Сопредседатель «Интернет-партии России»: «Среди нас есть и айтишники, и люди, работающие в госаппарате»

Здесь и сейчас
30 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть
Сегодня в Москве состоялся учредительный съезд «Интернет-партии». На мероприятии должны были принять программу и избрать ее руководящие органы. Получилось ли это, Лика Кремер узнала у сопредседателя партии Кирилла Федорова.

Кремер: Рассказывайте, приняли программу вы?

Федоров: Да, программу мы приняли. Уникальность истории заключается в том, что программу принимаем не только мы, голосование по каждому из пунктов программы проводится на нашем сайте, мы дорабатываем ее, по сути, мы начали сегодня работать первый день.

Кремер: Вы даже познакомились, я так понимаю, с некоторыми членами партии впервые, то есть, увиделись?

Федоров: Кто-то приехал, да.

Кремер: Сколько человек?

Федоров: Было около двухсот человек, объясню, почему. Когда мы позвонили в Минюст и попросили провести съезд онлайн, в режиме онлайн в Интернете, нам Минюст сказал: Нет, надо собираться, такие правила, собирайтесь. Так как наша публика не любит выходить, тем более в субботу на такие мероприятия, приехали только люди из региональных отделений, мы привезли специально 150 человек, в пределах этого, мы могли привести и 500, и 600, зал мы сняли на 600 человек.

Кремер: На какие средства вы сняли зал?

Федоров: Существуем только на средства наших участников.

Кремер: Сколько сейчас участников, сколько членов партии?

Федоров: Сейчас уже более тысячи человек, с учетом того, что мы не проводили никакой работы, были в закрытом режиме.

Кремер: Я с трудом нашла ваш сайт в Интернете.

Федоров: Конечно. Это была задача поставлена, чтобы нас нельзя было найти. Потому что нас находили, нас пытались взломать, у нас очень сильно защищен сайт. Во-первых, не один раз уже пытались взломать; во-вторых, у нас постоянно воруют программу, постоянно воруют тезисы.

Кремер: Я видела, что у вас появились клоны, у вас на сайте прямо написано о том, что у вас украли идею, украли программу, украли название.

Федоров: Мы не говорим, что украли, просто предупреждаем наших единомышленников, чтоб они понимали - кто есть кто.

Кремер: А кто эти вредители, которые воруют партии?

Федоров: Сказать сложно. Еще одной главной концепцией нашей партии является не критиковать, не обвинять, а действовать и доказывать конкретными делами результат.

Кремер: Хорошо, не надо критиковать, скажите, кто вам симпатичен из существующих политических партий или деятелей, с кем бы вы были готовы объединиться?

Федоров: Об объединении пока речи не идет, мы первая Интернет-партия РФ, которая зарегистрировалась, прошла первый этап, мы на этой неделе пройдем второй этап…

Кремер: Я поняла. Кто вам симпатичен из существующих каких-то партий, движений?

Федоров: Из существующих партий, движений… мы не будем негативно говорить, но мы придерживаемся абсолютно своей концепции; все политические движения, все политические силы в стране, не в обиду будет сказано, они занимаются демагогией, проще говоря. К сожалению, население перестало в это верить. Наша же концепция основывается на реальных конкретных делах, общественно полезных. И результат этих дел будет показывать эффективность нашей партии.

Кремер: Хорошо. Чтобы набрать вес, вам нужно будет приглашать известные медийные лица. С кем вы на эту тему готовы вести диалог?

Федоров: Интересно, да, правильно вы говорите. В любой партии эти лица – медийные. У нас нет медийных лиц. Кого мы будем приглашать? Будем приглашать любых абсолютно деятелей, которые будут работать с нами.

Кремер: Я настаиваю, чтоб вы назвали несколько фамилий людей, которые вам, может быть, вы даже их не знаете, близко не работали с ними, но которые вам кажутся симпатичными. Ну просто для того, чтобы с вами познакомиться. Знаете, когда люди знакомятся, они говорят: А вот мне нравится вот такой… Для того, чтобы понять – кто вы, мне нужно, чтобы вы назвали несколько фамилий.

Федоров: Я опять же свою линию буду гнуть, объясню, почему. Потому что вы просите меня назвать фамилии и встать на чью-то сторону. Как я назову фамилии, значит, я встану на чью-то сторону.

