Суд отправил в СИЗО больного шизофренией, тот не мог самостоятельно есть и пить – и умер

Он должен был проходить обследование у психиатра, но умер в следственном изоляторе. В Можайском СИЗО скончался 26-летний Вадим Ермаков, которого арестовали по подозрению в мошенничестве. И суд ничуть не смутил диагноз парня – шизофрения. Две недели в СИЗО он не ел и не пил. Просто не мог. И в ночь на сегодня – умер.

О том, почему истории Сергея Магнитского, Веры Трифоновой и еще десятков заключенных, которые умерли в следственных изоляторах, так и не привели к обещанной реформе системы наказания – Евгения Воскобойникова.

Воскобойникова: Как написала на своей странице в Facebook журналист и общественный деятель Ольга Романова, сегодня ночью в Можайском СИЗО умер 26-летний Вадим Ермаков. Он пробыл под арестом около двух недель. Молодой человек был тяжело болен, и на суде даже не смог назвать своей фамилии. Еще до того, как на него завели дело по статье о мошенничестве с земельными участками, врачи поставили ему диагноз – шизофрения, фактически, признав его невменяемым. Но это, как сообщала Романова, не помешало судье Одинцовского суда арестовать его. Попав в Следственный изолятор, Ермаков не мог самостоятельно ни есть, ни пить, об этом рассказала адвокат задержанного Елена Романова.

Елена Романова, адвокат: Он ни ел, ни пил в течение 14 дней, потому что он болен психически. Он лечился в Калужской областной психиатрической клинике, он находился там на стационаре и ему было назначено лечение. И под ответственность родителей его выпустили, но чтобы он наблюдался у врача. Ему были прописаны все медикаменты, капельницы, таблетки. Все медицинские документы находились у следователя.

Гибель Ермакова пополнила список трагических смертей в СИЗО, в числе которых предприниматель Вера Трифонова, случай юриста Сергея Магнитского. Но, не смотря на обращения адвокатов и правозащитников, законодательно изменить ситуацию с содержанием в Следственных изоляторах, не удается. В начале года правительство приняло постановление о «совершенствовании порядка оказания заключенным медицинской помощи», по которому ответственность за состояние здоровья заключенного несет медперсонал ФСИН. Но член научно-консультативного совета при генпрокуратуре Валерий Борщев уверен, что это постановление ничего не изменит.

Валерий Борщев, правозащитник: Пока мы не выведем медицину из подчинения уголовно-исполнительной системы и не передадим в Минздрав, такие ситуации как Магнитский, как Трифонова, как Ермаков будут случаться постоянно. Потому что нельзя, чтобы общая медицина, гражданская медицина действовала по одним правилам, а в уголовно-исполнительной системе действовали другие правила.

Ранее Дмитрий Медведев начал масштабную реформу системы исполнения наказаний. Еще накануне Нового года он подписал законопроект, вводящий такую меру пресечения и уголовного наказания, как домашний арест, в основном это касается обвиняемых в экономических преступлениях.

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера