Силовики захватили власть в ОНК? Глава «Офицеров России» Антон Цветков о новом составе наблюдательной комиссии

Здесь и сейчас
2 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть

Перемены в Общественной наблюдательной комиссии Москвы, организации, члены которой посещают столичные следственные изоляторы и проверяют условия содержания, сменилась власть. У органа — новый состав. И некоторые из правозащитников опасаются, что теперь работа комиссии будет парализована. Связывают они это с тем, что большинство в комиссии получили те, кого они называют «силовиками» – во главе с руководителем организации «Офицеры России» Антоном Цветковым. И теперь, говорят они, реальной защитой заключенных ОНК вряд ли сможет заниматься.

Дзядко: Вы считаете так же?

Цветков: Ваша информация достаточно странная, потому что до сих пор действует второй состав Общественной наблюдательной комиссии, у меня лично мандат до 18 ноября 2013 года. Я знаю, что Общественная палата утвердила новый состав третьей комиссии, но говорить, что что-то поменялось, сейчас невозможно, потому что пока только утверждены те люди, которые должны собраться, познакомиться и дальше совместно работать.

Дзядко: Анна Каретникова и некоторые другие члены нынешнего состава ОНК говорят, что среди этих 40 человек, которые вошли в третий состав, большинство – это люди, которых они называют вашими сторонниками, силовиками от силовых или ветеранских организаций.

Цветков: Общественная палата ряд именно ветеранский организаций не допустила даже к конкурсу. С моей точки зрения, я бегло посмотрел список нового состава, большинство людей я не знаю, но у меня не сложилось мнения, что там какие-то силовики. Есть действительно несколько человек, которые имели в свое время отношение к различным ведомствам, но не более того.

Дзядко: Вы рассчитываете стать руководителем этого состава ОНК?

Цветков: Я рассчитываю на то, что Общественная наблюдательная комиссия забудет все распри, все 40 человек объединятся и займутся тем делом, ради чего пришли. Вы сказали, что есть 40 человек, которые проверяют следственные изоляторы. Не только следственные изоляторы – еще мы проверяем более ста отделов внутренних дел, изоляторы временного содержания, спецприемники для содержания административно арестованных, спецприемники для содержания иностранных граждан, еще есть ОВД на метрополитене, то есть целая куча мест принудительного содержания граждан, которые люди должны проверять. Закон четко прописывает процедуру, каким образом люди должны проверять. Все домыслы, что кто-то что-то может ужесточить – все ерунда, потому что в законе четко прописано, что никакого согласия ни председателя, ни другого члена комиссии не нужно, чтобы пойти. Нужны два члена члена комиссии, у них с собой должен быть паспорт, удостоверение члена ОНК, и они должны уведомить орган.

Дзядко: А на уровне внутреннего распорядка и регламента не может появиться?

Цветков: Есть Федеральный закон. Нельзя принять никакой внутренний документ, который будет противоречить Федеральному закону об общественных наблюдательных комиссиях. С моей точки зрения, этот закон является второй конституцией для общественных наблюдательных комиссий.

Дзядко: Вам хотелось бы возглавить общественную наблюдательную комиссию? У каждого человека есть амбиции.

Цветков: У меня амбиций нет. Нам необходимо собраться на первое заседание комиссии и посмотреть всем друг другу в глаза, познакомиться, понять, что за люди пришли. Вы спрашиваете, хотел ли я бы возглавить или нет, а я не знаю лично большинство этих людей, которые вошли в комиссию.

Дзядко: Почему неоднократно возникают такие серьезные разногласия между вами и другими членами Общественной наблюдательной комиссии, например, вокруг Валерия Борщева?

Цветков: Я очень уважительно отношусь к Валерию Борщеву и к его окружению. Я прекрасно понимаю, что ему пришлось пережить в советские времена. Мы же не так давно пришли в направление правозащиты, я меньше десяти лет этим занимаюсь. Валерий Васильевич был одним из основоположников, он еще пережил гонения, когда ему приходилось прятаться на конспиративных квартирах. Конечно, у него осадок остался с тех времен, есть определенные опасения, что они могут вернуться. Это абсурд. У нас в этот раз появился конкурс – это очень здорово, потому что на 40 мест претендовали около 60 человек. Пока конкурс очень небольшой. Я за то, чтобы в дальнейшем он был больше, чтобы приходили туда журналисты…

Дзядко: Валерий Борщев в эфире ДОЖДЯ на прошлой неделе говорил, что его и ряд правозащитников «выдавливают» из ОНК, поскольку ему и этим правозащитникам не простили доклады по Магнитскому, не простили того, что они рассказывали общественности, что Леонид Развозжаев подвергался пыткам.

Цветков: Я единственный член Общественной наблюдательной комиссии, который сказал, что есть и наша доля вины, что с Магнитским это произошло, потому что на тот момент комиссия уже действовала, мы имели полномочия проверять, значит, мы тоже где-то недосмотрели. Что касается вопроса Магнитского, было проведено независимое расследование, которое пришло к своим результатам. Никто ходу расследования не мешал. Что касается Развозжаева, вы прекрасно знаете эту историю, что я пообщался с ним и передал в эфире канала ровно то, что он мне сказал, и то, что я увидел. Впоследствии Развозжаев подтвердил эту информацию, следствие ее подтвердило.

Дзядко: Я знаю, что вы встретились с Развозжаевым и рассказывали одно, а потом встретились Каретникова и Светова и рассказывали совершенно другое.

Цветков: Наверное, это вопрос к Развозжаеву, я же с ним тоже не один встречался.

Дзядко: У меня вопрос по поводу высказывания Борщева, что их «выдавливают».

Цветков: Наверное, это вопрос больше к Общественной палате, потому что я не принимаю решений, кому быть в ОНК, кому не быть. Сначала рабочая группа – это 9 человек из Общественной палаты проводят тайное голосование, затем принималось решение на Совете палаты – еще большее количество совершенно других людей. Я могу говорить за себя и Владимира Федорова, также из нашей организации. Если обсуждать домысли, в этом нет смысла, потому что в ближайшее время это все рассеется, все увидят, что это не так.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.