Среднеазиатские президенты-долгожители: чем они полезны для России

Здесь и сейчас
6 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В день выборов президента в Таджиикистане Тихон Дзядко провел экскурс по политической ситуации в пяти среднеазиатских странах и рассказывает о том, чем стабильность в них выгодна для России.

Дзядко: Несомненно, Российской Федерации стабильность в этом регионе – в Средней Азии – очень нужна. Давайте посмотрим, как этот регион у нас существует, какие лидеры в каждой из стран, составляющих этот регион, там правят. Выходит довольно интересная история. Там такая стабильность в 25-й степени. Давайте посмотрим. Например, Таджикистан, о котором мы сегодня говорим. Вот у нас Эмомали Рахмон – бессменный президент Таджикистана. Эмомали Рахмону 61 год. Президентом страны он является с 16 ноября 1994 года. То есть вот у нас Таджикистан. Эмомали Рахмон, президент с 1994 года, то есть уже 19 лет. 19 лет полная стабильность на территории Таджикистана, ну а если вспомнить, что председателем Верховного Совета Таджикистана он стал за 2 года до этого, то есть в 1992 году, у власти он уже больше 20 лет. Страна раздираема, порой, противоречиями, страна в 90-е годы пережила страшную гражданскую войну. И хотя уже в конце 90-х главный на тот момент оппонент Эмомали Рахмона Махмуд Худойбердыев был разгромлен и скрылся на территории Узбекистана, то ли жив, то ли не жив, у нас точной информации на этот счет нет, периодически появляются какие-то слухи. И в стране установилась такая вот стабильность, и Рахмон железными руками держит власть в стране, сценарии развития событий в случае его кончины могут быть какими угодно, и какими угодно непростыми, и какими угодно кровавыми.

Естественно, Российской Федерации подобная вариация развития событий не нужна в условиях открытых границ, когда уже более миллиона таджикских граждан находятся в России, что же будет, если в стране на место этой стабильности придет какая-то разруха, война, кровопролитиеи, соответственно, беженцы, бегство и все это окажется в нашей стране. Давайте посмотрим, что же происходит у соседей. Посмотрим для того, чтобы понять, что там такая же выгодная нам стабильность.

Узбекистан. Вот, рядом здесь находится Узбекистан. Президент Узбекистана – бессменный Ислам Каримов, которому 75 лет. Президент с 29 декабря 1991, соответственно, 22 года почти. Ислам Каримов – президент Узбекистана на протяжении 22 лет. В Узбекистане, как прекрасно известно, так же абсолютная стабильность, причем, стабильность жесткая. Международные правозащитные организации называют Ислама Каримова едва ли не кровавым диктатором и тираном, заявляют о том, что пытки и направления на психиатрическое лечение несогласных в Узбекистане стало совершеннейшей нормой. Можно вспомнить, как в 2005 на востоке страны, в Андижане, было подавлено восстание против Ислама Каримова. И это ответ на вопрос, что будет в республике Узбекистан, если сам Каримов неожиданно исчезнет, неожиданно уйдет. Ему 75 лет, еще раз напомню. Почти 25 лет он у власти и, соответственно, Российскую Федерацию, даже несмотря на порой возникающие противоречия, подобная стабильность полностью устраивает, поскольку она обеспечивает некое присутствие России в этом регионе.

Дальше смотрим – самая большая республика этого региона, которая даже не влезла в нашу карту полностью – это Казахстан. Бессменный президент, лидер нации, как его называют в Казахстане, Нурсултан Назарбаев управляет страной с декабря 1991 года. Итого, получается, так же без малого 22 года стабильности. Лидер нации, жесткий лидер без какой-либо серьезной оппозиции внутри страны. И у нас есть прекрасный пример: посмотрите, как Нурсултан Назарбаев реагирует на хоть и малейшие несогласия с ним, вспомните события в июле этого года в городе Жанаозен, которые завершились подавлением этих беспорядков. Власти страны заявляли, что, на самом деле, это были какие-то бандитские группировки, наблюдатели многие говорят, что на самом деле все дело не в этом, а дело в том, что это были несогласные с режимом Нурсултана Назарбаева, и их буквально закатали под асфальт.

Ну и, наконец, Туркменистан – самая, пожалуй, закрытая из всех этих не слишком открытых республик, где, по сравнению с тремя другими упоминавшимися мною республиками, президент не такой долгожитель. Это Гурбангулы Бердымухамедов, он президент с 14 февраля 2007, то есть, получается, что в этом году 6,5 лет, ну почти 7 лет он – президент. Но давайте вспомним, что перед этим с октября 1990 года президентом был Сапармурат Ниязов на протяжении 17 лет. Ну, и вот, поскольку Гурбангулы Бердымухамедов – продолжатель режима Туркменбаши, то можно их даже вписывать в одно целое с 1990-го по 2013 год, 23 года без каких-либо перемен, стабильность полная внутренней жизни политической никакой, она попросту отсутствует. И эта стабильность нам обещает стабильность всего региона, и, одновременно с этим, обещает неизвестность того, как будут развиваться события, если вдруг Гурбангулы Бердымухамедова не станет в республике Туркменистан. Естественно, поэтому Россия заинтересована в исходе таком, который, судя по всему будет выбран в Таджикистане, так же, как она заинтересована в стабильности в Туркмении, в Узбекистане, в Казахстане, ну и, по сути, в Киргизии, но Киргизия, хотя она и является республикой этого региона, там ситуация несколько иная. Вот такое небольшое географическое политическое путешествие по Средней Азии.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.