипра страна по объему инвестиций в российскую экономику. Это неудивительно, потому что инвесторами выступают зачастую российские же компании, которым удобно регистрироваться в Нидерландах из-за их холдингового законодательства:

Юлия Сахарова, партнер по международному налоговому планированию, юридическая компания Amond&Smith: Нидерланды очень популярны в качестве холдинговой юрисдикции не только для российского бизнеса, но и в мире. В случае выплаты дивидендов из России, ставка налогового источника российского составляет 5%, и это минимум того, что можно достичь. В случае продажи голландским холдингом российского актива, существует соглашение между Россией и Нидерландами, которое позволяет не взимать налог у источника от такой продажи. Второе использование – это наоборот, когда российский бизнес хочет приобрести активы за рубежом и получать дивиденды – то же самое, под российский холдинг организовывается нидерландская компания, и она в свою очередь владеет зарубежными компаниями. Поскольку у Нидерландов очень много налоговых соглашений, и в сочетании с льготами на дивиденды и прибыль от продажи, это дает благоприятную налоговую картину. Далеко ходить не надо, общеизвестно, что у «Газпрома» есть определенные голландские структуры. «Яндекс» - тоже такая компания.

То есть, такие компании, как «Газпром» и «Яндекс», а еще «X5 retail», «ЛУКойл» и множество других, будут лоббировать мягкое решение конфликта. Можно еще напомнить, что в случае голландского обострения мы рискуем потерять самое главное, ведь наш российский флаг – это перевернутый Петром Первым с ног на голову голландский триколор.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.