Стросс-Канн судится с любовницей: обозвала свиньей и написала книгу

Здесь и сейчас
26 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Доминик Стросс Кан засудит свою бывшую любовницу и издателей, которые решили напечатать ее воспоминания. Книга «Красавица и чудовище» должна появиться в продаже завтра. Собственно, в роли чудовища там фигурирует как раз экс-глава Международного валютного фонда.

Доминик Стросс Кан требует изъять тираж, а за моральный ущерб   выплатить ему 100 тысяч евро. Что же такого наговорила в книге некогда возлюбленная Стросс Канна, Марсела Якуб – мы поинтересовались у нашего парижского обозревателя Натальи Геворкян.

Геворкян: Ровно через 5 минут Парижский суд должен вынести решение, появится ли завтра книжка Юкуб на прилавках магазинов или нет. я бы перевела название как « Красавица и животное». Марсель Юкуб 49 лет, она юрист, родилась в Аргентине, автор колонок в Либерасьон. Внешне очень симпатичная дама. Скорее всего, она подключилась к команде защитников Стросс-Кана уже после того, как началась история с горничной в нью-йоркском отеле. Она писала статью в защиту Стросс-Кана против феминисток и якобы после этого получила от него смс, в которой он писал «Та, которая любит писать, скажи мне, что бы ты хотела потом со мной делать». Скорее всего, с этого начался роман в январе 2012 года. Он продолжался 7 месяцев до августа. Оставшиеся 5 месяцев дама потратила на написание мемуаров. Никто из нас об этой книге ничего особенного не знали до того момента, пока «Нувель обсерватор» не опубликовал главу из книги и обширное интервью с Марсель Юкуб. В главе из книги Стросс-Кан не упоминается, но в интервью она назвала Стросс-Кана прямым текстом. Она рассматривает жанр книги как полуфикшн, то есть утверждает, что события там реальные, где-то она добавляла фантазию, но все ее ощущения тоже реальные. Главный герой книги выступает как получеловек-полусвинья. В интервью она говорит: «Все, что есть в Стросс-Кане обаятельного, артистичного, креативного, принадлежит свинье, не человеку. Человек ужасен, свинья прекрасна, хотя она и свинья». В романе она называет любовника поэтом унижения и грязи.

Она упоминает случай в отеле Софитель и считает, что связь Стросс-Кана с горничной была абсолютно добровольной, но Стросс-Кан должен был заплатить бедной девушке, а он этого не сделал. Особое раздражение Марсель Юкуб вызывает бывшая жена Стросс-Кана. Она считает, что эта амбициозная богатая дама, которая хотела стать первой леди и использовала Стросс-Кана как домашнюю собачку для достижения своих целей. По поводу возможного прихода Стросс-Кана в Елисейский дворец она пишет: «Ты превратил бы Елисейский дворец в гигантский свингерский клуб, ты использовал бы всех вокруг для удовлетворения своих самых темных инстинктов». Приблизительно в таком стиле написана вся книга.

Неожиданная деталь появилась сегодня в суде. Стросс-Кан и его адвокаты принес последний имейл, который получил от автора книги в ноябре прошлого года. Адвокат его немножко процитировал, а журнал Elle дал его полностью. Марсель Юкуб пишет Стросс-Кану: «Меня замучила совесть. Я позволила втянуть себя в проект, связанный с тобой, чего не должна была бы делать». Все, включая встречу и дальнейшие отношения, якобы были инсценировкой для этого проекта, то есть для книги. «Ты меня не простишь, я знаю, но знай, что я сожалею». Вполне возможно, что связь Марсель Юкуб со Стросс-Каном была спланирована в рамках проекта. Эта банальная история. На поверхности лежала такая идея, поскольку несложно совратить Стросс-Кана. Нужна была еще девушка, которая писала неплохо.

Я поговорила с редактором «Нувель обсерватор», он считает, что книга «обладает ошеломляющей художественной силой». Он считает, что это жанр перевоплощения человека в животное и сравнил ее с метаморфозами Кафки, чем безумно польстил Марсель Юкуб. Критика на эту книгу более чем позитивная. У меня не вызвал прочитанный мной отрывок никакой положительной реакции. Я не испытываю никаких добрых чувств к Стросс-Кану, но он назвал эту книжку мерзостью. Отрывок у меня вызывает ровно такие же ощущения. Я обещаю, что напишу в блоге о решении, которое принял суд.

Арно: Как лично ты расцениваешь журналистское расследование такого рода?

Геворкян: Плохо. Мне кажется, существуют определенные этические нормы в журналистике. Это непозволительные методы. Но и платье девушки Клинтона в шкафу я тоже расценивала очень плохо. Я вообще не люблю, когда дамы используют гендерные вещи для того, чтобы потом написать и хорошо продать книгу.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.