Татьяна Москалькова: Прежде чем сцепиться с полицией, нужно понимать, насколько это оправдано

Здесь и сейчас
28 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Верховный суд России подтвердил право граждан активно сопротивляться полицейским, когда те совершают преступления. «Граждане имеют право на применение активных мер защиты и против преступных действий должностных лиц, например», говорится в проекте постановления пленума Верховного суда.

При этом, когда действия сотрудников полиции правомерны, даже если они наносят вред людям, оказание сопротивления гражданами не будет расцениваться как необходимая оборона. То есть за нападение на полицейского человек в этой ситуации будет нести ответственность. Ожидается, что окончательное решение по данному постановлению Верховный суд примет после заседания редакционной комиссии.

В каких случаях можно давать отпор полицейским мы обсудили с нашими гостями в студии: Геннадием Гудковым и Татьяной Москальковой, генерал-майором милиции, членом фракции «Справедливая Россия».

Татьяна Москалькова: Норма не новая. У нас сегодня в законодательстве, в законе о полиции, статья 30, в уголовном кодексе, в административном кодексе четко сказано о выполнении законных требований полицейского. Поэтому Верховный суд четко определяет, что явно незаконные требования полицейских и действия имеют право на законную защиту и противодействие. Что это? Это применение незаконных мер при допросах, вплоть до применения физической силы.

Ольга Писпанен: То есть если тебя в СИЗО избивают, ты в ответ тоже его можешь.

Павел Лобков: А потом в суде будут разбираться. А в суде у стороны полиции будет 8 свидетелей, а ты будешь один, потому что допрашивают без адвоката. Реально как вы это видите себе?

Москалькова: Реально вы абсолютно правильно ставите этот вопрос. Это очень оценочная категория, и гражданину нужно четко понимать, насколько его действия могут быть юридически потом оправданы. Поэтому, на мой взгляд, нужно выполнять действия и запускать весь механизм защиты.

Лобков: Гражданин в момент незаконных действий полиции находится в таком состоянии, что ему не до воспоминаний об уголовном кодексе, тем более о кодексе административном.

Писпанен: Даже если он помнит об этом кодексе, что изменится? Человека продолжают избивать и пускают по этапу.

Москалькова: Сегодня каждый обвиняемый-подозреваемый имеет право на встречу с защитником без ограничения во времени, и это очень активно действует.

Писпанен: Это не действует.

Москалькова: Нет, это действует. И много случаев, когда возбуждали уголовные дела, привлекали к уголовной ответственности и полицейских, и сотрудников правоохранительных органов.

Лобков: У нас сегодня выходной день, сегодня адвокатов не пускаем. Вывесили «Санитарный день».

Москалькова: Нет, нет такого.

Геннадий Гудков: Товарищи, не нападайте на мою уважаемую Татьяну Николаевну.

Москалькова: Спасибо большое, но мы за объективность. Сегодня гражданин имеет инструментарий, которым он может пользоваться. Нужно идти в суд, нужно обращаться к прокурору. Можно ли считать эту систему сегодня достаточно эффективной? Нет, я с вами соглашусь, что она не является достаточно эффективной, слишком неравные есть возможности. Но сегодня я хочу, чтобы вы сделали акцент на то, что явно незаконные действия полиции имеют право на защиту, чтобы мы не призывали к активному сопротивлению сотрудникам органов внутренних дел, которые выполняют свой долг.

Лобков: Я понимаю, что вы бережете честь мундиров.

Москалькова: Я берегу просто честь.

Лобков: С другой стороны, вот митинги, вот идет шеренга ОМОНовцев - они выдавливают людей. Это очень распространенная и часто встречающаяся практика. Они прижимают друг друга, и человек рефлекторно может броситься, может бросить что-то в них. В таких ситуациях правда не приходит в голову мысль об уголовном кодексе.

Москалькова: Наверное, для этого ваша передача, которая скажет, что это преступление.

Лобков: Наша задача рассказать новости. Если человек начинает кричать что-то, махать руками на сотрудников ОМОНа?

Москалькова: Не надо говорить о том, что он будет махать. В отношении него никто не возбудит уголовное дело. Но если он бросит камнем, если он будет применять спецсредства, в том числе баллончики.

Писпанен: Мне кажется, Геннадий Владимирович может поспорить с тем, что не возбудят уголовное дело, если ты ни в чем не виноват.

