«Сломает» ли Иркутская область губернатора Ерощенко?

Здесь и сейчас
19 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня на посту губернатора Иркутской области Дмитрия Мезенцева сменил Сергей Ерощенко, известный своей близостью Михаилу Прохорову. В прошлом он возглавлял региональное отделение партии «Правое дело».

Отставка Мезенцева была вполне ожидаемой. Его позиции эксперты давно называли слабыми, рейтинги Мезенцева падали, при том, что область давно считается одной из самых строптивых: единороссы там проиграли выборы мэров Иркутска и Братска. А сам Мезенцев недавно оказался в центре скандала, когда приказал задержать рейс «Аэрофлота» на час. Во время того, как Мезенцев участвовал в президентской кампании, его обвинили в том, что студентов университета путей сообщения заставляли ставить в подписи в его поддержку.

Интересна в этой рокировке личность преемника. Сергей Ерощенко – владелец крупнейшей бизнес-структуры Иркусткой области, холдинга «Истлэнд». Он был членом в «Единой России», но в июле примкнул к «Правому делу»; покинул его вместо с Прохоровым, а после стал доверенным лицом бизнесмена в регионе во время президентской кампании. По словам иркутского политолога Сергея Шмидта, никакой политики в этом назначении нет, только бизнес: главный актив Прохорова «Полюс Золото» сосредоточен именно в Иркутской области.

Назначение Сергея Ерощенко обсудили с политологом Александром Кыневым и проректором РЭШ Константином Сониным. 

Писпанен: Вы говорите, Александр, «жесткач», что называется, пришел в Иркутск?

Кынев: Однозначно. То, что он связан с Прохоровым – одно другому не мешает. Он в не меньшей степени связан с господином Чемизовым, кстати, интересы Чемизова и Прохорова никак здесь не противоречат. А то, что он возглавлял отделение «Правого дела», моментально используется как способ для каких-то пиар-манипуляций федерального уровня.

Если посмотреть политическую историю, это человек – в жизни никогда ни в какой оппозиции не находившийся. Более того, в прошлом году, мы с вами это в студии обсуждали, что Прохоров как раз в регионах во многих сделал ставку на людей, тесно инкорпорированных в региональные власти: бывших заместителей губернаторов, каких-то родственников, бизнес-партнеров и так далее, - видимо, в надежде, что будут какие-то дополнительные голоса. И как раз Ерощенко тогда входил в список наиболее одиозных кадровых решений по регионам, что инкриминировалось Прохорову как его большие кадровые ошибки.

Сегодня этот же человек назначается губернатором, и говорят, что это ставка на оппозицию. Ставка совсем не на оппозицию. Братья Ерощенко, он и его покойный брат, который был заместителем губернатора, во времена Губернатора Говорина были одной из базовых частей тогдашней региональной власти. Известен он как достаточно жесткий, может быть, чрезмерно жесткий руководитель. Учитывая то, что это были 90-е годы, все могут представить, что это имеется ввиду в таком регионе как Иркутская область.

Почитайте Интернет, я даже не буду использовать в данном случае никакие дополнительные глаголы и прилагательные по поводу того, какие это были методы, и какая у человека репутация.

Что получается? В очень протестный регион, где много игроков, где очень длинная сложная политическая история, назначается человек, который в прошлом всегда был связан с очень жесткими действиями в отношении оппонентов, у которого очень плохие отношения с реальной региональной оппозицией.

Что мы видим? В целом ряде протестных регионов делается ставка на назначение людей, которые используют, как правило, в своей деятельности авторитарные методы. Волгоград, Самара, Иркутск. В сочетании с тем, что мы видели сегодня по Уралу, по полпредству, с тем, что происходит сегодня по закону о митингах, с предложениями изменить состав Совета по правам человека, - все это выглядит как ставка на ястребиный стиль в политике, попытка закручивать гайки, по возможности давить всех, кто не нравится.

Есть отдельные кадровые решения удачные, по Костроме оно удачное, но по таким крупным и значимым регионам, как Иркутск, Самара и Волгоград, все это чревато, на мой взгляд, в политической перспективе новыми точками политической нестабильности. Может быть какой-то короткий, сиюминутный, как покажется федеральной власти, успех, что все затихли. Но потом все вернется.

Сонин: Когда мы имеем здесь возможность слушать Александра Кынева, я предпочитаю слушать, потому что никто лучше не знает региональную политику в России, поэтому, что я буду говорить? Иркутская область – это традиционно сложный регион, там и в демократические времена губернаторы с трудом удерживались, и в последнее десятилетие.

Я хочу сказать, что эта вся идея, что если у нас регион протестный, туда нужно назначить кого-то типа Меркушина и Боженова, и это все проблемы решит, это совершенно наивное прочтение – что мировой истории, что российской истории.

Я абсолютно не уверен, что Меркушин, например, обломает Самарскую область. Многие области прекрасно ломали исторически гораздо более сильных губернаторов. То, что у него там что-то получалось в Мордовии, получилось за 20 лет, это не значит, что у него что-то получится в большом, разнородном, более образованном, гораздо более сложном и важном регионе.

Кынев: Есть прекрасный пример в Амурской области, где назначили несколько лет назад губернатором директора завода из Казани. И он стал очень быстро реализовывать татарстанский стиль в политике. Даже показал один раз на выборах 2007-го года в Госдуму результат, близкий к национальным республикам. На этом все закончилось.

Это кончилось тем, что моментально пошли «сливы» компромата, неформальную власть над регионом ты не удержишь, и он просидел около года губернатором, установил анти-рекорд по длительности.

Так что, в этом смысле - это иллюзия, что если сегодня всех закатали в асфальт, что этот асфальт долго-долго продержится.

Сонин: Мне кажется, губернатор Боженов уже в Волгоградской области – его карьера закончилась.

Кынев: И в Волгоградской – та же история. Показалось, что он за 2 месяца всех построил. И мы увидели, что буквально через 3 месяца все вышло боком, потому что шило в мешке не утаишь. Когда людям не нравится то, что ты делаешь, надо понимать, что регион, где все друг друга знают – кто, где, куда и с кем, поэтому все это моментально попадет и в прессу, и в компетентные органы, и куда угодно.

Казнин: Не получится так, что эти поспешные кадровые назначения – просто для того, чтобы прикрыть регионы, где могут произойти выборы?

Сонин: Очень четко прослеживается линия. И судя по этим именам – и Боженова, и Ерощенко, - забота не о выборах, а забота об удержании ситуации сейчас, чтобы не было массовых протестных выступлений.

Мне кажется, все, что мы видим про федеральную власть, начиная с 6-го мая, они действуют только в абсолютно авральном режиме. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.