Следователи меняют участников в деле о Болотной

Здесь и сейчас
21 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Гражданской активистке Марии Бароновой предъявлено обвинение в призывах к массовым беспорядкам и неповиновении полицейским во время «Марша миллионов» 6 мая. Однако число обвиняемых по этому делу пока не увеличилось – их по-прежнему 13.

Еще одного задержанного – Александра Каменского выпустили из СИЗО под подписку о невыезде, поскольку ему так и не предъявили обвинение.

В прямом эфире ДОЖДЯ Мария Баронова и Александр Каменский рассказали, как и почему их ограничили в перемещении заграницу.

Дмитрий Казнин: Александр, скажите, вы для себя сделали вывод, чего от вас хотели следователи?

Александр Каменский: Я сразу оговорюсь, я давал подписку о неразглашении материалов следствия. Но я догадываюсь, чего от меня хотели - я состою в «Другой России», и, вероятно, там еще подняли мое административное задержание, по 31 числу по Триумфалке, было такое дело. И, вероятно, хотели сфабриковать дело. Но не получилось, поскольку на Болотной меня не было.

Казнин: Вы единственный, кого задержали на площади Революции, и хотели обвинить в организации и участии в беспорядках на Болотной, да?

Каменский: Да. Насколько я знаю, на площади Революции было несколько десятков задержанных. Но вот хотели что-то из-под меня.

Казнин: Что вы там делали? Вы там шли своим путем?

Каменский: Я хотел посмотреть, что там происходит, потому что там должна была быть какая-то акция. Но посмотреть не успел, поскольку как только я появился в районе Театральной, меня сразу задержали.

Казнин: Узнали?

Каменский: Я не могу сказать, узнали или нет, но просто подошли господа в форме и задержали.

Татьяна Арно: Вы же довольно длительное время провели в СИЗО. Какая была рабочая версия? Что вам там инкриминировали, что пытались у вас выяснить?

Каменский: Статья 213, все три части: организация, участие - я не помню все, что там было.

Казнин: А почему у вас подписка о невыезде, если вы не были на Болотной?

Каменский: Там пытались так подвести, что я там был. Даже нашли ОМОНовца, который якобы меня там видел. В результате, они видео разные рассматривали и меня там не нашли.

Казнин: Вас еще могут привлечь к этому делу? Чем все закончилось, или еще не закончилось?

Каменский: По идее, конечно, могут еще привлечь, потому что я пока нахожусь в статуте подозреваемого. Но я надеюсь, что дело вообще развалится.

Казнин: Ваше дело или в целом?

Каменский: Именно мое.

Казнин: Мария, скажите, а почему, как вы считаете, у вас подписка, а не содержание в СИЗО как у остальных 13 человек?

Мария Баронова: На данный момент это уже 11 человек - Александр отпущен, и одна девушка в данный момент находится под домашним арестом. Я не знаю ответа на этот вопрос. Вот почему-то у меня подписка.

Казнин: Вы ожидали этого?

Баронова: Если честно, ожидала. После этого странного информационного вброса про организацию мировой революции, я уже ожидала, что будет именно это.

Казнин: Содержание в СИЗО?

Баронова: Что будет содержание В СИЗО.

Казнин: То есть вы были готовы уже сейчас находиться в камере?

Баронова: Да, абсолютно. Я взяла с собой зубную щетку, зубную пасту, умывалку для лица - все нормально, подготовилась.

Казнин: Вы разочарованы?

Баронова: Нет, я, конечно, не разочарована. Я сегодня с удовольствием шла по Никитскому бульвару - мы уже новые радости в жизни обнаруживаем. Я очень рада. Спасибо большое, что у меня подписка о невыезде, и я все лето проведу в Москве, в рабочем состоянии.

Арно: Вы согласны с версией Ильи Пономарева, что предъявленное вам обвинение - это возможный способ надавить и заставить вас дать показания по этому поводу?

Баронова: Конечно. Это был странный набор фамилий, и я среди них. Ко мне явно пришли, чтобы найти что-то на Илью Пономарева. Но ничего там найти невозможно в принципе, кроме моих детских фотографий.

