Создатель «конституции Бирюлева»: вчера в район пришла цивилизация, местные впервые увидели ОМОН

Здесь и сейчас
14 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Корреспондент GQ Максим Мартемьянов рассказал Никите Белоголовцеву о своем тексте, посвященном отделению Восточного Бирюлева от Москвы, и о настроениях жителей южных районов Москвы. 
Белоголовцев: Вы – автор текста о сепаратной единице Бирюлево, его в интернете, шутя, называют «Конституцией Бирюлево». В двух словах расскажите о нем.

Мартемьянов: Перво-наперво это отделение Бирюлево Восточного от Москвы, а не Западного. Я как-то раз подумал о том, что у Бирюлево Восточное отличные перспективы к отделению, так как со всех сторон он, так или иначе, отделен от внешнего мира, будь то МКАД, железные дороги или леса. Те, кто живут или жил в спальных районах, особенно в самых удаленных, замечают, что там и так отдельный город или государство со своими традициями, пускай, не объявлено официально, со своей культурой, отношениями между друг другом, которые не видны в центре, ну хотя бы за пределами Третьего транспортного кольца. И в шутку было решено для журнала «Смена» написать материал о том, как отделить Бирюлево Восточное от всего мира, в том числе от Бирюлево Западное.

Белоголовцев: По поводу Бирюлево очень много вчера говорили. Вспоминали, разумеется, песню из сериала «Моя прекрасная няня» - «она работала в бутике в Бирюлево», вспоминали шутки, которые больше в 90-ых годах остались про Бирюлево. В связи с этим было две полярных точки зрения. Первая – Бирюлево то же самое, что Черемушки, Марьино и так далее, и так может произойти где угодно уже завтра. Вторая – что это, учитывая эту гигантскую овощную базу, учитывая отдаленность от центра Москвы, это какой-то свой мир, анклав, который не совсем может быть понятен в пределах Садового кольца. Какая точка зрения  вам кажется более правильной?

Мартемьянов: В чем главное различие Восточного и Западного Бирюлево, что в Восточном Бирюлево нет никаких представителей цивилизации. То есть там нет рынков, нет метро, есть железнодорожные станции, это даже не рынки, а несколько палаток. А в Западном Бирюлево есть та же овощная база, которая, естественно, населена мигрантами, которые там и торгуют, что логично, у нас так везде. Есть еще и рынок огромный – Покровский, огромный вещевой. Из детства даже есть воспоминания, что всегда было неспокойно. Соответственно, огромная удаленность от центра Москвы, плюс фольклорное представление о Бирюлево, как о каком-то самом ужасном месте на земле, и вся коммерция, которую можно представить в спальном районе, там представлена. Соответственно, где представлена коммерция, по традиции представлен и бандитизм.

Белоголовцев: А экономически активные жители Бирюлево, насколько часто и активно свой район покидают? То есть они приезжают туда спать и ходить вечером по улицам или они там проживают большую часть своей активной жизни?

Мартемьянов: Конечно, все, в основном, работают в других местах. Есть в Западном электростанция, часть населения трудится, но это мизерная часть. Там, по-моему, 150 тысяч жителей в Бирюлево Западном или 100 тысяч. В Восточном есть мясокомбинат, но это все крохи. Естественно, большинство людей уезжают либо в одну сторону – за МКАД или внутрь МКАДа, то есть в центр. Плюс там много еще пенсионеров и молодых жителей, а молодые жители – те, которые еще нигде не работают, либо не приспособились, либо еще не созрели для работы.

Белоголовцев: Вот это, кстати, очень интересный момент про возрастной состав жителей Бирюлево. Я предполагаю, что в Западном и Восточном он разительно не отличается. Еще одна точка зрения, которая активно обсуждается, но, наверное, уже сегодня, а не вчера, чего, мол, вы хотите, сами посдавали свои квартиры мигрантам, чтобы не работать и на ренту от московской квартиры жить, и сейчас что-то возражаете. Насколько это, с вашей точки зрения, логичное и обоснованное обвинение?

