Симонов: Путин и американцы решат судьбу сделки «Роснефти» и BP

Здесь и сейчас
24 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
О судьбе сделки по продаже активов BP Игорю Сечину мы поговорили с Константином Симоновым – президентом Фонда национальной энергетической безопасности.

Кремер: Для начала попытайтесь объяснить нам, почему так долго «Роснефть» тянула с объявлениями о намерениях. Совсем недавно Игорь Сечин заявил о том, что никаких намерений покупать BP нет.

Симонов: «Роснефть» дождалась очередного обострения этого межсемейного конфликта, если использовать терминологию господина Фридмана. Это обострение произошло несколько недель назад, когда Фридман заявил о том, что он готов продать половину компании. Но не за кэш. который ему не нужен, а за долю в самой BP. На следующий день BP, в свою очередь, уже выразила готовность продать половину компаний, но не Фридману, а либо «Роснефти», либо китайцам. И эта тема с «Роснефтью» звучит уже несколько недель. Но для таких сделок это не срок, поэтому «Роснефть» выждала эту  непродолжительную паузу, и сделала это предложение.

Кремер: Ваше мнение: сегодняшнее выступление Игоря Артемьева и Андрея Белоусова - это намек Игорю Сечину о том, что он поторопился?

Симонов: Разные версии прозвучали о том, кто будет решать: Сечин, «ААР», правительство. По секрету, думаю, будет Путин. Во-вторых, Фридман. И, в-третьих, американские партнеры Фридмана, о которых говорится очень мало, но это, прежде всего, крупные инвестиционные фонды, которые являются серьезными акционерами BP, и с которыми Фридман ведет переговоры. Вот три реальные силы, за которыми будет важное слово. «Роснефть» всего лишь обозначила свое намерение. А многие уже говорят так, как будто сделка уже состоялась.  Мне задают вопрос, купят или не купят вторые 50%? Пока сделано предложение, нужно послушать, что скажет господин Фридман, потому что у него есть возможность собрать эти деньги. Тут еще много интриг.

Кремер: Означает ли это, что названные вами фигуры - Фридман и Путин - должны будут встретиться, и Фридман будет просить  Путина о помощи или протекции?

Симонов: Думаю, что и Сечин, и Фридман будут предлагать Путину те схемы, которые им кажутся правильными. Здесь тоже есть одна важная оговорка. Господин Фридман показал, что, в принципе, он способен принимать решения, которые зачастую противоречат интересам Путину. А такие решения можно принимать, имея влиятельных партнеров в Вашингтоне. Потому что, как ни крути, и ни говори про российский суверенитет, если у людей есть влиятельные партнеры на Западе, это их прикрывает и в России тоже. Поэтому необязательно, чтобы Фридман приходил к Путину. Но, безусловно, мнение Путина тоже будет важно.

Казнин: А кто в более сильной позиции на данный момент?

Симонов: «Роснефть» сделала достаточно логичное,  с точки зрения развития компании, предложение. Она предлагает войти в ТНК-BP. Там есть действительно синергия по Восточной Сибири, по газовым проектам, по нефтепереработке. С точки зрения бизнеса, для «Роснефти» это выгодное предложение. Она готова заплатить денег больше, чем Фридман. И в этом плане ее предложение с коммерческой точки зрения интереснее. Что  получит BP как компания? Я абсолютно убежден что BP неинтересно просто получить деньги за компанию. Я не исключаю что BP могут предложить долю в само          й «Роснефти». Правда, если мы посчитаем стоимость половины в ТНК-BP и стоимость в «Роснефти» сегодня, мы обнаружим что половина в ТНК-BP стоит примерно как 26% -27% самой «Роснефти». BP, теоретически, может просить даже блокирующий пакет в компании. Готова ли «Роснефть» заплатить такую цену? Но при этом у Фридмана есть право приоритетного выкупа, то есть предложение должно быть сделано, прежде всего, Фридману. Поэтому я не могу сказать, что здесь есть у кого-то стратегическое преимущество. Это серьезная игра, и здесь каждую неделю ситуация может меняться. Мы это уже четыре года наблюдаем.

Кремер: Если назвать BP «невестой на выданье», как, вообще, «невеста» себя ощущает: что без ее участия  происходят интриги за право заполучить ее руку и сердце?

Симонов: Что значит, без ее участия? BP сама сделала официальное публичное предложение продать 50% компании. Никто BP за язык не тянул. «Невеста» сама предложила такое развитие событий. Женихи делают свои ставки. Поэтому вряд ли BP  можно представить как компанию, за спиной которой ведутся интриги.

Кремер: Насколько британцев нервирует происходящая суета?

Симонов: Во-первых, не забывайте, что британцы заплатили за 50% компании 7 млрд. долларов. Сейчас за 50% предлагаются цены под 30 млдр. Плюс, каждый год они получали неплохие дивиденды, потому что всю прибыль ТНК-BP выводила в кэш. Поэтому «невеста» уже неплохо нажилась. Я абсолютно убежден, что BP будет получать какие-то активы в России. Безусловно, ей неинтересно просто получить какие-то деньги, иначе капитализация BP просто рухнет. ТНК-BP – это очень важный для BP центр прибыли, центр добычи и центр запасов. Они обязаны что-то купить у России.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.