«Если суд берет на приговор больше двух недель, вы будете выносить мне его посмертно».

Речь Надежды Савченко на прениях
Здесь и сейчас
21:55, 2 марта
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

2 марта гособвинение попросило приговорить бывшую украинскую военную летчицу Надежду Савченко к 23 годам лишения свободы и штрафу в 100 тысяч рублей. Отягчающим обстоятельством, по мнению обвинения, стала «активная роль Савченко в убийстве», покушение на «мирных жителей Луганской области» из обвинения исключили. 

Прокурор на прениях сторон заявил, что вина Савченко в убийстве двух российских журналистов полностью доказана. «Используя свои навыки и снаряжение, Савченко сообщила о нахождении лиц. Используя координаты, полученные от Савченко, были произведены не менее 6 выстрелов» — заявил прокурор. Сама украинская летчица в суде сказала стороне обвинение следующее: «Я вас поздравляю с новым званием, прокурор, с новой звёздочкой», конец цитаты.

Адвокат Савченко Илья Новиков рассказал журналистам  о состоянии его подзащитной и призвал всех, кто может повлиять на исход дела, добиться обмена летчицы.

Адвокаты Савченко же указывают, что она находилась в плену и не могла скорректировать огонь. Сама обвиняемая ответила, что если суд выберет больше двух недель на вынесение приговора, то с 3 марта она начнет сухую голодовку. Дождь публикует расшифровку ее выступления:

Ну что ж, это только присказка, сказка впереди, давайте взбодримся. Прения я буду говорить на русском языке, чтобы не тратить время переводчика и, как я поняла, потом ещё мои деньги. Хотя, вроде как, по правам человека он у вас там должен бесплатно предоставляться.

 

Ну, во-первых, хочу попросить прощения у присутствующих за мое эмоциональное поведение. На самом деле очень тяжело слушать полгода одно и то же вранье, а потом еще слушать его повторно целый день. Поэтому на выступление прокурора мне реагировать иначе было сложно.

 

Что касается прений. Ну, за эти полгода долгих и нудных судов мы выучили, что была доказана вина в этом судебном процессе. Вина российских журналистов. Они виновны во вранье, в лживом, искаженном освещении информации, что касается событий в Украине, в мире, да и, в принципе, в России тоже. Мы могли видеть одного какого-то журналиста, который нам рассказывал про беременных расстрелянных мужчин. Сказки Венского леса. Они также виновны в том, что пренебрегали средствами безопасности. Если бы они были в бронежилетах и в касках, они бы остались живы. Если бы они не лезли, куда не надо, они бы остались живы. Здесь была доказана вина русских телеканалов, российских телеканалов. Они виновны в том, что они, их собственники, их редакция виновны в том, что отправляли своих людей ради красивой, красочной картинки, ради лживой информации на верную смерть без подготовки, без защиты.

 

Это подымало им рейтинги, это приносило им прибыль. Поэтому им абсолютно плевать на своих журналистов. Это те люди, которые в принципе виновны больше всего в гибели [журналистов ВГТРК Антона] Волошина и [Игоря] Корнелюка. Это их начальство. Мы видели здесь видео, где какая-то ведущая „Пятого канала“, говорила, что украинские СМИ врут, русские журналисты Волошин и Корнелюк были в каске и в бронежилете. Даже в этом суде было доказано, что они были без касок и без бронежилетов. Это вывод: российские телеканалы врут.

 

Была доказана вина сепаратистов и российских военных. Они виновны в том, что убивают наш народ на наших украинских землях. Они виновны в оккупации украинских земель. И как бы ни верещали здесь мирные жители Донбасса, потерпевшие и те же сепаратисты, что убивают только их украинские Вооружённые силы, даже в том видео Егора Русского, который, кстати, является гражданином России, было представлено масса доказательств, как именно сепаратисты добивают и убивают украинских военных.

