Теневое правительство: Навальный вместе с Шойгу

Здесь и сейчас
5 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Гость студии один из авторов идеи теневого правительства, лидер молодежного крыла "Справедливой России" Дмитрий Гудков рассказал, какой должна быть настоящая оппозиция.

Казнин: Вроде бы здравая идея – «Справедливая Россия» может объединиться перед выборами с коммунистами, и сразу же началась эта не очень красивая торговля, а давайте вы нашего поддержите кандидата, а, может быть, вы нашего поддержите. Вот, как вы относитесь к этому? Почему нельзя взять и поддержать, например, Зюганова?

Гудков: Во-первых, я могу сказать, что мой прадед погиб в сталинских лагерях, поэтому для меня риторика «За Сталина!» и так далее, она не приемлема абсолютно. Это первое. Я считаю, что мы должны идти дальше, и как раз сегодня мы подали пример нашим старшим товарищам, мы должны прекратить играть в кремлевские игры и делить оппозицию на системную и несистемную. То есть, если мы оппозиция, значит мы оппозиция. Что значит, системная - несистемная? Это придумали кремлевские политтехнологи. Поэтому мы предложили сегодня иное правительство, и оно никакое не теневое, оно открытое. Мы хотим объединить в рамках этого правительства представителей абсолютно разных политических взглядов. У нас есть Алексей Навальный, у нас есть Женя Чирикова, у нас есть Владимир Рыжков, они у нас как-то считаются несистемными политиками. Вот мы должны сегодня объединить, потому что, если каждая партия сегодня будет играть в игры и выставлять кабинеты министров из членов своих партий, то ни к чему это не приведет. Мы можем навербовать кого угодно, в каждой партии есть достойные люди. Но, если мы по отдельности сегодня будем бороться с властью, то мы проиграем. Феодализм такой политический и надо от него избавляться. Потому что сегодня как раз, мы должны определить судьбу… ну, не сегодня, я имею в виду в декабре и в марте, на ближайшие 5-6 лет. Мы хотим, чтоб все так оставалось или мы хотим чего-то поменять?

Писпанен: Дмитрий, а скажите, пожалуйста, вот тех людей, которых вы назвали, это и Навальный, и Чирикова, и Рыжков – это вполне себе молодые, активные, с жесткой гражданской позицией люди, зарекомендовавшие себя именно в отстаивании своих прав и так далее. Зачем вам, например, такой человек, как Явлинский?

Гудков: Я знаю, что очень многие, например, даже из моих сторонников не поддержали эту кандидатуру. Но я объясняю очень просто, во-первых – мы предложили дискуссию. Окончательный состав кабинета министров мы обнародуем на нашем съезде 20 сентября. Мы начали большую серьезную дискуссию, я могу сказать, что очень многие поддерживают и Явлинского, есть сторонники Шойгу, есть сторонники Рыжкова, Есть даже сторонники Прохорова.

Писпанен: Но если по Шойгу, например, нет вопросов, так как многие его действительно поддерживают, то, например, по Никите Белых, которого не очень поддерживают в регионе, достаточно неоднозначно.

Гудков: Во-первых, я был в этом регионе, и я с вами не соглашусь – у него там нормальная поддержка. К нему там очень хорошо относятся, причем представитель разных партий. не в этом дело. Мы подбирали правительство и учитывали критерии. Во-первых, человек должен быть известным, он должен представлять какую-то гражданскую позицию или политическую партию, и человек должен быть профессионалом и способным работать на этом посту. Наверняка у нас что-то поменяется, потому что, например, вы сказали Шойгу, а вот в моем «живом журнале» сегодня идет бурное обсуждение, и как раз фамилия Шойгу вызывает самую большую критику. Поэтому я не исключаю, что этой фамилии не будет.

Казнин: А вы с ним то согласовывали?

Гудков: А мы не должны с ними ничего согласовывать и не будем…

Писпанен: То есть, вы им предлагаете портфель, а они уже..?