Илья Пономарев: Меня на них нет?

Баронова: Это мы потом обсудим.

Казнин: Илья, вы и здесь один из героев этой истории. Чего вы ожидаете дальше? Все-таки сейчас приковано внимание многих СМИ к судьбе этих людей, которые задержаны по делу о беспорядках.

Баронова: Во-первых, я ожидаю, чтобы всех людей выпустили, потому что это явно какие-то неизвестные нам люди, от которых сейчас в совершенно неприличной форме пытаются получить показания на лидеров оппозиции. Во-вторых, я ожидаю освобождения группы Pussy Riot, которые сидят по беспределу. Я думаю, что следствие вдруг подумает о том, насколько они влияют на умы в обществе, если задерживают людей, которые просто пришли на Болотную площадь на легальную акцию, которые просто искренне недовольны ситуацией в стране. Той ситуацией, которая складывалась 6 мая. На следующий день, с моей точки зрения, происходил государственный переворот.

Казнин: Я хочу, чтобы все прокомментировали следующую цитату. На портале "Сноб" опубликовано анонимное интервью с лейтенантом полиции, с женщиной, которая была в оцеплении на Болотной. Она говорит: «У нас своя разведка, и нам донесли, что собираются скинхеды, националисты, анархисты, много агрессивно настроенных людей. Среди тех, кого я оформляла 6 мая, я видела очень много неадекватных людей. И я не приняла ни одного человека, которого не за что было принимать». Александр, вы как расцениваете тех, кто задержан? Это действительно неадекватные люди?

Каменский: Поскольку я не был на Болотной, я могу сказать за тех, кто был задержан на Театральной площади. Это абсолютно взрослые и адекватные люди. Неадекватных там не было. Я поясню: нас 6-7-х повезли с Театральной площади и площади Революции в ОВД «Нагатинский затон». Факт в том, что все были абсолютно адекватные, трезвые взрослые люди; кто-то женат, у кого-то дети были.

Казнин: А вы знаете что-то о тех людях, которые вместе с вами по этому делу проходили?

Каменский: Я могу сказать, что мы, конечно, с ними не пересекались, поскольку там делают все, чтобы заключенные между собой не пересекались. Но я знал, что люди, задержанные за Болотную,  там есть. Как выяснилось, там были и те, которые, как и я, были задержаны на Театральной, по крайней мере несколько человек.

Казнин: Хорошо. Мария, тогда вы скажите. Ведь показывают кадры и говорят о том, что часть задержанных признают свою вину - что они пинали ОМОНовцев, бросали в них куски асфальта, камни. Есть видео на youtube про этих людей. Вот вы как прокомментируете эту фразу о том, что много неадекватных, много агрессивно настроенных людей?

Баронова: Я могу сказать, что в условиях толпы, в условиях агрессивной и неопределенной ситуации, у человека, действительно, могут происходить панические атаки, возникать чувство страха. У меня было чувство страха. Я увидела как человек за оцеплением ОМОНа поджег себя. И это было страшно. После этого сразу же кто-то пустил шашку со слезоточивым газом. 

Казнин: Поджег себя?

Баронова: Да, поджег себя.

Казнин: Очень неадекватное поведение.

Баронова: Я не знаю, кто это был. Это был человек на свободном островке, на свободе. То есть это было не в толпе, а на свободе. В тот момент это сидело огромное количество людей. После этого, например, женщине 55-ти лет стало плохо, она упала в обморок. И когда попросили унести ее, ОМОН ответил, что у них не было такого приказа. То есть она лежит без сознания, а они размышляют, уносить ее отсюда или не уносить. В этой ситуации большое количество адекватных и приличных людей может начать вести себя абсолютно неадекватно, истерично и непредсказуемо. Но эту ситуацию создали не мы - эту ситуацию создало ГУВД Москвы.

Казнин: О чем конкретно вас расспрашивали на допросе, прежде чем предъявить обвинения, или уже после предъявления?