Мартемьянов: Оно не очень обоснованное, потому что у нас пол-Москвы сдало свои квартиры, чтобы в них жили приезжие, будь то мигранты из России или из ближнего зарубежья. Поэтому чего вы хотите, если средняя рыночная цена однокомнатной квартиры на сдачу в том же Бирюлево около 30 тысяч рублей, почему бы и не сдать и не жить в Гоа на эти 30 тысяч как король? В том же Восточном есть часть, которая населена на 80% приезжими именно из России, из разных регионов. В основном, это исконно русские территории – это Брянская область, Курская область, Орловская область, с которыми даже в мою бытность было не меньше проблем, чем с мигрантами с Кавказа или Средней Азии. Никто не привык жить в мегаполисе, и если тебя задели плечом на улице, надо сразу же начинать драку. Когда человек спускается в метро, у него вообще культурный шок наступает – как ему жить, где его все время толкают. Он привык, что если его толкнули, он бьет по морде. А здесь не надо бить по морде.

Белоголовцев: Насколько справедливы слова о том, что в Бирюлево довольно высокая степень проникновения мигрантов в разные органы власти?

Мартемьянов: Сложный вопрос. В Восточном я не видел ни одного участкового не славянской внешности в принципе за 20 лет жизни там. В Западном я бывал редко, так как в Восточном убеждены, что в Западном делать нечего. Единственное, я помню, что там была еще с советских времен пивная, где навынос пиво и квас. Было очень вкусно, но закрыли, боюсь, что это было последнее хорошее, что там было. Вчера я тоже там не видел, хотя я ходил по довольно спокойным участкам, потом только пошел к «Бирюзе», ни одного сотрудника полиции не славянской внешности. Сложно судить о том, как мигранты проникают во властные структуры, так как считать ли мигрантом человека, рожденного в Средней Азии, но 30 лет живущего в России, который… Это сложно. Во-первых, у нас 20 лет назад еще была одна страна, у нас не было мигрантов. Что тут скажешь? Кто-то может принять его за мигранта, а он-то и таджикского не знает или узбекского.

Белоголовцев: По поводу торгового центра «Бирюза». Когда все начало происходить, подавляющее большинство  жителей Москвы и зрителей, которые в федеральном эфире за этим наблюдали, конечно, плохо ориентируются в географии Бирюлево, в особенностях бирюлевского мироустройства. Насколько этот торговый центр является символом засилья мигрантов, тут мнения разошлись. Кто-то шел его громить как оплот мигрантов, арендаторы, охранники, предприниматели говорят: русских там было в разы больше, когда туда кто-то начал врываться. По этому поводу, что можете сказать?

Мартемьянов: Про «Бирюзу» я мало чего могу сказать, потому что до этого момента я никогда там не был. Я могу сказать по тому, что я видел вчера вечером с 9 до 12 часов вечера. Я приехал на электричке как раз с фанатами, 18-летними парнями, которые мне в электричке говорили, что накипело и все дела, но было понятно, что они едут туда потусить. Надоело уже в своих местах, а тут в Бирюлево открылась возможность и можно пиво попить, можно с друзьями пообщаться, можно витрины побить, это же весело – гражданская война, естественно.

Когда я приехал к «Бирюзе», я увидел очень много людей, которые иногда что-то кричали, иногда пытались какую-то позицию свою высказать. Но, в основном, это были люди, которые пришли попить пиво. Я зашел в «Седьмой континент», супермаркет, и увидел, что 80% пива уже выпито, его нет. Все ходили, смеялись, шутили. Плюс ко всему впервые в Бирюлево Западное, в любой вообще спальный район, впервые пришла цивилизация в лице ОМОНа. Никто этого не видел там, потому что никто не ходит на митинги. Когда задерживали вчера на моих глазах пару парней, пару парней скрутили, а с ними и одну девушку. Кто-то шел за омоновцами, которые вели девушку и говорили: «Ну а девушка что же сделала, отпустите девушку». То есть эти люди не были на митингах, они не знают, что ОМОН крутит девушек, детей, стариков. Когда беспорядок, они это делают.

