Судьбу каждого своего оппозиционера «Справедливая Россия» будет решать отдельно

Здесь и сейчас
24 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Руководство «Справедливой России» поставило своим однопартийцам ультиматум. За месяц Олег Шеин, Илья Пономарев, Геннадий и Дмитрий Гудковы должны решить, что им дороже – внесистемная оппозиция и марши протеста – или сдавайте партбилеты.

Олег Шеин свой выбор сделал и уже заявил о выходе из Координационного совета оппозиции.  Дмитрий Гудков сказал, что никуда уходить не собирается, «если хотите исключайте». Геннадий Гудков настаивает на партийной дискуссии. Илья Пономарев решил подчиниться требованию партии и покидает руководство «Левого фронта». Эту тему мы обсудили с нашим гостем – Александром Романовичем, членом  Бюро Президиума партии «Справедливая Россия», депутатом Госдумы.

Казнин: Почему такой выбор? Вы ведь всегда декларировали себя как оппозиционную партию.

Романович: Мы остаемся оппозиционной партией.

Казнин: Но вы исключаете за оппозиционную деятельность.

Романович: Мы никого пока не исключаем. Состоялось обсуждение этого вопроса. На недавнем заседании фракции коллеги обратились к нашим товарищам, которые участвовали в известной акции 13 числа, с вопросом, как они дошли до жизни такой, когда шли с плакатами, на которых наши члены фракции, депутаты, и потом бросали в урны. Это не политкорректно. Вопрос дискуссионный. У каждого есть своя позиция, ее можно осуждать, обсуждать, можно с ней не соглашаться. Трудно себе представить представителя руководства какой-то европейской партии, который идет во главе колонны, где сзади несут портрет руководителя этой партии, перечеркнутый словом «позор». Это невозможно в рамках политической структуры. На сегодняшний день Координационный Совет оппозиции становится политической организацией. Мы не говорим о том, зарегистрирована она или нет, все атрибуты политической организации присутствуют.

Писпанен: То есть вы их признаете как политическую силу.

Романович: Более того, на сегодняшний день те цели и задачи, которые ставит перед собой Координационный Совет оппозиции, чисто политические. Наши коллеги должны определиться, в какой из политических организаций они продолжают дальше работать. Здесь нет никакого ультиматума.

Писпанен: Например, Илья Пономарев не в КС.

Романович: А Илья Пономарев в Левом фронте. 5 января состоялся съезд этой организации, на котором было провозглашено в качестве цели создание левой партии. У нас есть партия, она является социал-демократической.

Писпанен: Вернемся к первому пункту, что вы обиделись на плакаты.

Романович: Такие люди давно прекратили обижаться. Это политики с большим стажем. Это не обида, это дискуссия о том, что политкорректно, а что нет. Обижаются дети в песочнице.

Писпанен: Дискуссия же не заканчивается расстрелом или исключением.

Романович: В политике и политической жизни существует случай, когда политики выходят из партии. Здесь нет ничего экстравагантного. Нормальная политическая жизнь и деятельность.

Казнин: Если они откажутся, вы их исключите?

Романович: Сегодня мы уже имеем некий результат.

Казнин: Оставшиеся Гудковы.

Романович: Гудковы через месяц приходят на заседание бюро и приносят заявления.

Писпанен: Если они не приносят заявления, как сказал Дима Гудков, вы будете исключать?

Романович: В этом случае будет обсуждение, будет заседание бюро, и оно примет решение. На этом заседании  бюро и до этого были члены бюро, которые предлагали определиться прямо сейчас.

Казнин: Кто подал эту идею? Кто решил, что негоже Пономареву, Гудковым…

Романович: Эта идея давно циркулирует в партии.

Писпанен: То есть еще до 13 января она циркулировала?

Романович: Да, была партконференция осенью, там присутствовали представители всех 80 региональных организаций, активисты партии, она был проведена в свободном обсуждении, были разные дискуссионные столы, где в том числе обсуждалась деятельность, которая не вписывается в рамки партии. Там были выступления, чтобы определиться, что мы делаем. Или в КС, или в партии, или в Левом фронте.

Писпанен: А вы определились, вы оппозиция или нет? Почему-то все последние законы вы абсолютно единогласно, кроме четырех перечисленных ваших однопартийцев, голосуете точно так же, как Единая Россия.

Романович: Мы продолжаем считать себя парламентской оппозицией. Тому подтверждение наши законодательные инициативы, которые мы выносили, выносим и будем выносить.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.