Баронова: У меня было 2 дня допроса как свидетеля. Тогда я давала подписку. После того, как я перешла в категорию обвиняемых, мне тоже попытались дать подписку. Господин Маркин может обо мне говорить что угодно, а я не могу ничего? Отлично, классная идея. Я им объяснила, что это нарушает несколько статей Конституции, и никакой подписки не давала. Я могу говорить что угодно. В связи с этим, в качестве свидетеля они меня спрашивали по некоторым фамилиям - как известным мне, так и неизвестным мне абсолютно. Вот я впервые сегодня вижу Александра. Теперь я знаю, кто это такой.

Казнин: Про него спрашивали?

Баронова: Про него спрашивали, да. И теперь я знаю, кто это такой. Приятно познакомиться.

Каменский: Взаимно.

Баронова: Так же спрашивали меня конкретно по моему эпизоду, где я на видео тоже веду себя, с моей точки зрения, неадекватно. Мне этот человек неприятен на видео, но, к сожалению, это я лично.

Казнин: Мы показывали сегодня этот кусок.

Баронова: Ужасно. Если бы я увидела такое со стороны, я бы сказала: «Боже мой, эту девушку надо в психушку упечь!». Хотя я абсолютно адекватный человек в обычное время, но после увиденного, например, загоревшегося человека, я была, мягко говоря, в не очень спокойном состоянии. Еще у меня вокруг шеи обмотался провод перед этим. То есть я давала показания ровно по этим эпизодам.

Казнин: То есть вам показывали это видео и вы комментировали?

Баронова: Да.

Казнин: Вы то же самое сказали?

Баронова: Я говорила гораздо длиннее. У меня были километровые объяснения, я говорю много.

Казнин: Сейчас много говорят о том, что на месте задержанных мог бы оказаться любой, кто находился на Болотной площади.

Баронова: Да.

Казнин: Вы согласны, что это случайные люди?

Каменский: Я - да, потому что когда я пришел на Театральную, я не собирался нигде участвовать. Я собирался просто посмотреть, что там будет происходить.

Казнин: Тем не менее, вы состоите в «Другой России».

Каменский: Да, я занимаюсь политикой. Но я не собирался нигде участвовать, я собирался посмотреть со стороны. Но так случилось, что я тоже оказался в числе задержанных.

Казнин: То есть вы себя причисляете к случайным пострадавшим в этой истории людям?

Каменский: Абсолютно.

Пономарев: Мы говорили «Другой России»: «Приходите к нам на Болотную». Сидели хотя бы за дело.

Каменский: Я уже не сижу.

Арно: Вот Мария вашу фамилию слышала, а вы ее фамилию слышали? Вообще какие-то люди фигурировали на допросах?

Казнин: Вас спрашивали об этих людях?

Каменский: Следственный комитет про Марию конкретно не спрашивал. Там назывались фамилии, но ее фамилия там точно не фигурировала. Там назывались фамилии людей, которых я не знал. А пока я находился там 10 суток, меня вызывали типа как на допрос. Оба раза там присутствовали двое человек в штатском. Они представлялись работниками МУРа, но удостоверения не показывали, что-то себе под нос бормотали, пытались вести какие-то задушевные беседы. Я на эти беседы не поддавался.

Казнин: Мария, а вы случайный человек в этой истории?

Баронова: Во-первых, я думаю, что ко мне пришли 11-го не случайно - я раньше работала с Ильей Пономаревым, на общественных началах. И плюс я все-таки на сцене помогала: волонтерствовала, занималась пресс-координацией, расставлением телекамер, спорами. Например, один недружественный нам всем телеканал воткнул свою тарелку, и при этом ГУВД Москвы его весь день не выпускало вообще никуда от сцены. Я отвоевывала для них право выхода хоть куда-то. А потом я уже пошла выяснять, что происходит на рамках и у кинотеатра «Ударник». Так что я не была совсем уж случайным человеком на Болотной площади. Но, безусловно, я занималась волонтерством по организации легального, официального мероприятия. 

Арно: Спасибо вам за этот разговор. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.