Белоголовцев: Но эти люди, которые приехали вчера в Бирюлево, они-то знают, что такое ОМОН. Они знали, что там может быть хулиганство, задерживание, «Болотное дело», сроки или им на это плевать?

Мартемьянов: Я думаю, что они увидели, что полиция до вечера толком ничего не делает, поэтому были подозрения, а почему они ничего не делают, может, они хотят к вечеру что-то хорошее сделать, то есть всех загнать в котел и начать винтить, бить и так далее. Я думаю, что перед ними открылся новый горизонт, новые возможности. Им приходится какие-то стадионы громить или друг с другом драться, а тут какая-то движуха черт знает где, в каком-то Бирюлево Западном, надо съездить, надо посмотреть. Я видел, что винтили именно пьяных жителей Бирюлево Западное или других районов, которые что-то кричали. В основном, это были, кстати, люди немолодые, точно за 30, за 40, а то и за 50 лет, они уже на ногах не стояли. По сути, это было похоже на то, что людей в нетрезвом виде, которые нарушают общественный порядок, задерживают.

Белоголовцев: Да, и отправляют в закрытые вытрезвители.  

Мартемьянов: Это да. Получается, что фанаты раскучковались по району, они были в отдалении, их не задерживали. Пытались задержать одного фаната, но он так быстро бежал, что я подумал, что у него Усэйн Болт включился.

Белоголовцев: А насколько эти люди были организованы? Потому что федеральные каналы выступили вчера с довольно традиционной повесткой, что это были, во-первых, провокаторы, во-вторых, радикально настроенные люди, в основном, националисты, и в-третьих, конечно же, все это было спланировано, организовано и так далее. Следы этого были в Бирюлево?

Мартемьянов: Я вчера наблюдал самый спокойный вечер и ночь в Бирюлево, что в Восточном, что в Западном. Я не увидел там вообще никакой национальной направленности, кроме каких-то кричалок. В электричке помимо фанатов, которые бритые, вроде должны всех уничтожать и убивать, они ехали явно с ребятами с Кавказа или Средней Азии, никто не дрался. По улицам Бирюлево мало, но ходили мигранты, кто-то неславянской внешности, никто их не бил, никто к ним не приставал, никто им слова не сказал. Если послушать, что кричали вечером, да, иногда проскальзывали лозунги националистические. В основном, все кричали: «Отпустите, кого задержали», либо кричали: «Найти убийц Егора Щербакова». В целом, народ вышел протестовать по-настоящему, но надо было запретить продажу пива.

Белоголовцев: Насколько остро в Бирюлево стоит вопрос межнациональных отношений? Потому что в каждом втором интервью особенно женщины, местные жители говорили: «Нам прохода от них нет, они нас хватают, грабят, режут, это не в первый раз, ужас». Насколько можете это подтвердить или опровергнуть?

Мартемьянов: В Западном, я точно знаю, происходит вечером такая картина – с овощной базы идут по домам люди одного цвета кожи, с электрички «Бирюлево-Товарная» идут люди другого цвета кожи, они встречаются, перемешиваются. Кто-то идет отдыхать, а кто-то недостаточно устал. А когда человек, особенно мужчина, особенно молодой, недостаточно устал, какой бы он национальности ни был, он ищет приключений на известное место. Всегда включается национальной вопрос исключительно по той причине, что, например, если взять стандартного юношу 20 лет, который не занят в каких-то творческих профессиях, а который продавец в магазине или что-то в этом роде. Когда он снимает свою униформу с бейджиком Олег, он одевается в парку английских футбольных фанатов, в узкие джинсы, у него, скорее всего, короткая стрижка, он может быть никаким не националистом, но если масскульт в том, что так круто,  так круто, потому что изначально это с националистической, с правой направленностью, то он волей-неволей становится националистом. Острый или не острый национальный вопрос? Я думаю, если он был бы по-настоящему острым в этом районе, то, скорее всего, вчера мы бы наблюдали не пьяный дебош, а поножовщину кавказцев с русскими или азиатов с русскими. Это было бы не так.

