Станислав Белковский: Янукович проиграл и, как бывший заключенный, боится расправы

Здесь и сейчас
20 января 2014

Политолог Станислав Белковский прокомментировал Павлу Лобкову столкновения протестующих с милицией в Киеве 19 января и поделился мнением о текущем положении дел в стане украинской власти и оппозиции.

Лобков: Скажите, этот статус-кво, это некое неустойчивое равновесие между протестующими и «Беркутом», то, что «Беркут» свои главные силы в ход все-таки не ввел, и Янукович пошел на переговоры с Кличко, и оппозиция вроде бы расколота, что это значит, какая это стадия в эволюции Майдана и всего движения?

Белковский: Это значит, что Янукович уже стратегически проиграл, хотя, естественно, тактически он может тянуть резину еще достаточно долго. В принципе, если бы лидеры оппозиции поехали вчера не в резиденцию Януковича, а привели бы несколько сот тысяч человек с Майдана на улицу Грушевского, то вопрос во власти был бы уже решен. И если бы лидером протеста сейчас была Юлия Тимошенко, то так бы сейчас и случилось. Главная проблема оппозиции в нерешительности, в неуверенности в себе. В остальном все идет к падению Януковича, вопрос только во временной перспективе.

Лобков: Сейчас есть такая формулировка во французском политическом лексиконе – presidentiable, наиболее presidentiable вчера показал себя Кличко. Можно ли сказать, что он сейчас является лидером оппозиции или у него тоже недостаточно поддержки?

Белковский: Формально – да. Если бы выборы состоялись в это воскресенье, Кличко стал бы президентом, у меня нет сомнений. Другое дело, что моральным лидером протеста все более становится заключенная Тимошенко, и от ее мнения, от ее точки зрения будет очень многое зависеть. Не надо забывать, что протестующие во многом разочарованы всеми находящимися на воле лидерами оппозиции – и Кличко, и Яценюком, и Тягнибоком – именно потому, что вся энергия протеста за полтора месяца не была конвертирована в смену власти, для чего уже не раз были реальные предпосылки.

Лобков: Янукович, как я понимаю, власть отдавать не собирается, тем более, что у него есть 15 миллиардов долларов, которые были переданы Россией. И он, конечно же, захочет потратить их на социальные обязательства, чтобы сконцентрировать свой ядерный электорат вокруг себя. С другой стороны, на Украине происходят очень интересные процессы. Например, заблокированы воинские части в Ивано-Франковске или во Львове, а это значит уже очень многое. Это значит, что единственная силовая вертикаль, силовая структура, силовая сеть страны постепенно начинает распадаться. Промедлив с переговорами, промедлив с тем, чтобы принимать какие-то решительные действия, тратя просто эти 15 миллиардов сейчас на разнообразные социальные, что называется, подачки, Янукович может оказаться президентом Киева или президентом Межигорья.

Белковский: Президентом Киева Янукович никогда не был и не является, три четверти населения Киева категорически против него. Тут важно учитывать два основных фактора, первый – основная доминирующая эмоция, которая движет Виктором Януковичем по жизни, которую, видимо, ему еще прибили колонии, — это страх, страх физической расправы над ним. То есть он человек трусоватый, его брутальная внешность не должна вводить в заблуждение. Поэтому то, что он пойдет на масштабное кровопролитие, я не верю именно по этой причине, а не по причине тех или иных политических соображений. Второе: все эти миллиарды, правда, их пока не 15, а только 3 – 12 находится в подвешенном состоянии – этот корм не в коня, о чем политолог Белковский предупреждал с самого начала, что все эти вливания только ухудшат имидж России на Украине и дополнительно оттолкнут активную часть населения Украины от России в направлении Евросоюза. Они не спасут Януковича, потому что его ядерный электорат, а рейтинг в Донецке некогда был 80%, а сейчас чуть более 30%, никак не связывает свое благосостояние с этими деньгами. Он уверен, что эти деньги достанутся членам семьи Януковича, будут распилены, украдены, поэтому этот алмазный дым над дворницкой уже никого на Украине не соблазняет по большому счету.

Лобков: За несколько дней, после 16 января появилась совершенно радикальная, в духе Южной Америки, герилья под названием то ли «Правый сектор», то ли «Правый фланг», они даже бланков собственных не выпустили, логотипа, которые вчера были застрельщиками этого самого взаимного обмена «коктейлями Молотова», водометными ударами и прочими атрибутами уличной войны. Возможно ли в ходе ближайших дней возникновение еще неконтролируемых ни оппозицией, ни президентом группировок, которые нельзя назвать однозначно полицейскими провокаторами, потому что это чрезвычайно разношерстная публика? Могут ли в ближайшее время формироваться такие очаги спонтанного сопротивления таких пассионариев, которые в течение этих двух месяцев вызревали в этом огромном яйце Майдана?

Белковский: Да, конечно. И правый сектор появился не вчера – он существует достаточно давно. И таких группировок, только я знаю 7-8. Ясно, что вчерашний взрыв, даже если это было отчасти полицейской провокацией, все равно он, в основном, продиктован тем, что актив Майдана недоволен тем, сколь медленно развиваются события с наличием всех предпосылок для смены власти, тем, сколь нерешительны лидеры оппозиции. Эти настроения будут только нарастать. Кроме того, не надо забывать, что каждый провокатор – двойной агент, он полицейский провокатор только до тех пор, пока он в своей роли не может захватить власть. А когда он чувствует уже запах власти, вторжение в правительственное здание, тут все может измениться на 100%.

Фото: РИА Новости/Алексей Панов

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Присоединяйся к 70 840 подписчикам Дождя
Оформи подписку