Сын Ким Чен Ира будет править в окружении пожилых генералов

Здесь и сейчас
19 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
О новом лидере Северной Кореи, о последних днях правления Ким Чен Ира, а также о том, что ждет теперь КНДР - Александр Жебин, глава Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Давлетгильдеев: Фактически можно говорить, что младший сын Ким Чен Ира Ким Чен Ын все-таки будет следующим руководителем Северной Кореи, раз уж его назначили, в том числе, ответственном за организацию похорон, и уже в Северной Корее официально называют вождем. Как вам кажется, этот человек то ли 1982, то ли 1983 года рождения – даже нет точных данных, во всяком случае так пишут СМИ - не слишком молод для того, чтобы быть независимой фигурой в окружении высокопоставленного северокорейского генералитета, который был окружением покойного Ким Чен Ира?

Жебин: Поразительно, но факт, что он становится лидером Северной Кореи, даже моложе, чем его дед, покойный Ким Ир Сен, который занял эти посты в возрасте 32-33 лет. Действительно, этот руководитель еще недостаточно опытен, несмотря на то, что в последний год своей жизни Ким Чен Ир активно брал его с собой для руководства на месте – посещал с ним и армейские части, и промышленные предприятия, и сельскохозяйственные кооперативы, и различные организации, учреждения.

С другой стороны, Ким Чен Ир оказался достаточно дальновидным человеком, чтобы в течение последнего года своей жизни успеть провести необходимые кадровые перестановки. Он провел конференцию Трудовой партии Кореи, на которой были избраны новые составы Политбюро, секретариата Центрального комитета, сам Центральный комитет, Центральный военный комитет партии, полностью сформирован и расширен состав Государственного комитета обороны. Так что Северная Корея сумела до ухода лидера сформировать, обновить состав высших органов партийной и государственной машины.

Я думаю, что те люди, которые были включены в состав этих органов – все это делалось, безусловно, с одобрения самого Ким Чен Ира – они как раз были призваны стать помощниками, советчиками, даже наставниками будущего руководителя.

Давлетгильдеев: Сейчас проходят экстренные совещания и в Японии, и в Южной Корее, и в Китае. «Шестерка», которая занималась переговорным процессом, северокорейской ядерной проблемой, такое ощущение, до конца не понимает, что дальше будет с северокорейской ядерной программой. Вы какое продолжение этой истории видите?

Жебин: Какой-то период выжидания вполне естественен. Вы посмотрите, что делается в странах с более стабильным и якобы предсказуемым политическим режимом. Сейчас существует период 100 дней. Например, по корейской проблеме президенты иногда думают и побольше – какой же курс избрать в отношении. Буш думал 20 месяцев, прежде чем выработал какую-то северокорейскую политику. Другие страны тоже испытывают смены правительства, лидеров и не всегда объявляют на следующий день о каком-то новом политическом курсе в отношении какой-то конкретной проблемы или страны. Почему следует ожидать от Северной Кореи немедленного включения в переговорный процесс или каких-то громких заявлений?

Я думаю, для Северной Кореи сейчас очень важен период внешней стабильности. Чтобы страна сумела в спокойной международной обстановке пережить этот непростой для нее период передачи руководства, решения сложных экономических и, прежде всего, продовольственной проблемы. Не секрет, что вся политическая жизнь страны и во многом экономика строилась на подготовке к предстоящему празднованию в апреле будущего года столетия со дня рождения Ким Ир Сена, эта дата в Северной Корее рассматривается как положившая начало новому этапу в корейской истории. Как быть теперь с этой годовщиной, учитывая, что умер лидер, который должен возглавлять все эти мероприятия? Решение тут непростое, надо искать какой-то выход.

Ким Чен Ир, как известно, после смерти Ким Ир Сена соблюдал траур около 3 лет, особенно не показывался, не принимал иностранных делегаций, хотя некоторые и принимал, с некоторыми встречался. Но тем не менее, держал, как называется, low profile. То же самое, с точки зрения и внутренней экономики, там многие вещи были поручены людям, которые в этом плане более опытны.

Так что, я думаю, что сценарий во многом может напоминать то, что происходило после смерти Ким Ир Сена в 1994 году, когда определенные руководители будут играть более заметную роль во внешней политике и во внутренней, может быть. Но вряд ли тот состав высших руководящих органов, которые сейчас созданы в Северной Корее, там ведь во всем руководстве, по-моему, один человек моложе 60 лет, а остальные, как раз наиболее старые, опытные руководители, всем за 70, многим и за 80.

Давлетгильдеев: Люди, которые, судя по всему, еще из команды Ким Ир Сена вышли.

Жебин: Да, эти люди вышли из команды Ким Ир Сена, в основном. Некоторые были подобраны и введены уже в состав Политбюро, секретариата самим Ким Чен Иром, хотя начинали свою карьеру еще при Ким Ир Сене. Но тем не менее, эти люди, на мой взгляд, вряд ли развернут борьбу за власть между собой.

Их подбирали по принципу того, что они будут служить, как я уже сказал, наставниками, советчиками, может быть, даже в чем-то учителями нового руководителя. В принципе, на Востоке – достаточно вспомнить Конфуция – эта должность и положение весьма почетная в обществе. Если они имеют все основания считать, что молодой руководитель будет в значительной мере к ним прислушиваться, я думаю, что вряд ли можем ожидать каких-то резких шагов, каких-то смелых кардинальных реформ прямо сейчас. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.