Тамара Морщакова: для «точечных» изменений специальный Конституционный совет в Кремле не создавали бы

Здесь и сейчас
14 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть

Конституция сегодня – слово дня, хотя 12  декабря ещё не наступило. В Кремле при президенте появится особый Конституционный совет, который займётся совершенствованием основного закона.

Известия пишут: «обсуждение Конституции как важнейшего института демократии продолжится до конца текущего года. Импульс к дискуссии даст Владимир Путин — в своём ежегодном послании к Федеральному собранию (…) По следам послания до конца года в Кремле намерены создать Конституционный совет». Слово «Конституция» сегодня произносилось многократно, хотя каким бы высокопоставленным ни был оратор, по итогам речей ясно, что до высочайших распоряжений никто толком не поймёт, что бы такое поменять в Основном законе. Спикеры предпочитают выражаться абстрактно. Так, глава Конституционного суда России Валерий Зорькин, выступая сегодня на петербургской конференции «Современный конституционализм: вызовы и перспективы», сказал, что всегда был против полного изменения конституции, но не исключает точечных изменений. Зорькин отметил: «Перефразируя известное высказывание, мы имеем много претензий к Конституции, на самом деле она имеет больше претензий к нам».

Проект Конституционного совета, а также текущее состояние Конституции и изменения в ней  Мария Макеева обсудила с Тамара Морщаковой, судьей конституционного суда в отставке.

Макеева: Как вам идея совершенствовать Конституцию силами специального Конституционного совета в Кремле?

Морщакова: Это одна из чудесных, совершенно необъяснимых идей. Я хотела бы только сказать, что специальный постоянно действующий предполагается орган, который будет заниматься именно тем, как надо усовершенствовать Конституцию, он должен продуцировать в качестве результата своей деятельности именно предложения по ее изменению. Поэтому уже одна такая стабильная инстанция, ее существование, не согласуются с заявлениями о том, что Конституцию нужно менять точечно. Для точечности изменений не нужны такие советы. Очень может быть, что этот совет, ведь любой совет при президенте, он рекомендательный орган, будет давать, может быть, президенту какие-то рекомендации не в области изменения Конституции, но такой вариант возможен. Уже давно предлагалось многими солидными общественными юридическими инстанциями иметь специальный центр развития публичного права, аналогично тому, как у нас есть центр развития частного права. Вот центр публичного права вполне к своим полномочиям, если бы он существовал, мог бы присоединить в случае необходимости и рекомендации по поводу того, нужно или не нужно менять основной закон.

Макеева: В чем опасность изменения Конституции? Я хочу для иллюстрации процитировать завкафедры конституционного муниципального права МГУ, это один из тех, кто встречался с Путиным в начале ноября, тогда как раз было большое обсуждение, может быть, одно из первых мощных обсуждений грядущих непонятных изменений Конституции, Сурен Авакьян зовут этого человека. Он предложил различать стабильность Конституции и стабильность конституционного строя, в частности, выказался за внесение ряда поправок в Конституцию, предложил предоставить Государственной думе возможность выражать недоверие отдельным членам кабинета министров. Что вы об этом думаете, в частности, насчет того, чтобы различать стабильность Конституции, стабильность конституционного строя? Он на что мог намекать?

Морщакова: Это же проблема чисто теоретическая. Вполне вероятно, когда стабильность Конституции, если она не будет обеспечена, перерастет в нестабильность конституционного строя. Теоретически это обосновано, что можно различать эти понятия. Кроме того, в теории анализируется такое явление как различие между жесткими Конституциями, трудно меняемыми, и мягкими Конституциями, которые можно менять очень быстро и легко. Известны в мире образцы и того, и другого. Мы знали свою мягкую Конституцию, которая была предшественницей нынешней, в которой десятками, многими десятками вносились изменения во многие статьи. Ничего хорошего от этого не было – не было ни стабильности Конституции, ни стабильности конституционного строя. Теоретически такие умозаключения вполне имеют право на существование, но мы должны говорить о перспективах нынешней Конституции.

Можно начать с точечных изменений, и они уже давно начаты, это мы все видим. А как далеко они зайдут? Гораздо больше волнует вопрос о том, что на самом деле в Конституции должна появиться какая-то новая глава о конституционных основах общества. Вот это уже совсем, с моей точки зрения, представлялось бы не только нелогичным, но и вредным, потому что конституционные основы развития общества сформулированы и закреплены в действующей Конституции. Это и плюрализм, и многопартийность, и запрет одной идеологии, и невозможность иметь государственную единую для общества религию, и права граждан, которые нацелены на то, чтобы они могли осуществлять то, что один гражданин не может сам сделать, а может осуществить только коллективно. Такие права как свобода слова, свобода шествий, демонстраций, свобода создания союза и организаций. Все это и есть принципиальные основы устройства, причем, конституционные основы устройства современного российского общества.

Но можно, конечно, согласиться с тем, что действительно Конституция, если бы она была одухотворена в какой-то личности, могла бы предъявить претензии всем нам, всем, кто живет в этом обществе, и прежде всего, конечно, государственной власти, претензии по поводу несоблюдения конституционных норм. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.