Депутаты Подмосковья: по нашим данным, гомосексуализм – отклонение

Здесь и сейчас
22 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Московская областная дума продемонстрировала чудеса толерантности. Правовое управление парламента рекомендовало отклонить законопроект о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и введении за нее административной ответственности.

То есть можно безнаказанно пропагандировать однополые отношения, например, в поселке Шатурторф, городах Электросталь, Электроугли, в Люберцах и других населенных пунктах области.

Однако вообще не рассматривать законопроекты, предложенные субъектом законодательной инициативы в регионе, Областная дума не может. Поэтому внесенный законопроект, подготовленный Советом муниципальных образований, будет рассмотрен 28 ноября профильным комитетом. Судьбу законопроекта обсудили с нашими гостями – Леонидом Каяниди, пресс-секретарем Совета муниципальных образований Московской области, помощником Олега Иванова, автора законопроекта о запрете пропаганды и Владимиром Осениным – членом  Либертарианской партии России, активистом Радужной ассоциации.

Арно: Не соответствует российским законам закон, который принят, например, в Санкт-Петербурге. Как объяснить?

Каяниди: Правовое управление Московской областной думы имеет в виду следующее: по их мнению, правового управления, которое нельзя отождествлять с мнением депутатов, законодательная инициатива дублирует федеральную норму, которая есть в законе о защите детей от вредной информации. В этом федеральном закон написано, что запрещена пропаганда, которая наносит вред семейным ценностям. Правовое управление предлагает расценивать пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений как то, что наносит вред семейным ценностям. На этом основании правовое управление предлагает не принимать этот закон.

Лобков: То есть по сути согласно с тем, что нужно защищать, но считает, что  для этого есть уже один закон, и специальный закон не нужен.

Каяниди: Совершенно верно.

Лобков: По форме разногласия носят чисто юридический характер, а так вы уверены, что депутаты, как только им поступит закон, проголосуют так же, как проголосовали их коллеги в Питере.

Каяниди: Будем надеяться.

Лобков: Почему вы на это надеетесь? Есть опыт использования этого закона в Петербурге. Опыт с апреля, насколько я помню. Дело дошло до того, что мировые судьи откровенно провоцирующим их активистам стараются не эту статью списывать, что это не вошло в биографию судей, а вписывать нарушение закона а пикетировании, демонстраций и т.д. Не хотят использовать этот закон. Может быть, этот опыт уже достаточно много сказал о самом законопроекте, чтобы не множить их по всей стране?

Каяниди: Я думаю, что еще недостаточно времени прошло, возможно, необходимо какое-то время, чтобы правоприменители, судьи научились этому закону следовать.

Арно: Я хотела у Владимира спросить, кроме известного нам случая в Петербурге сегодня, когда судили певицу Мадонну, есть ли у вас какие-то сводки о людях, которые пострадали от этого нового закона, живущих в Петербурге?

Лобков: И еще где этот закон действует, в каких городах и областях

Осенин: Этот или сходный закон был принят уже в Санкт-Петербурге, а также в Новосибирской области, Магаданской, Самарской, Архангельской и некоторых других областях. Действительно, даже наши судьи, как к ним ни относись, не хотят выглядеть абсолютными идиотами, разбираться в том, как применять такой откровенно антиправовой закон, и он не слишком активно применяется, но при желании этот закон может очень сильно испортить жизнь.

Арно: Были конкретные случаи применения?

Осенин: Насколько я знаю, когда Алексеев в Петербурге с пикетом стоял, его осудили именно по этой статье, причем всудили штраф 5 тыс. рублей. Этот закон нарушает фундаментальное право людей – право на свободу слова, самовыражения, свободу собраний и свободу деятельности организаций. Любая организация, которая по этому закону хочет распространять информацию о том, что гомосексуальность – это нестрашно, неужасно, не преступление, эта организация может быть оштрафована и оштрафована повторно вплоть до того, что эта организация, которая при этом, может, еще помогает подросткам, которых травят в школе, которых ненавидят их родители, подростки, которые нуждаются в правдивой информации о них же, эти организации могут быть закрыты по этому закону, просто обанкротиться.

Каяниди: Владимир, скажите, когда я пошел в кинотеатр со своим 12-летним братом, нас не пустили на один из фильмов, потому что он имел категорию 16+. Нарушает ли этот запрет право на свободу перемещения? Нам запретили войти в кинотеатр на основании того, что ребенок не готов воспринимать определенную информацию. Тот законопроект, который мы выдвигаем, не дискриминационный, не ущемляет права секс-меньшинств.

Осенин: Это ложь.

