Станислав Белковский: «Санкции будут усиливаться, но для Путина это не проблема», «экспансии продолжатся – за Украиной последует что-нибудь еще»

Здесь и сейчас
17 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Политолог Станислав Белковский следит за ежегодной «Прямой линией» президента России и рассказал «Дождю» о самых важных, по его мнению, заявлениях Путина, о его возможных планах в отношении Востока Украины, Приднестровья, а также, поговорили об отношении президента к российским элитам и санкциям Запада.

Белковский:  Фактически прямая линия была посвящена Украине. Можно сказать, что адресовано украинскому народу и главный «меседж» Владмира Путина – если я к вам приду, вам станет гораздо лучше, чем при нынешних бездарных недееспособных властителях, которые при нынешнее унитарной системе не позволяют учитывать интересы регионов. Поэтому это был анонс дальнейшей экспансии России на территории, которую Путин сегодня назвал Новороссией, которую в определенной исторической натяжке можно так назвать. Хотя этот термин в постсоветское время уде никогда не использовался.

Примечателен также вопрос по Приднестровью. На мой взгляд, намек на возможность признания Приднестровья прозвучал. Насколько мне известно, делегация руководителей Приднестровья будет в Москве на следующей неделе.

Но, если говорить о прямой линии, то Путин в общем-то дал понять, что в его мысли входит приобретение если не формального, то фактического контроля над всеми областями Украины, находящимися между Россией и Приднестровьем (то есть от Луганска до Одессы). И сначала будет попытка сделать это путем федерализации Украины, то есть фактической постановке людей на руководящие посты в этих регионах. Если это не получится, то возможно будет создаваться буферные государства вроде Донецкой республики и так далее. Для того, чтобы проложить коридор между Россией и Приднестровьем и за одно и отделить Украину от Черного моря, взяв Черноморский бассейн под контроль Россией.

Таратута: На сколько, по-вашему, радикальный сценарий, экспансия возможен? Что должно случиться, чтобы радикальный сценарий был приведен в действие?

Белковский: Должен случиться отказ Украины от федерализации на условиях Кремля. Вернее отказ от трехчастной схемы, которая, видимо, будет предложена сегодня в Женеве. Это федерализация Украины, признание русского языка в роли второго государственного и отказ Украины от вступления в НАТО, поскольку Путин полагает, что только перманентная военная угроза Украине со стороны России может заставить Киев идти на значительные уступки, а главное – гарантировать выполнение своих обязательств.

Таратута: То есть эскалация конфликта нужна была исключительно перед переговорным процессом в Женеве?

Белковский: Да, и после него. Если Запад и Украина, а важно понимать, что Путин не находится в Диалоге в Киевом, это уже не его уровень, по его мнению, он находится в диалоге в США и Евросоюзом. Если в его понимании, США и Евросоюз не смогут обеспечить выполнение трех этих условий, позволяющие России признать Приднестровье за одно, тогда будет эскалация по тому сценарию, который мы наблюдаем и в Донецкой, и в Луганской областях.

Каких слов ждут от украинской стороны, чтобы слово федерализация стало рабочим инструментом?

Белковский: Российская сторона ничего не ждет от Киева. Она ждет от США и Евросоюза, что те возьмут гарантии реальной федерализации Украины и переноса президентских выборов, то есть формирования легитимной власти в Украине, на период после того, как федерализация будет фактически проведена.

То есть Кремль хочет, чтобы сначала были, в соответствии с конституцией Украины, предполагающей ее федеративное устройство, проведены выборы региональных властей. Это позволит в 6-7 областях Украины, отделяющих Россию от Приднестровья, сформировать пророссийские правящие структуры. А потом можно проводить в общенациональном масштабе президентские выборы.

То есть Путин не верит в то, что сам факт проведения референдума что-то изменит.

Таратута: Ему нужны реальные изменения в конституции.

Белковский: Да. Кроме того, я думаю, что на референдуме с высокой вероятностью большинство получат сторонники сохранения унитарной модели государства и Путин это тоже прекрасно понимает.

Таратута: Будут ли санкции усиливаться против России?

Белковский: Да, санкции будут усиливаться, на мой взгляд, и Путин это понимает. Но другое дело, что сегодня для него это не проблема. Путин, с которым мы имеем дело, это не Путин образца 2000 года, который всячески стремился навстречу Западу, и даже хотел привести Россию в НАТО.

Путин образца 2014 года – это совсем другой человек и лидер, который настроен на «эзолюционистскую» модель, которого не очень беспокоит экономический интерес его элит, потому что он справедливо полагает, что долгие годы служил буфером между элитами и народом. И сделал все возможное, чтобы отмазать российские элиты, и теперь они должны проявить солидарность с ним, либо отказаться от лояльности России и перейти на противоположную сторону баррикад.

Путин нацелен, чтобы вернуть все капиталы в Россию, которые боятся быть на Западе. Он хочет воспользоваться этой ситуацией. И Украина для него лишь повод для экспансии. Повод для него, чтобы поставить себя в уровень в диалоге с США и Евросоюзом. За Украиной последует что-нибудь еще. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.