Сопредседатель ОНФ Ольга Тимофеева: в Народный фронт возьмем только тех, кто любит Путина

Здесь и сейчас
12 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В Народном фронте будет особая «тройка» – Путин-лидер и, как положено фронту, руководители – режиссер Станислав Говорухин, бизнесмен Александр Галушка и депутат Госдумы Ольга Тимофеева.

Членство в движении теперь будет индивидуальным, и двери станут открыты не всем желающим. Об этом мы поговорили с Ольгой Тимофеевой, сопредседателем ОНФ.

Тимофеева: Я начну с того, что я ваша коллега – телевизионный журналист, который год назад благодаря Общероссийскому Народному Фронту – в тот момент у него была политическая задача – попала в стену Государственной Думы. И сегодня я как один из трех сопредседателей, наверное, показатель, что регионы слышно, и нужно, будучи региональным человеком, который активно лоббирует и защищает интересы России и своего региона, подняться и защищать их на территории всей страны. Что такое Народный Фронт и с чем его едят? Партия ли это, и вообще станет ли он партией?

Лобков: Коммунисты уже сегодня сказали, что он будет преобразован в партию, которая будет работать на следующий президентский срок Владимира Путина.

Тимофеева: Как только мы сделаем его партией, мы, к сожалению, предадим статус элитности, мы закроем двери для всех других. Уже сегодня в наших рядах «Единая Россия», «Патриоты», «Родина», мы приглашаем специалистов и профессионалов из «Справедливой России», например, мы хотим, чтобы Хованская занималась у нас на базе научно-исследовательских площадок проблемами ЖКХ. Для чего это? Для того, чтобы мы сегодня реализовали главный принцип, который мы пропагандируем – через три рукопожатия дотянуться до президента. Цифры ВЦИОМа, которые буквально несколько дней назад были озвучены: россияне ждут от ОНФ самого главного – чтобы, во-первых, их услышал лидер, и сегодня он впервые сказал, что возглавит ОНФ и возглавил, во-вторых, люди говорят, что их сегодня никто не слышит и с ними никто не желает считаться, они просят обсудить все инициативы. ОНФ – это площадка для всех наравнодушных. Хорошая фраза прозвучала у Путина – «для всех тех, кто хочет что-то созидать». Приведу детский пример. Я один из инициаторов поправок в школьную форму. Мы обсуждаем это по всем регионам, а страна огромная, и пытаемся найти компромиссное решение. Фронт – это возможность высказать свою позицию и реальное предложение.

Лобков: У меня есть некоторые сомнения. Вы быстро сделали свою политическую карьеру, буквально в течение года. Вы не боитесь стать «декоративной» фигурой, как было в СССР. Были врачи, учителя, но все прекрасно знали, что все решало политбюро, и эти «декоративные» собрания ЦК были, скорее, для телевизора.

Тимофеева: Сегодня нужно критиковать. Я выбиралась трижды у себя в регионе, потом сюда при поддержке партии «Единая Россия», я член фракции «Единая Россия», но я, правда, беспартийная, потому что я считаю, что журналист не имеет права состоять ни в каких партиях. Даже будучи во фракции большинства, нужно высказывать свою позицию, особенно в регионе, настаивать на ней. Можно говорить, что все это делается для формализма, все они останутся только красивыми фигурами, но если ты преследуешь цель что-то реально поменять и привнести что-то новое, это можно сделать. В силу, может, возраста и молодости очень хочется реально быть полезной.

Лобков: Есть сложившаяся практика, когда популярные привлекательные дамы в политике выносят самые непривлекательные законы. Вы не боитесь оказаться в  такой роли, что вам Народный Фронт или партия поручат внести очередной закон из тех, которые сейчас так будоражат Россию?