 

В этом суде была доказана вина ФСБ и Следственного комитета Российской Федерации. Они виновны в том, что похищают людей. Они виновны в пытках людей. Группа [украинского режиссера Олега] Сенцова, точно так же как [обвиняемые в убийстве российских военных в Чечне украинцы Николай] Карпюк и [Станислав] Клых, подвергались пыткам. Эти службы и эти комитеты виновны в том, что после того как они похищают и пытают людей, они еще умудряются фабриковать дела, оболгать людей и пытаться еще их осудить. Они фабрикуют экспертизы. Это все было доказано, в доказательство этому всего есть 40 томов бредово слепленного моего дела.

 

Также в этом суде была доказана вина прокуроров и российских судов. За все два года, что я здесь сижу и прохожу по этим всем инстанциям, я убедилась в том, что ни чести, ни совести, ни каких-нибудь соблюдений законов у этих людей нет. Им абсолютно плевать на международное право, на права человека. У них есть одно — госзаказ Кремля, и они его тщательно исполняют.

 

В этом суде была доказана вина российских властей. Они виновны в территориальном захвате украинских земель, в захвате Крыма, в развязывании войны на Донбассе. Они виновны тем, что в своих неоглашенных подлых войнах по всему миру пытаются установить тоталитарный режим под доминированием России. Они лезут везде и геноцидом выбивают все население. Мы это могли наблюдать в Чечне, в Абхазии, сейчас мы видим это в Украине, в Дагестане, Сирии. Везде политика российского государства — доминировать над жизнями людей, в частности, над жизнями людей, которые являются коренным населением тех земель, которые им интересны, отвечают их государственным интересам. Поэтому в этом есть вина российских властей.

 

В этом суде не была доказана только моя вина. Я офицер украинских Вооруженных сил. Я имела полное право защищать свою землю, я выполняла свой долг. Вы не судите ваших ветеранов Второй мировой, Великой отечественной войны, но не судите почему-то только ваших. Зато сколько людей они убили, защищая свою землю. Вы не имеете никакого права судить меня.

 

Делая акцент на моём самомнении высоком, опираясь на экспертизу, прокуратура посмела сделать такое вот заявление. Я хочу сказать, что чем больше я встречаю таких мужчин женоподобных, как прокуроры и следователь [по делу Савченко Дмитрий] Маньшин, тем больше растёт моя самооценка. Как женщины, как солдата и как человека.

 

— Подсудимая, замечание. Давайте по делу.

 

— Конечно, только по делу. Но это всё только присказка, сказка впереди, поэтому теперь по делу. Я не знаю, сколько ещё будет длиться всё это действие, но я хочу сразу сказать. Если будет такая ситуация, какая была с прокурорами, когда они запросили на прения три недели, то я сразу ставлю для этого механизмы защиты. Если суд берет больше двух недель на вынесение приговора, который и так продиктован сверху и так уже давно записан, то я включаюсь в сухую голодовку с завтрашнего дня, и приговор вы будете выносить мне посмертно без меня.

 

Я не считаю нужным ждать какого-то обмена. Если вы хотите политически решить это дело и взять своих двух виновных ГРУшников за одного невинного, то это слишком много. Надо было Сенцова и [Александра] Кольченко менять на ГРУшников. Я не предмет торга. Я невиновный человек, моей вины здесь не доказано и доказано быть не может. Поэтому никаких обменов, никаких торгов и никакого затягивания времени. Я ждать не стану.

 

И самое главное, суд, обращение к вам. Да дайте, пожалуйста, вы прокурорам столько, сколько они просят! Ни днём больше, ни днём меньше, все 23! Не надо давать больше или меньше, чтобы у них было время на какие-то кассационные жалобы и, обратно-таки, затягивание времени. Вы уже доказали, что вы ни на что не [способны]. Вы уже доказали, как Россия может опозориться, на примере одного человека. Вы меня не поломали, вы меня не поломаете никогда. Поэтому давайте заканчивайте это всё в максимально сжатые сроки. Я больше ждать не буду. Не вы мне жизнь давали, не вы владельцы над моей судьбой и не вам её решать. Если будет больше двух недель, я ждать приговора не стану. У меня всё.

Фото: Сергей Пивоваров/РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.