Сотрудничество со следствием оценили в 2,5 года. Лебедева отправили в колонию

Здесь и сейчас
25 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Герой «Анатомии протеста» Константин Лебедев получил два с половиной года за организацию массовых беспорядков. Это в четыре раза меньше, чем максимальный срок по статье. Константин Лебедев объявил: всё, что обсуждали оппозиционеры с грузинами в «Анатомии протеста» – это правда, и заключил сделку со следствием.

Теперь его адвокат говорит, что Лебедев будет добиваться УДО. А бывшие соратники Лебедева назвали его «предателем». Тему продолжит Илья Васюнин.

Васюнин: Лебедева судили в особом режиме, это означало, что никаких доказательств обвинению предоставлять не требовалось. Он признал все, в чем его обвинили сначала в фильме «Анатомия протеста», а затем и Следственный комитет. Судья не называл фамилию Удальцова, Развозжаева и Таргамадзе, а говорил «соучастник 1», «соучастник 2», «соучастник 3», но понять, кто есть кто, труда не составляло, потому что еще два дня назад в этих же стенах звучало обвинительное заключение, где все выступали под своими именами. Главное, что признал Лебедев, - свою связь и связь своих товарищей с Гиви Таргамадзе. С ним повстречались в марте прошлого года, политтехнолог проявил интерес к российской оппозиции после того, как в Москве прошло несколько массовых митингов, и предложил свою финансовую поддержку левым активистам. Денежных траншей было несколько. Первый – перед митингом 6 мая, затем в июне и августе. Из денег, полученных от Таргамадзе, Лебедев оплатил зарплату товарищам, остальное шло на печать агитпродукции, в частности, процитирую судью, «на литературу антиправительственного содержания». Слушая приговор, было довольно трудно понять, как оппозиционная деятельность оборачивается подготовкой к массовым беспорядкам. Например, Лебедев, Удальцов, Развозжаев приезжают в регион Иваново, Тулу или Ярославль. Там они встречаются с активистами, раздают оппозиционную литературу своим сторонникам. Казалось бы, обычная деятельность любого активиста. А вот как это звучит в приговоре: «Раздавал литературу, желая увеличить число участников митинга 6 мая, тем самым облегчить организацию массовых беспорядков». И вот уже получается преступный умысел. Для обвинения хорошо, что Лебедев признал за собой эту вину, и доказывать этот умысел не пришлось, потому что, как именно можно было бы это сделать, честно говоря, я представляю себе слабо. Или судья читает: «6 мая у активистов был план сесть на асфальт, вызвать давку, а затем прорвать оцепление полиции». Вроде бы действительно, подготовка к массовым беспорядкам, но Лебедев-то сам шел сзади колонны, до места драки с полицией просто не добрался. Там уже перекрыто было все к этому моменту. Или еще интересно: летом Удальцов, Развозжаев и Лебедев уже готовят новые  массовые беспорядки, по версии следствия, они должны состояться на очередном «Марше миллионов» 15 сентября. Но беспорядки были пресечены органами правопорядка. Это звучит в приговоре, но как же они были пресечены в сентябре, если фигурантов дела  задержали только в октябре? На этот вопрос ответа в суде не прозвучало. Получается, что Гиви Таргамадзе, подрыв транссибирской магистрали, бунт в Калининграде и Владивостоке, о которых говорили в «Анатомии протеста» - это отдельно, а жизнь людей, которые на митинги выходят, - отдельно.

Безусловно, больше подробностей мы узнаем на процессе по делу Удальцова и Развозжаева. Адвокат Константина Лебедева сказал, что в суде над ними не смогут использовать приговор в отношении его подопечного. Там процесс фактически начнется заново.

Валерий Лавров, адвокат Константина Лебедева: Конечно, мы хотели бы, чтобы приговор был условный, но из сложившейся ситуации, я думаю, что мы выжали максимально возможное. У нас были бы фамилии Развозжаева и Удальцова, то вы бы, в первую очередь, могли бы обвинить суд в том, что он не рассмотрев по существу дело в отношении Развозжаева и Удальцова, назвал их преступниками. Чтоб никого не давать возможности упрекать в этом, и более того, не забегая вперед и не определяя вину Развозжаева и Удальцова, суд в приговоре не назвал фамилии этих людей.

Возвращаясь к главному фигуранту, мне удалось задать несколько вопросов Константину Лебедеву перед началом еще прошлого заседания, которое прошло в понедельник. Я спросил его, правда ли он дал показания против других участников оппозиционного движения, вот, что он ответил.

Константин Лебедев, помощник Сергея Удальцова: Я, к сожалению, даже после суда скреплен подпиской, я не могу рассказывать те сведения, которые мне стали известны в ходе предварительного следствия, а также не могу рассказывать все, что я рассказал. Могу только сказать, что все, что я мог сделать для того, чтобы пострадало в этой ситуации как можно меньше народу, я сделал. Это, я думаю, будет потом известно.  В любом случае, как мне кажется, вся эта история с самого начала не имела вариантов положительного разрешения. С самого начала. Мне представляется это так, поэтому процедура, которая будет здесь проходить, носит неформальный характер. Ни для меня, ни для Лени, ни для Сереги с момента открытия этого дела уже шансов выйти на свободу не было, не представляется с учетом всяких показаний.

Лебедев оспаривать приговор не будет, отбывать наказание отправится в колонию общего режима, и будет просить условно-досрочного освобождения. Об этом сказал сегодня его адвокат. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.