Каяниди: Он вносит ограничения на распространение информации среди людей, у которых не сформировалась психологическая личность.

Осенин: Что ужасного в информации о том, что есть гомосексуалы, есть трансгендеры, есть лесбиянки. Что страшного в этой информации?

Каяниди:Если эта информация не транслируется…

Осенин: Что случается с несовершеннолетними? Они сразу превращаются в монстров, которые откусывают друг другу головы?

Каяниди: Это может помешать их психологическому созреванию.

Осенин: Кто сказал?

Каяниди: Я думаю, что это медицинский факт.

Осенин: Такого медицинского факта нет.

Арно: А если несовершеннолетние дети вдруг узнают до своего совершеннолетия о других ужасах на планете Земля, как его можно в данном случае оградить? Никак. Это жизнь.

Каяниди: Это жизнь, но мы можем предпринимать меры. Нас не может устраивать ситуация, когда эта информация насаждается.

Лобков: В Московской области это насаждается? В Магаданской области? Я понимаю, есть портовые города, Петербург, мегаполис Москва, где сплав разнообразных культур, но в Московской области, приведите пример, есть какие-то организации, которые на улицах пропагандируют гомосексуализм?

Каяниди: Но это не запрещено, то есть в принципе это возможно. С ростом популярности ЛДБТ-сообщества…

Осенин: То есть гомосексуальность – это модно, так что ли?

Каяниди: Сейчас становится да.

Осенин: Правда? Модно быть меньшинством, которое ненавидит значительная часть населения? Модно быть избитым только потому, что ты другой? Модно, что тебя не берут на работу, потому что ты не спишь, кого одобрил вам депутат Иванов и его коллеги? Что за бред вы несете. Откуда у вас берутся эти сумасшедшие мифы? Главное, вы так и не ответили, что плохого в том, что люди несовершеннолетние узнают о том, что есть ЛДБТ, что есть люди, отличающиеся?

Каяниди: Пропаганда – это не просто информация, это информация с определенной оценкой, с такой подачей, что определенная модель поведения подается как положительная, как некий пример социального поведения.

Арно: Я таких случаев агитации не видела никогда, чтобы люди гомосексуальной ориентации, например, говорили «Будьте такими, как мы».

Каяниди: Вы утрируете. Гей-парады могут быть отнесены к этому.

Осенин: В Мытищах человек вышел с плакатом: «Гомосексуальность – это нормально, это не страшно, не болезнь, не преступление». Это будет пропаганда?

Каяниди: Если возвращаться к закону, о котором мы говорим, одна из сильных его сторон – это опора на медицинский документ, на приказ Министерства здравоохранения 1999 года. Там дается определение сексуальной норме и расстройству сексуального предпочтения.

Осенин: Но вы в курсе, что гомосексуальность – это вариант нормы?

Каяниди: Гомосексуальность не вариант.

Лобков: Всемирная организация здравоохранения, а международное законодательство превалирует над внутристрановым, в списке болезнь под названием «гомосексуализм» не имеет, и поэтому Минздрав исключил ее из списка заболеваний. Поэтому сейчас вы не только заблуждаетесь сами, но и вводите в заблуждение наших телезрителей.

Каяниди: Это юридический спор.

Лобков: По указу Верховного Совета 1999 года также снят статус болезни, так что мы сейчас говорим исключительно о том, что вы, к сожалению, просто дезинформируете и нас, и общество.

Каяниди: Насколько в курсе наша юридическая служба совета, внутри России действует документ, одобренный Минздравом, то есть приказ, который выпустил Минздрав.

Лобков: То что лечит надо? Сегодня мы про наркотики очень много говорили, то что потребители наркотиков будут привлекаться к альтернативной ответственности. То есть за этим законом Московской области может последовать закон, основанный на это вашем указе Минздрава.

Каяниди: Нет, я считаю, когда человек достигает определенного возраста, когда он может самоопределяться в этой жизни, он может выбирать модель своего сексуального поведения.

Осенин: Вам нравятся женщины? Когда вы поняли, что вам нравятся женщины?

Каяниди: С определенного возраста человек имеет право выбирать, до этого момента мы должны людей оградить от того, чтобы у них не возникли психологические девиации, одной из которых является расстройство сексуального предпочтения.

Осенин: Но это же не правда, вам уже сказали, что врачи так не думают, в отличие от юристов.

Каяниди: У нас разные точки зрения.

Лобков: Главный вывод, к которому мы пришли, что депутаты Московской области, скорее всего, примут этот закон, потому что расхождения, как мы выяснили, лежат в бумажной плоскости.

Арно: Я сомневаюсь, что примут такой закон, потому что все-таки Москва не Петурбург.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.