Белоголовцев: По поводу того, что будет дальше. Сейчас Бирюлево похоже на зону контртеррористической операции, такую концентрацию сотрудников правоохранительных органов на квадратный метр площади видел только в Казани на Универсиаде. Там на каждом перекрестке стоял полицейский, в городе гордо говорили – более 10 тысяч сотрудников внутренних войск в Казани обеспечивают порядок. В Бирюлево сейчас концентрация не меньше. С вашей точки зрения, будет ли какое-то продолжение сегодня вечером? И смогут ли люди, которые в этом же самом районе живут, с этой же самой базой рядом, которая, есть ощущение, что наводнится обратно людьми… Будет ли у этого какое-то продолжение?

Мартемьянов: Если полицию оставить, то нет, потому что будет спокойно, тихо.

Белоголовцев: Невозможно столько полиции держать в Бирюлево.

Мартемьянов: Совершенно невозможно. Тут нет ответа. Я же не провидец, никто не провидец. Вряд ли это будет иметь сейчас продолжение, потому что всем завтра на работу так же, как и сегодня всем надо было на работу, поэтому в принципе к 12 часам ночи все закончилось.

Белоголовцев: То есть это как называли «революцией выходного дня» во время массовых митингов, это погромы выходного дня?

Мартемьянов: Да, это погромы выходного дня. Никто не будет свергать строй, будь то Бирюлево или государственный, если на работе скажут: «Почему ты прогулял?». А им скажут: «Почему ты прогулял?» или «Почему ты должен быть лицом магазина, а у тебя лицо разбито, как ты можешь быть лицом магазина?». Что сегодня было проведено в том же Бирюлево? Начались массовые задержания мигрантов на овощной базе, то есть пока не начали искать тех, кто участвовал в беспорядках вчера …

Белоголовцев: Ну их же задержали под 400 человек.

Мартемьянов: Кого-то задержали, а кого-то – нет.

Белоголовцев: 400 человек – это много.

Мартемьянов: Вы сами прекрасно знаете, что задерживают очень часто, которые никакого отношения не имеют.

Белоголовцев: Конечно.

Мартемьянов: Так же и меня могли задержать, если бы я не дал в сторону. Просто кто-то остается на месте, потому что стоит спиной, а кто-то видит и уходит. Так и задерживают. Но начали задерживать мигрантов, то есть вдруг в полиции и в ФМС открылось, что на овощных базах в спальных районах Москвы работают нелегальные мигранты.

Белоголовцев: Глава профсоюза полиции Михаил Пашкин в нашем эфире говорил, что просто эту базу «крышует», по слухам, которые ходят среди полицейских, Федеральная служба безопасности. Туда просто тупо не пускали сотрудников полиции, их охрана выгоняла взашей. И, мол, сейчас эту бронь сняли. Это он говорил в нашем эфире.

Мартемьянов: Дай Бог, чтобы он после этого не лишился своей должности, если он это говорит в эфире и до этого он никому ничего не говорил. ФСБ «крышует»? Такого понятия нет в правовом поле взаимоотношений ФСБ с гражданами.

Белоголовцев: В правовом нет.

Мартемьянов: И теперь он решился сказать, донести до народа, что ФСБ плохие - «крышуют» овощную базу. Я не знаю, по-моему, это смешно. Зачем им «крышевать» базу?

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.