Кремер: Это могут быть люди из разных, вообще не причастных ни к каким политическим силам.

Федоров: Люди? Однозначно, это академики наук, доктора наук, это люди из науки, люди, которые теоретическую базу подготовили, которые действуют на практике. Это не медийные люди, мы не стремимся к медийным людям. Придут – хорошо. Не придут – тоже выживем.

Кремер: У вас в программе есть такой пункт: создать энциклопедию России, самостоятельное патриотическое государственное СМИ. Что такое значит – патриотическое СМИ?

Федоров: Если говорить о нашей программе, я обязательно скажу, это очень важно. В программу постоянно вносятся изменения прежде всего членами партии.

Кремер: Я прошу прокомментировать именно это.

Федоров: По этому пункту. Этот пункт не утвержден, начнем с этого. По патриотическому СМИ: у нас есть молодое поколение, которое нуждается в воспитании, которое нуждается в культуре, нуждается в нравственно-моральных этических нормах, которые оно будет соблюдать. По сути, мы видим, что теряем поколение, это факт. Наша задача, если рассматривать именно этот пункт, объединить 2 поколения – старшего возраста и молодого, передать им опыт и замкнуть их как единое целое. Проблема отцов и детей. Понятно, что эту проблему решить никто никогда не мог, но нам надо постараться сделать шаг в этом направлении.

Кремер: Хорошо. Скажите, вы лично и, наверное, какие-то члены вашей партии, участвовали в акциях протеста, которые происходили в декабре и в последующие месяцы, которые происходили в России?

Федоров: Да. Отвечу категорически, да. Некоторые единомышленники и члены теперь уже нашей партии участвовали в митингах на Болотной площади, на Сахарова, и по нескольку десятков человек, потому что действительно многое не устраивало, но мы приняли окончательное решение, что власть в итоге пошла навстречу, она сделала реформацию политической системы в стране, закон принят, он действует. Посмотрим, как мы зарегистрируемся, конечно, но он действует формально.

Кремер: Вы когда зарегистрируетесь?

Федоров: Зарегистрируемся мы… Мы уже первый этап прошли, второй этап – на неделе предстоящей, в течение 2-3-х недель мы планируем полностью зарегистрироваться, чтобы приступить к работе и быть юридическим лицом.

Кремер: Вас теперь все устраивает, вы теперь намерены работать?

Федоров: Конечно же, нет. Если бы нас все устраивало, мы бы туда не пришли, мы бы не занимались ничем. Занимались бы своими делами. Нас, конечно же, многое не устраивает. В нашей программе есть очень много интересного, очень полезного, много спорного, много, может быть, негативного для кого-то, но факт в том, что это есть и мы будем это отстаивать, будем бороться за это.

Кремер: Хорошо. Еще один вопрос по вашей программе, у вас есть такой пункт: разработать сетевую компьютерную игру, симулирующих тактику российских вооружённых сил, для пропаганды и подготовки граждан к защите Родины в случае нападения противника и сокращения срока их обучения военному делу, использования на уроках НВП, ОБЖ. Вас не устраивают существующие игры?

Федоров: Во-первых, российских игр, которые воспитывают военно-патриотические настроения у молодежи, их просто я не знаю, и наши члены тоже не знают, может быть, какие-то есть, но мы хотим создать нечто универсальное, нечто масштабное, потому что армия есть…

Кремер: А вы в армии служили?

Федоров: Нет, я в армии не служил, я первое высшее образование, потом второе высшее образование получал, потом диссертацию защищал, то есть, я чисто по науке не служил.

Кремер: А как вы относитесь к переходу на контрактную армию?

Федоров: Положительно отношусь, армия должна быть профессиональной, за работу люди должны получать деньги, а не быть нагнаны по той концепции, которую сейчас государство сформировало. Хотя на защиту родины должны, конечно, встать все, но мы говорим про армию, состояния военного положения нет, правильно? Мы должны говорить исключительно о профессиональной армии.

Кремер: Еще один пункт у вас там есть: принять ряд мер для облегчения доставки из-за рубежа техники, оборудования и запасных частей к импортной аппаратуре. Это что-то личное?

