Спецкор «Новой»: «Говорить, что выборы в „ДНР“ и „ЛНР“ прошли кристально честно, нельзя, потому что за ними никто не следил»

Здесь и сейчас
3 ноября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тимур Олевский
Теги:
Украина

Комментарии

Скрыть

«Александр Захарченко победил на выборах главы ДНР, за него проголосовало 765 тысяч 340 человек, за кандидата Кофмана — 111 тысяч 24 человека, за Сивоконенко — 93 тысяч 280 человек. Таким образом, ЦИК ДНР считает, что избранным главой республики ДНР стал Александр Захарченко»,  —  это официальное заявление Избирательной комиссии «ДНР». 

«Выражаю огромную благодарность моим землякам за тот кредит доверия, который мне оказали. За их поддержку, которую они мне оказывают! Отношусь к этому ответственно. Прекрасно понимаю ту величину ноши, которую мне придется нести», — заявил сам Захарченко. Партия «Донецкая республика», список которой возглавляет премьер-министр «ДНР» Александр Захарченко, также побеждает на выборах в местный парламент, в «ДНР» он называется Народный совет.

Как проходили выборы и подсчет голосов – Тимур Олевский спросил у специального корреспондента «Новой газеты» Павла Каныгина.

Вот уже объявлен сейчас результат. Большинство из тех, кто пришел на участки, проголосовал за Захарченко, Кофман и кандидат №2 набрал совсем чуть-чуть.

Мы вчера под конец дня присутствовали с коллегами на нескольких участках и обнаружили очень забавную вещь. Некоторые из них закрывались гораздо раньше положенного времени, за час, за полтора часа до официального закрытия, и члены избирательной комиссии начинали уже подсчет. Например, в школу №54, это уже почти в Киевском районе Донецка, мы туда практически ворвались с боем, потому что двери были закрыты. Члены комиссии уже высыпали на столы бюллетени и их подсчитывали. Делали они это с санкцией ЦИКа или нет, непонятно. Но нас они пропустили, сказали: «Все, кто хотел, проголосовал, поэтому мы решили закрыться заранее», и там извиняющимся тоном перед нами пытались как-то оправдаться. На этом примере можно говорить, что нарушения были, но нельзя сказать, что это очень тяжкие. Мы не видели там вбросов, мы не видели каруселей, но такие вещи имели место быть. Наверняка было что-то еще, потому что наблюдателей было критически мало. Были невнятные организации АБСЕ, были люди из Абхазии, Южной Осетии.

Олевский: Организация АБСЕ.

Каныгин: Да, это Ассоциация по безопасности и сотрудничеству в Европе, никакого отношения к ОБСЕ она не имеет. На слух, конечно же, очень похоже, поэтому многим может показаться, что это одна организация, на самом деле это организации совершенно разные. Эти АБСЕшники катались на автобусе, предоставленном правительством «ДНР», по участкам. Находились они там минут 15-20, делали какие-то фотографии и уезжали. То есть полноценного мониторинга на этих выборах не было. Говорить о том, что выборы прошли кристально и честно, мы не можем, потому что никто за ними не следил, одновременно и нет у нас никаких вопиющих фактов нарушений.

Олевский: Сегодня многие СМИ в Украине и даже американские политические деятели заговорили о том, что в «ДНР» и «ЛНР» заметны крупные перемещения войск военных, сил и средств техники. Что-нибудь похожее ты заметил?

Каныгин: Ты же знаешь, что в Донецке это нормальная история, что здесь перемещаются по городу войска. В этом нет ничего странного и необычного. Какого-то глобального присутствия в самом городе я не заметил. Когда мы вчера ездили в Горловку, мы видели на окраине, там стоят бронетранспортеры, там в лесополосах, в палатках укрыты какие-то мешки, какие-то ящики. Это мы видели. Может, это штатный базовый лагерь. По виду это было похоже на наспех сделанный лагерь между Донецком и Горловкой с боеприпасами. Уточнять не было возможности, потому что с нами никто не разговаривал, люди не говорили, что это и откуда.

Олевский: Я слышал, что в Донецк возвращаются люди, и это очень заметно. Как тебе кажется, так ли это?

Каныгин: По сравнению с тем, что было летом и даже еще месяц назад, людей стало гораздо больше, это видно. По улицам ездят машины, начинают потихоньку открываться какие-то кафе. Конечно же, большинство заведений развлекательных или просто розничных закрыты, но люди прибывают. Это заметно по количеству машин, по тому, как горит свет в окнах домов.

Олевский: Есть тепло, есть электричество?

Каныгин: Да. Электричество есть почти во всех районах Донецка, где-то не работает уличное освещение, например, в Киевском районе сплошная темь.

Олевский: Это район, примыкающий к аэропорту, там вообще небезопасно.

Каныгин: Да. Туда можно попасть, но там довольно опасно. Кстати,  Киевский район довольно безлюдный. Можно говорить о том, что в Донецке все как-то устаканивается  потихоньку, но мы не можем говорить так в отношении Киевского района, Петровского, откуда люди уехали и до сих пор не вернулись. Мы вчера катались и видели заброшенные кварталы, эти старые серые панельки, где не горит свет, где даже нет собак. Все безлюдно, пустынно и довольно мрачно.

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.