Тимофеева: ОНФ – это не только площадка для изменения законодательства, это площадка для того, чтобы мы региональные проблемы подняли на федеральный уровень. Их решить можно по-разному: где-то по ушам дать какому-то губернатору, где-то можно изменить постановлением или указом главы государства. Это не всегда законы. Вы сейчас сужаете круг наших полномочий во Фронте. Наша сегодняшняя задача – промониторить ситуацию, которая есть в регионах. Когда уже хочется кричать «караул», а нам руководители субъектов на местах показывают, что по статистике у них все отлично. И попытаться эту ситуацию изменить. Дума – это лишь часть механизма, которая может быть, когда мы обратимся к нашим партиям, которые войдут к нам, и мы скажем, помогите, подскажите, внесите закон. Либо нашими руками – нас 80 человек в Государственной Думе из ОНФ. Но не сужайте сейчас нас. Мы сейчас гораздо шире и гораздо больше. Не всегда только законами изменяется ситуация.

Лобков: Все равно не оставляет мысль и слиянии и поглощении. Дружественном или нет – это уже другой вопрос.

Тимофеева: Мне кажется, это сделать невозможно, потому что по определению сегодня «Единая Россия» - большинство в Думе, еще 3,5 года эта партия будет принимать решения. Другой вопрос, что работать в компромиссе, и сегодня мы говорим об индивидуальном членстве, что у многих вызвало вопросы у общественных организаций, мы говорим о том, что, активные люди, приходите, не прикрывайтесь организациями, не становитесь непонятными фигурами. Это сегодня партия, которая принимает решения.

Лобков: Сейчас предстоит череда губернаторских выборов. Когда были президентские выборы, было смешно в Питере, когда маленькое отделение милиции преобразовалось в приемную «Единой России», когда выборы закончились, там опять появилось отделение полиции. Вы ожидаете, что перед выборами во всех регионах появятся приемные Народного Фронта?

Тимофеева: По Минюсту, чтобы стать ОНФ, общероссийским движением, которое сегодня приняло название «За Россию», мы должны в большей части территории провести учредительские конференции, выбрать органы власти, штабы, ЦИКи, выбрать такие же «тройки». В регионах тоже будут «тройки», чтобы не был один, кто рулит и кого назначит губернатор. В тех регионах, где 8 сентября будут выборы, Фронт будет перезапускаться уже после выборов, чтобы сегодня не нарушить политическую конъюнктуру и не повлиять, потому что многие сегодня пытаются на Фронте уже прикрыться лучами славы Путина, уже постоять где-то рядом, сказать, что я был во Фронте. В этом нет смысла. Сегодня Фронт будет именно в тех регионах запускаться после выборов.

Арно: Столько замечательных лозунгов прозвучало сегодня на вашем съезде. Хотелось бы озвучить декларацию Фронта: « Мы вместе, потому что мы любим свою страну. Главное для нас – свобода и справедливость». Свобода от кого?

Тимофеева: Смысл декларации был в том, чтобы, когда мы вступали, мы понимали, что для нас Фронт – это не просто попытка набрать политические очки, баллы, построить себе карьеру или просто решить свои коммерческие вопросы. Главные слова, которые там прозвучали – «Фронт – это ответственность». Сегодня ни одна партия, продвигая своих лидеров в органы власти, когда потом они оказываются негодяями, не взяла ответственность за то, что они были в их партии. Это всех касается. Мы не могли написать нормальные русские слова, например, мы не хотим, чтобы были коррупционеры, негодяи, не хотим, чтобы разворовывали наш бюджет, но литературным языком мы написали то, что мы хотим.

Арно: Слово «свобода» в данном случае в каком контексте? Свобода чего?

Тимофеева: Я думаю, что свобода страны, самовыражения, свобода в праве принятия решения. Сегодня мы предлагаем объединиться и подсказать путь решения нашим руководителям.

Арно: Вам не кажется, что это все похоже на советскую модель? Каким образом Владимир Путин был провозглашен, восторженный тон…

Тимофеева: Не восторженный тон. Я ожидала от съезда какого-то импульса. Очень хочется, чтобы многих людей «подпихнули под зад». Я все привожу региональный пример: я как депутат проводила субботник. 200 жителей живет в доме. Я приезжаю с деревьями, говорю, приходите, это же ваш двор. Выходит 5 человек. А еще со второго или третьего этажа балкона мне говорят, левей посади, потому что на этом газоне я ставлю свою машину. Очень хочется, чтобы те активные люди, которые приехали – врачи, учителя, когда вернутся к себе в регионы и на что-то попытаются повлиять, мы выполним эту миссию, потому что нет другого пути.

