Следователь – обвиняемому по «болотному» делу: я и сам терял родителей, но буги-вуги после этого не танцевал

Здесь и сейчас
1 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Басманный суд Москвы никого не удивил. Ещё четыре фигуранта «Болотного» дела, у которых кончился первоначальный срок ареста, останутся в следственных изоляторах. Андрей Барабанов, Степан Зимин, Ярослав Белоусов и Владимир Акименков, по мнению судей, крайне опасны, и могут бежать из страны.

Сейчас предварительное следствие по Болотному делу закончено, улики собраны, но все равно фигуранты один за другим получают новые сроки. Почему суд принял такое решение, знает Маргарита Журавлёва, которая провела весь сегодняшний день в Басманном суде.

Журавлева: Сначала выбирали меру пресечения для Андрея Барабанова. Его задержали в конце мая первым, вместе с Максимом Лузяниным, который признал свою вину и получил в итоге 4,5 года колонии еще в ноябре.

Барабанов свою вину признает только по одной из двух статей – 318-й – применение насилия  в отношении представителя власти. Защита напомнила об этом, Барабанов давно уже принес извинения. Его адвокат Светлана Сидоркина попросила приобщить еще несколько  положительных характеристик, в том числе от соседки, которой обвиняемый помогал делать ремонт. Следователь уже традиционно настаивал, что Барабанов сбежит, если его не держать в тюрьме, и продолжит совершать преступления. Молодой человек же просил отпустить его, например, под домашний арест, у него есть дом, семья – мама и гражданская жена. Возник неловкий момент – судья попросила назвать полное имя жены и дату рождения. Барабанов немного замялся, но все вспомнил. Затем судья спросила, кто такая гражданка Миронова. Барабанов ответил, то знать ее не знает. Оказалось, что это та самая соседка. Обвиняемый в свое оправдание ответил, что когда помогал ей, общался с ней не по фамилии. Но продление ареста судья Дударь в итоге объяснила не этой нестыковкой, а тем, что он очень опасен и обязательно убежит.

Следующим привели Степана Зимина. На слух в общем казалось, что следователь читает текст с той же бумажки, что на суде Барабанова, только заменяя фамилию. Зимин якобы не менее трех раз бросил куски асфальта на Болотной площади, один «попал в кисть правой руки представителю власти», – видимо, имеется в виду ОМОНовец – и причинил ему физическую боль. Что кроме боли причинил асфальт – не уточняется. Судья задала несколько вопросов Зимину, например, как его можно отпустить под домашний арест, если у него просрочен паспорт. По версии обвинения, молодой человек ничего не делает, чтобы заменить просроченный документ, он же сам был просто шокирован этими словами, напомнил, что вообще-то сидит в СИЗО и заявил, что несколько раз обращался с такой просьбой во ФСИН. Затем судья спрашивала Зимина о матери, она умерла в конце 2011 года. Звучало это примерно так: «Мама болела сколько? месяц? потом что, выписали?   - Нет, умерла».

Или, например, «как повлияла смерть матери на вашу учебу»? Следователь заметил, кстати, что он тоже терял родителей, но он после этого «танцами и всякими там буги-вуги не занимался». По данным наших источников, за Зимина хотел поручиться один из его преподавателей, профессор РГГУ – это тоже могло быть мерой пресечения – но начальники ему сказали, что если он вступится, то у него будут проблемы. Мера пресечения для Зимина – оставить под арестом.

Перед оглашением решения суда, в Басманный приехал член Координационного совета оппозиции Алексей Навальный и рассказал нам зачем.

Алексей Навальный, член Координационного Совета оппозиции: Важно приходить сюда, чтобы поддержать этих людей. Я считаю, что у каждого человека есть хотя бы один день в месяц, когда он может прийти сюда и просто постоять здесь, поддержать этих людей – невиновных и случайным образом схваченных, и сидящих сейчас в тюрьме за всех, кто участвовал в митинге и 6 мая, и во всех остальных протестных акциях. То, что сегодня было, - обычная стандартная процедура. Ничего нового не произошло. Это такое действо, которое формально выглядит, как судебное заседание, на самом деле к судебному заседанию не имеющее ни малейшего отношения. Было с самого начала понятно, что репрессивная машина не выпустит этого человека. И снова нарочито будет держать невиновного в тюрьме, чтобы другие люди, которые на свободе, боялись. Они для этого и делают все.

Затем решали, что делать с Ярославом Белоусовым. Слово в слово то же самое – может продолжить заниматься преступной деятельностью и скрыться от следствия. То, что у Белоусова на одном глазу – 10, а на другом – 6, а также маленький ребенок, которому нет еще двух лет, суд, как оказалось, принял во внимание еще тогда, когда только отправлял его под арест. Защита заявила, что за Белоусова готов лично поручить декан факультета политологии МГУ Андрей Шутов, у которого обвиняемый учится. Или предлагала залог в 500 тысяч. По словам адвоката Аграновского, Белоусов «куда ни кинь, везде идеальный человек». У него даже административных задержаний не было. Но приняла уже традиционное решение.

Последним обсуждали Владимира Акименкова. У него, в отличие от других сегодняшних фигурантов, только одна статья – 212-я – участие в массовых беспорядках. Защита говорила, что в течение месяца могли быть закончены все следственные действия, и давно дело можно было передать в суд. За Акименкова готова была лично поручиться писатель Людмила Улицкая, правозащитники Пономарев и Алексеева и депутаты Госдумы Кашин и Пономарев. Адвокаты уже очередной раз просили объяснить, что за основания такие, что он скроется от следствия. Ответа традиционно не последовало. Сам Акименов в своей речи попросил почтить минутой молчания покончившего с собой в Нидерландах Александра Долматова. Собравшиеся немедленно встали – судья продолжила говорить. Обвиняемый говорил, что к преступлению имеет такое же отношение как к убийству Кеннеди или теракту 11 сентября. И напомнил, что, по мнению рабочей группы СПЧ, на Болотной площади никаких беспорядков не было. Впрочем, судья вынесла в его отношении то же решение. Уводили Акименкова под крики «Позор!».

На следующей неделе  в Басманном суде продолжатся заседания по мере пресечения для фигурантов Болотного дела. В понедельник будут решать, что делать с Николаем Кавказским и Леонидом Ковязиным.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.