Террористы атаковали мирную Норвегию

Здесь и сейчас
22 июля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

11 сентября по-норвежски. В столице одной из самых спокойных стран мира – Осло – сегодня прогремел взрыв. Случилось это в 17:30 по московскому времени – на центральной площади города.

С одной стороны – редакция таблоида "Верденс ганг", с другой – канцелярия премьер-министра. Посреди них стоял автомобиль, начиненный взрывчаткой. Дом, из которого идет дым – это редакция газеты. Он пострадал больше.

Но и в офисе правительства выбило окна – причем даже в кабинете главы государства Йенса Столтенберга. Он не пострадал – во врем взрыва премьер был на деловой встрече.

Новая информация из Осло поступает каждую минуту. По последним данным – как минимум два человека погибли, 15-ть получили ранения. Полиция оцепила квартал и ищет неразорвавшиеся бомбы.

Взрыв был настолько сильный, что в двух зданиях начался пожар – в том числе министерстве нефтяной промышленности страны. Прямо сейчас с нами на прямой связи из Осло – независимый журналист Евгений Дьяконов. Евгений, какие у вас последние данные?

Дьяконов: Буквально в течение последнего часа-полтора, прошло три таких импровизированных пресс-конференции, их давал некий старший майор Тур Мансвик, что по-нашему соответствует подполковнику, он ответственный по работе с прессой. Нас провели в эпицентр взрыва, все показали, все сняли. Видели искореженный автомобиль, и, к сожалению для себя, я увидел там нечто похожее на остатки человеческой кисти руки. Далее, сообщили, что погибших на данный момент 8 человек и 11 госпитализированы в тяжелом состоянии. Взорвалась бомба, начиненный автомобиль, в двух местах. Полиция сейчас ищет неразорвавшиеся другие взрывные устройства. Место происшествия оцеплено военными. По характерным красным беретам мы видим, что это десантники. Относятся они достаточно дружелюбно, но зевак всех оттеснили. Сейчас на площади, где я нахожусь, это буквально где-то в 300 метрах от эпицентра взрыва, там только полиция, работники скорой помощи, пожарные, спецслужбы и журналисты. Только вот журналистов и пропустили. У нас информация поступает очень дозировано. Сначала место обследуют кинологи с собаками, потом туда, в это место, пускают для репортажа журналистов. Сейчас мы стоим на достаточно открытой площади, здесь как раз офис местной Рабочей партии, правящей партии, пострадал очень серьезно, и 17-этажное здание офиса премьер-министра: не осталось ни одного целого окна, вся внешняя часть здания разрушена. Это как раз то здание, где 27 апреля прошлого года принимали Дмитрия Медведева. Таблоид здания офиса, таблоид VG, место, где был взрыв, тоже там все разрушено, то есть, ничего там нет, туда даже не подпускают, там работают военные. Над нами кружат вертолеты, я понимаю, что это полицейские, и военные вертолеты. И полиция больше никак не комментирует, кроме того, что это, уже начали муссировать такую версию, что это месть за депортацию Муллы Крекара из Норвегии, который угрожал терактами здесь раньше.

Макеева: Все-таки какого уровня событие, такого страшного события в Норвегии, наверное, никогда не случалось, можно сказать. Какие еще версии высказываются? И что говорят не только полиция, может быть журналисты, может быть люди?

Дьяконов: Основная, сначала такие события, они, конечно же, имели место быть, это 8 июля прошлого года. То есть полиция сработала на опережение, когда арестовали троих граждан. Один был из Узбекистана, второй был курд и третий курд, то есть они сработали на опережение. А сейчас все-таки говорят, что это все-таки последователи Муллы Крекара из группировки «Ансар-аль-Ислам», которая связана с «Аль-Каидой».

Зыгарь: А что это за Мула, он выходец, из какой страны? Что о нем известно?

Дьяконов: Вообще-то ваш покорный слуга писал об этом много, то есть в своей электронной книге, вы ее можете найти в интернете. Это такой интересный товарищ. Он приехал сюда в 2001-2002 году, буквально приполз на коленях, то есть умолял, потому что ему грозила в Севером Ираке смертная казнь через повешение, уж за что, не знаю. Когда здесь он обосновался, через несколько лет он стал призывать всех мусульман по всему миру убивать норвежцев, где их только найдете, за то, что Норвегия ввела в Ирак свой воинский контингент. Тогда это было аж 6 человек, офицеры связи. И после этого началось его уголовное преследование. В страну его депортировать нельзя, там у него смертная казнь, «право на жизнь», пункт 1, и здесь у него «угроза терроризма». И сейчас, значит, на него со стороны активистов Курдской рабочей партии было два покушения. То есть они сказали, «мы сами с ним разберемся». То есть, его охраняет полиция, а он продолжает вот эту деятельность, пропаганду. В Норвежском Уголовном кодексе нет такой статьи, как подстрекательство к терроризму или к экстремизму. Тут достаточно все это толерантно.

Макеева: У меня передо мной публикация февральская «Кавказ-центра». Ссылаются авторы публикации на активиста, борца за права человека Ахмеда Гисаева, который утверждает, что норвежские власти еще зимой начали депортацию чеченских беженцев из Норвегии. Причем обращались с ними очень жестоко и были избиты несколько человек при попытке выдворения уже тогда, включая человека, который во время военных действий потерял зрение, там выгоняли людей, которые по 7 лет прожили в Норвегии. И вот этот самый Гисаев ссылался на то, что вроде бы приказ о депортации исходил из офиса Йенса Столтенберга. Какое-то продолжение эта история имела? Вот эта версия, может быть, высказывается?

Дьяконов: Я думаю, что не из офиса, как раз территориально этот офис находится в этом месте, но не Йенса Столтенберга, а от Кнута Стурбергета, который как раз тот товарищ, министр юстиции, который и настоял в свое время на депортации Вячеслава Дацика. Это вот именно в его офисе произошло. Но здесь Департамент юстиции и офис премьер-министра, они находятся все в одном месте. Кроме того, разнесло еще офис Рыбного хозяйства, полностью здание Министерства труда охраны и здоровья и социальной поддержки, здание Департамента министерства финансов и еще Министерства нефтяной промышленности. Это такой правительственный квартал называется.

Пока полиция осторожна в версиях. Однако признала взрыв терактом. Но в самом Осло многие вспомнили события годичной давности.

В июле 2010-го в норвежской столице арестовали троих человек – по подозрению в организации теракта. По мнению спецслужб, выходцы из Ирака и Узбекистана, хотели подорвать здание правительства. И прошли подготовку в афганских лагерях. Тогда даже это стало сенсацией для мирной Норвегии.

Известный блоггер Рустем Адагамов был первым в России, кто написал о теракте – через 3 минуты после взрыва в его блоге появились фотографии из Осло. Он много лет прожил в Норвегии. И по его версии, теракт связан с участием норвежских вооруженных сил в военной операции в Ливии.

Адагамов: Это впервые в Норвегии, я даже в шоке совершенно. Это 11 сентября. Еще неизвестно, сколько человек погибло. Я могу это связывать только с участием Норвегии в операции против Ливии.

Как сообщают журналисты, пожар в здании нефтяного министерства удалось потушить. Проход в центральный квартал по-прежнему закрыт. Улицы оцеплены военными.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.