Лобков: Возможно, станут полпредами или депутатами Госдумы, как ваш коллега Трапезников. Те, кто начинал Народный Фронт, сегодня были активны, или будут некоторые изменения в связи с тем, что статус ОНФ повышается, там будет больше профессиональных политиков, представителей номенклатуры?

Тимофеева: Фронт будет создавать в своих рядах научно-исследовательские площадки, они будут по разным направлениям, и туда мы будем приглашать профессионалов по направлениям. Экология, жилищно-коммунальное хозяйство… Потом со всей страной обсуждаем проблемы, потому что страна разная: где-то +20 в сельском хозяйстве, где-то -52, а закон мы принимаем один. После этих обсуждений будут вырабатываться решения.

Лобков: Непонятно, зачем тогда нужно Правительство.

Тимофеева: Правительство состоит из людей, которых назначает Председатель Правительства по согласованию с президентом. Проконтролировать все, изменить ситуацию возможно только вместе с нами. Чисто не в том подъезде, где приедет Путин с совком и помоет полы, а там, где не сорят  сами жители и объединяются, и в подъезде всегда будет чисто. Пример объединения. Мы приезжаем в регионы, активные общественники, садятся представители нескольких общественных организаций, которые занимаются защитой бизнеса по разным направлениям. Мы начинаем обсуждать какую-то проблему. Почему вы раньше не собрались? Они говорят, мы друг с другом не дружим, этот негодяй, а этот карьерист. Сегодня много критики, можно рассматривать каждое слово, что мы написали, но если этот хотя бы небольшой импульс будет, то давайте все вместе. Я один из тех, кто в регионе ходила на митинги против точечных застроек, запрещала строить во дворах школ и многоэтажных домой многоэтажки.  Мы остановили много строек, построили на них детские площадки. Когда я видела реальные примеры, что можно изменить ситуацию там, где есть активная позиция людей, я за такую активную позицию. Это в маленьком масштабе. Хочется, чтобы сегодня это было во всей стране.

Лобков: Сегодня со своей позицией были люди на Якиманке. Как вы относитесь к идее амнистии всех политзаключенных, которая сейчас находятся в заключении по «болотному делу», к диалогу с Болотной площадью, с оппозиционерами?

Тимофеева: Нам говорят, если Навальный придет, или вы ему предлагаете… Согласно нашему уставу, мы приглашаем всех, кто за страну, кто разделяет убеждения Владимира Путина. Это выбранный президент. Если вы назовете в мире политика, за которого проголосовало большее количество людей… Это действительно легитимно избранный человек. Если человек разделяет позиции и есть конструктивные предложения… Речь идет о конструктивности. Когда мы просто говорим, что все власти негодяи, мэр проворовался, губернатор такой нехороший…

Арно: А если есть конструктивные предложения, любовь к стране, но нет солидарности с Владимиром Путиным, можно прийти?

Тимофеева: ОНФ предполагает, что мы разделяем позицию лидера и до него доносим свою позицию. О персональном членстве: у нас нет членства, у нас есть участие, декларативная форма, удостоверения будут, но все минимально. Органы управления по «тройкам», потому что как только это будут люди, назначенные чиновниками, это все опять сведется к  тому, что уже сегодня есть. Задача другая, что если сегодня не объединимся, мы можем прийти к достаточно печальным результатам. А хочется, чтобы это была наша страна. В Ставрополье два месяца назад под звуки гимна молодежь на крупных соревнованиях не встала, они говорили, какая страна, зачем под нее вставать. Сегодня хочется, чтобы говорили не «эта» страна, а наша, и какие бы ни были люди, мы им помогали, спрашивали с них и контролировали, не подменяя Правительство.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.