Федоров: Конечно, это абсолютно не личное, мы не в бизнесе IT-компаний, мы в то же время в нашей программе обязательно будем отстаивать интересы IT-компаний, IT-индустрии в целом, потому что без их поддержки, без поддержки кого-либо нам не справиться, это факт. У нас есть определенные силы, а вот по поводу этого пункта, это крайне важно, потому что очень большие сроки доставки, это во-первых. Во-вторых, очень большие таможенные платежи. Тем самым мы понижаем конкурентоспособность нашей IT-сферы в мировом рынке.

Кремер: Хорошо. Могу я, все-таки, возвращаясь к тому вопросу, на который вы не ответили, я попробую вам поназывать, все-таки, фамилии. Как вы относитесь к Алексею Навальному?

Федоров: Предсказуемый вопрос. Вы знаете, я не знаю. Визуально он интересный, он может быть иногда положительный, иногда отрицательный, кто он? Мы с ним не знакомы. Свою программу, свою историю - что он хочет сделать, - я не знаю. Я не буду вставать ни на чью сторону, пока мы не поймем – в рамках чего можем взаимодействовать, что мы можем сделать конкретного? Не заниматься демагогией, обещаниями и критикой, мы хотим делать конкретные дела, чтобы через 4 года, если мы говорим о выборах в Госдуму, люди увидели наши результаты, что мы без бюджета собрались просто участники, пусть это креативная молодежь, креативный класс, называйте как угодно, собрались и сделали конкретный результат.

Кремер: На какой процент вы рассчитываете через 4 года?

Федоров: Трудно сказать, предварительно мы, конечно, рассчитываем, если все пойдет по нашему сценарию, на 7%. Интернет-партия РФ, 55% населения сейчас в Интернете, к тому времени 70% населения будет в Интернете, из них очень много активных пользователей. Класс нашей программы действительно жизнеспособный. И только 9,2% населения - инвалиды. Мы специально приняли пункт по программе, который будет поддерживать инвалидов, мы будем обучать их, чтоб они работали в Интернете, зарабатывали деньги, чтоб они не были забытым классом.

Кремер: Среди участников, членов вашей партии, много, я так понимаю, айтишников, да?

Федоров: Айтишники, конечно, программисты. Мы очень хорошо защищены, почему нас и не смогли взломать.

Кремер: А каких еще профессий люди есть?

Федоров: Да, во-первых, я расскажу про партию то, что коротко. Интернет-партия РФ, в нашей структуре есть Интернет-партия Украины. Мы сейчас не работаем локально, мы сейчас планируем открыть Интернет-партию Казахстана, ведется работа тяжелая, тяжелейшая работа. Также мы планируем Интернет-партию Белоруссии открыть. Объединить в составе мощную коалицию, которая будет поддерживать друг друга, помогать. Вот как неприятная ситуация с Польшей случилась, наши фанаты попали в неприятность. Была бы Интернет-партия Польши, она бы ходатайствовала, чтоб наших фанатов выпустили, разобрались бы по закону, а не по предвзятому отношению. К сожалению, этого не было, но пока мы начинаем.

Кремер: Вы начинаете, а есть ли среди участников, членов партии профессиональные политики или те, кто как-то работал в каких-то политических?..

Федоров: Конечно. Многие люди не хотят называться. Есть люди из госвласти, молодые, крайне талантливые, с двумя высшими образованиями, с кандидатскими, с докторскими степенями.

Кремер: Это люди, которые сейчас работают во власти, но при этом сотрудничают с вашей партией, помогают вам?

Федоров: Они не сотрудничают официально, но в качестве консультантов они обязательно…

Кремер: Вас консультируют чиновники?

Федоров: Они не нас консультируют. Они с нами объединяются и делают полезные дела. А что нас консультировать? Мы такие, какие есть. Я пришел, не готовился ни к чему, зачем меня консультировать? Вы задаете мне вопросы, я отвечаю на них.

Кремер: В политике так не делается, есть какие-то правила, по которым нужно существовать, и в этом смысле вам нужна помощь и консультация.

Федоров: Кто эти правила установил?

Кремер: Так или иначе, это такая игра большая, в которой…

Федоров: Мы меняем правила игры в своем сетевом…

Кремер: Красиво звучит, но тем не менее работает немножко по-другому.

Федоров: Будем стараться. Пока есть формы, мы их соблюдаем.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.