Гудков: Мы предлагаем сегодня начать дискуссию всем политическим силам, которая должна рано или поздно привести к какой-то консолидации – вот основная наша задача. Наша задача показать альтернативу правительству Путина, потому что нас пугают страшилками, а никого нет. Вот, Путин, а если не Путин, то будет хуже.

Писпанен: А есть альтернатива?

Гудков: Есть, вот фамилии, которые мы предложили. Там есть Рогозин, там есть Дворкович.

Писпанен: Подождите, там много фамилий – это правительство, это не президент.

Гудков: Могу сказать, что Дворкович сегодня, кстати, в комментариях одной из газет очень неплохо отреагировал на нашу идею и даже поблагодарил за оценку. Фамилии могут быть разными, но задача сегодня – объединить разные политические силы, в том числе и представителей, так называемой, внесистемной оппозиции. Вместе мы сможем изменить, вместе мы сможем победить на выборах. Если мы будем действовать по отдельности, у нас будет красная речка и Валентина Матвиенко от Сената до сосулей, извините за выражение. Вот такие у нас будут выборы.

Казнин: А новых-то людей опять нет получается?

Гудков: Есть, как нет?

Казнин: Ну, это все известные люди, шесть из них уже были во власти, между прочим. Часть из них никогда не согласится на ваше предложение.

Гудков: Подождите, во-первых, во власти там было очень мало людей, во-вторых, там очень много новых лиц, такие, как тот же Навальный, та же Чирикова Женя и так далее. и я думаю, что, если будет новая кандидатура премьер-министра, если будут коалиционное правительство, то, я думаю, что все эти люди будут именно уравновешивать друг друга, работать на интересы граждан. Все заинтересованы в честных выборах, все заинтересованы в нормальной демократизации. Если это будет, значит, решения будут приниматься коллегиально, а не так как сегодня: мы подумали, а я решил.

Писпанен: Слушайте, все очень здорово, но скажите, пожалуйста, у нас, в принципе, президентская форма правления.

Гудков: Мы сторонники парламентской республики.

Писпанен: То есть, вы считаете, что это действительно возможно сделать?

Гудков: Конечно, если оппозиция побеждает, то конституционное большинство голосует – и вот вам парламентская республика. А почему у нас сегодня чиновник круче любого депутата, народного избранника? Может быть, поэтому у нас такие депутаты, поэтому у нас такие партии, такой парламент. На западе, пожалуйста, там все решают политические партии.

Писпанен: Так у нас же не выбирают, в основном, ни чиновников, ни депутатов.

Гудков: Поэтому и не выбирают, потому что чиновники определяют, какие партии зайдут в государственную думу. Знаете, как говорят, что сегодня водка «Парламент» имеет в народе авторитета больше, чем государственная дума. Почему? Да потому, что нет нормальных честных выборов. Потому, что нормальные люди сегодня не имеют возможность избираться.

Писпанен: Объясните, как вы сможете сделать нормальные честные выборы?

Гудков: Объединить всю оппозицию, и один раз прийти и победить на выборах.

Писпанен: Вы думаете, получится объединиться с оппозицией?

Гудков: Я верю, что молодое поколение политиков, мы понимаем необходимость объединения и готовы к этому объединению. Нашим старшим товарищам гораздо сложнее. Нам уже намного легче.

Писпанен: Так вы же начали ровно с того, что вы никогда не сможете говорить на одном языке с коммунистами, потому что ваш прадед сидел в сталинских лагерях. То есть, уже об объединении речь не идет.

Гудков: Во-первых, в КПРФ есть официальная позиция, а есть разные точки зрения. Поверьте, что молодые коммунисты – настоящие социал-демократы, и они как раз, пока, сидят тихо, потому что в меньшинстве в КПРФ. Но, я думаю, что эта партия, рано или поздно, увидите, станет социал-демократической, и мы дадим оценку роли Сталина. Ту оценку, которую от нас ждут очень многие.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.