Судмедэксперт: Каспаров не мог заразить омоновца

Здесь и сейчас
20 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Гарри Каспаров подаст к московской полиции сразу два судебных иска. Первый – о его незаконном задержании сотрудниками полиции и превышении ими полномочий, второй – о клевете. Об этом заявил его адвокат Андрей Чегодайкин.

Причиной стал инцидент, произошедший в пятницу у Хамовнического суда Москвы, где выносили приговор участницам Pussy Riot. Полицейские задержали оппозиционера, который давал интервью журналистам, и препроводили его в автозак. Каспаров попытался было выйти. Но неудачно. Его держали за все части тела. В итоге один из полицейских обратился за медпомощью. По его словам, оппозиционер его искусал.

Сам Каспаров рисует совсем иную картину случившегося.

Сегодня Гарри Каспаров посетил ОВД «Хамовники», где прошел допрос. Каспарову показали телефонограмму из городской поликлиники, куда обратился пострадавший полицейский. У него зафиксировали ссадину на мягких тканях кисти и указательного пальца левой руки. Как говорит адвокат Гарри Каспарова, Андрей Чегодайкин, о факте укуса известно только со слов прапорщика. А сотрудник полиции вполне мог пасть жертвой служебной собаки.

В ответ полиция объявила, что готова провести сравнительную экспертизу зубов Каспарова и служебных собак. О том, состоится ли экспертиза - пока точно не известно.

Об опасности человеческих укусов мы поговорили с нашим гостем Иваном Кузнецовым – врачом, судебно-медицинским экспертом Центра медико-криминалистических исследований.

Лобков: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, как часто в практике случается, когда один человек кусает другого человека?

Кузнецов: Добрый вечер. Конечно, в судебно-медицинской практике такие случаи не так уж и часты. Наиболее часто - это все-таки собачьи укусы, то есть укусы животных: собаки либо кошки.

Лобков: Сегодня полицейский, когда один федеральный телеканал снимал этого полицейского, он пришел с замотанной рукой, зеленкой замазанный, но сам место укуса не показал. Вы могли бы по синяку определить: это кусал человек или кусало животное?

Кузнецов: Ну, по самому кровоподтеку это маловероятно. Допустим, можно определить собачий укус…

Писпанен: Если там следы бешеной слюны, например, остались…

Кузнецов: Нет, ну, бешеная слюна или не бешеная слюна…

Писпанен: Дело в том, что просто вице-премьер, например, Рогозин уверен, что, видимо, бешеная слюна у экс-чемпиона мира по шахматам, потому что он об этом даже в своем Твиттере написал.

Кузнецов: Возможно, если он, конечно же, обладает специальными познаниями, может и об этом судить. Но, опять же, если обладает. А если не обладает, то, конечно же, не может судить. При укусах человека: они менее травматичны. Что характерно? Характерны кровоподтеки и ссадины, потому что основная травмирующая часть – это резцы. При укусах собаками или кошками чаще всего встречаются все-таки раны, при этом раны чаще всего имеют веретенообразную форму и также располагаются на кровоподтеках. При человеческих укусах характерно еще то, что нижняя и верхняя челюсти действуют по направлению друг к другу, поэтому формируются чаще всего ссадины, ссадины приобретают форму полосовидную, и характерно то, что они располагаются в виде двух дуг, расположенных друг напротив друга. При этом дуги своей выпуклой поверхностью, наоборот, обращены друг против друга.

Лобков: То есть смогли бы вы отличить…

Кузнецов: Конечно, это можно отличить.

Писпанен: А как можно, например, проводить сравнительные экспертизу? Ну, понятно, Каспаров, да… отпечатков зубов Каспарова, который присутствовал при инциденте, и отпечатков мифической  собаки, которой не было на месте происшествия. Я просмотрела очень много раз момент задержания, никаких собак там не было. С какой собакой можно сличать?

Кузнецов: Навряд ли это представится возможным, чтобы провести прямо сравнительный анализ с резцами, допустим, собаки или с клыками собаки с зубами именно Каспарова.

Лобков: Это считается легким телесным повреждением или тяжелым, или вообще не считается?

Кузнецов: Нет, если это ограничено только кровоподтеками и ссадинами или даже ранами, но если рана не требует первичной хирургической обработки, то есть ушивания, то это расценивается в соответствии с приказом 194 Министерства здравоохранения как телесное повреждение без вреда здоровью.

Писпанен: А заразить чем-нибудь может человек, укусивший другого человека? Чтобы ему делали 40 уколов в живот?

Кузнецов: Ну, 40 уколов в живот навряд ли будут делать, так как уколы у нас делаются при бешенстве. Я не думаю, что Каспаров страдает бешенством, да и навряд ли служебные собаки тоже страдают бешенством. Все-таки страдают у нас дикие животные.

Писпанен: Значит, наверное, просто вице-премьер ошибался, когда предполагал такой…

Кузнецов: Наверное, он ошибался. Либо заблуждался.

Лобков: Скажем так, вот синяки, которые были отмечены у Гарри Каспарова, как я понимаю, судя по экспертизе медицинской, которую он прошел, синяки и укус – это одного порядка повреждения?

Писпанен: То есть око за око можно защитать или нет?

Кузнецов: Но это уже более юридический вопрос: око  за око. Или вы имеете в виду сейчас…

Лобков: Тяжесть?

Кузнецов:  Тяжесть -  это без вреда здоровью. То есть кровоподтек – это телесное повреждение без вреда здоровью.

Писпанен: А была в мировой практике когда-нибудь такая экспертиза между человеком и собакой, зубами померялись.

Кузнецов: То есть в сравнении? Нет, ну, почему? В судебно-медицинской литературе даже есть упоминание, как действительно сравнительные анализы проводят. Есть даже литература, где имеются морфологические признаки, то есть укусы, характерные для воздействия зубами собаки и для воздействия зубами человека.

Писпанен: А может распространяться, например, ареал воздействия укуса? Потому что, например, сначала было заявлено, что за палец был укушен, за левый, прапорщик. А он показывал всем федеральным каналам, как у него вся рука в зеленке и перевязана, и кисть тоже была задета. Вот, например, если вдруг, предположим, Каспаров укусил его вдруг за палец, мог этот укус распространиться на всю руку?

Кузнецов: Нет, конечно же, не мог, если не учитывать присоединения, допустим, инфекции.

Писпанен: Если, например, он много раз покусал…

Кузнецов:  Нет. Очень часто укусы, вообще и человеческие и животными, они считаются уже изначально инфицированными…

Лобков: Вот, кстати, на этой пленке мы видим: для того, чтобы укусить, нужно как-то приблизиться плотно…

Писпанен: Мы видели, как замахивается этой самой левой рукой этот самый прапорщик  и, как будто бы, по направлению к голове Гарри Кимовича Каспарова направляется эта рука. Дальше уже не видно. Заносят мягко и вежливо в автозак.

Лобков: Одной экспертизы недостаточно, правильно я понимаю? Для того, чтобы установить: кусал ли Каспаров прапорщика, все равно нужны свидетели. Там же было много людей, те люди, в автозаке которые сидели, другие полицейские, операторы, очевидно, которые снимали этот эпизод…

Кузнецов: Все верно. Кроме того, нельзя исключать того, что ссадина могла образоваться и не от воздействия зубов человека или собаки. Он мог поцарапаться, в общем-то, в любом другом месте.

Лобков: Спасибо, что разъяснили нам эту сложную спорную юридическую ситуацию, что Гарри Каспаров якобы покусал полицейского прапорщика.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.