Гудков: Во-первых, я хочу сказать, что вообще-то Наталья Николаевна - классный юрист, она была заместителем начальника правового управления. И она нам рассказывает, как в нормальном государстве должно работать право. В этом отношении я ее полностью поддерживаю то, что она говорит. Это соответствует истине, но не соответствует нашей действительности, к сожалению. Ей в этом отношении сложнее критиковать МВД, поскольку это ее альма матер.

Москалькова: Я отлично знаю эту систему изнутри.

Лобков: В Верховном суде, видимо, другие представления о реальности.

Гудков: Пользуясь вашим эфиром, никому не порекомендую выполнять в полном объеме решения Верховного суда. Пусть оно останется как галочкой в структуре нашего правового государства. Галочка, что у нас это тоже есть.

Лобков: Как статья 54 Конституции.

Гудков: Да, как статья 54, как статья 25 - тайна переписки, почтовых и телефонных переговоров - и так далее. Все это у нас существует для галочки, чтобы мы на западе объяснили, что Россия - это правовое государство. Но для своих мы объяснили, что сотрудник полиции всегда прав. Если быть до конца честным, в нормальном государстве я не могу представить ситуацию, когда гражданин дает сдачи полицейскому, нарушающему закон. Этого не бывает.

Москалькова: Согласна.

Писпанен: Потому что в нормальной стране, по опросам населения, население доверяет и уважает свою полицию, правоохранительные органы, а не боится ее, как боятся в России.

Лобков: В нормальных странах это бывает. Как всем известно, недавно умер Родни Кинг, которого вытащили из машины и побили полицейские Лос-Анжелеса. Но это спровоцировало изменения в законодательстве, между прочим.

Гудков: Правда, но есть правда и другая. В США совсем недавно гражданин выиграл иск у полицейских, которые недодали ему пиццы. И они ему принесли извинения, выплатили компенсацию стократную.

Москалькова: В США полицейские безоговорочно средства и физической защиты, и оружия, если не выполняются элементарные требования полиции - выйти из машины, предъявить документы, руки на капот. Потому что иначе нельзя отстроить общество и установить порядок, в том числе и защиту потерпевших.

Писпанен: Я же как гражданин вовсе не против этого. Я готова подчиняться полиции, когда она действует в рамках закона. Но, к сожалению, очень часто происходит не так.

Москалькова: Постановление Верховного суда как раз и говорит о явных незаконных действиях. Я соглашусь с Геннадием - это очень оценочная категория, которую нужно еще понять и оценить. Конечно, любое рукоприкладство - это незаконные действия, которые имеют право на защиту.

Лобков: А были ли какие-то прецеденты, когда человек, избитый полицейскими, получал какую-то компенсацию? Не посмертное упоминание, как жертва полицейского произвола в Казани.

Гудков: Вы задаете странный вопрос. Вы мне напоминаете иностранные делегации, которые приезжали в Советский Союз и говорили: «А у вас нет судей-евреев и беспартийных». Тогда их вели к Якову Соломонову и говорили: «Вот этот судья - он еврей и беспартийный». Он был один на весь Советский Союз, к нему водили все делегации. Конечно, есть случаи, когда привлекали полицейских, безусловно. Конечно, есть и десятки тысяч случаев, когда полицейских не только не привлекали, но привлекали тех, кто жаловался на полицейских. Есть у нас все.

Москалькова: Сегодня правовой департамент имеет одной из функций - в судах, когда предъявляются иски граждан и организаций МВД за незаконные действия, выступать по этим процессам. Это тысячи исков, предъявляемых к МВД, в том числе на незаконное наложение ареста на имущество, на незаконный обыск, которые причинил ущерб и так далее. Я скажу, что МВД выплачивало очень серьезные суммы потерпевшим. У нас глава 18 уголовно-процессуального кодекса - реабилитация, которая предусматривает и возмещение морального вреда, и возмещение имущественного вреда. Есть специальная статья в законе о бюджете, и она полностью исчерпывается, потому что люди возмещают этот вред. В какой мере? Достаточно широко. Я очень хорошо помню, как наложили арест на алкогольную продукцию в Калининграде, а когда уголовное дело было прекращено, оказалось, что она была расхищена, уничтожена. Было взыскано в пользу этого предприятия миллионы долларов.

Лобков: Благодарю вас. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.