Профессор МГУ: Швейцарская частная контора украла бренд университета

Здесь и сейчас
20 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
 В понедельник в МГУ состоится заседание ученого совета МГУ с участием ректора МГУ Виктора Садовничего. В ходе заседания будет подниматься вопрос о деятельности юрфака МГУ и Международного центра МГУ в Швейцарии.
Ранее в Минобразования и Следственный комитет направили запрос с просьбой проверить центр. Ежегодно более 35 студентов, прошедших обучение в Швейцарии, получают дипломы юрфака МГУ, которые есть основания считать недействительными. Одновременно образование по такой схеме получают почти 200 студентов. Для обеспечения деятельности центра юрфак ежегодно за свой счет отправляет своих преподавателей в командировки в Швейцарию (до 1000 человекодней в год). Однако от реализации этой схемы, которую на юрфаке называют «международно-правовой программой», факультет получает лишь 12,5 миллионов рублей в год. При этом доход, получаемый частными лицами – акционерами швейцарского центра, использующими бренд и преподавателей МГУ, превышает 172 миллиона рублей.

Владимир Алексеевич Томсинов, профессор, заведующий кафедрой истории государства и права Московского Государственного Университета, пришел в студию ДОЖДЯ обсудить эту тему.

Лобков: Насколько точна эта информация, что фактически этот швейцарский центр не имеет к МГУ никакого отношения и пользуется его брендом не совсем законно?

Томсинов: Точная информация. Ни ректор, ни ректорат МГУ не имеют никакого отношения к этому учебному заведению. Брендом этот центр пользуется совершенно незаконно, без всяких на то юридических оснований. В интервью директор этого центра называет это предприятие частным подразделением МГУ. Это совершенно неправильно. Это просто частное подразделение, в котором 87,5% долей принадлежат Тамерлану Гасанову, 10% - предприятию, которое возглавляет Тарпеева Лейла, проходившая по «делу о томографах», и 2,5% записаны за Юридическим факультетом МГУ, который не является юридическим лицом и не может иметь никаких долей.

Лобков: Кто же его создал? Что это за предприятие? Филиал МГУ в Швейцарии. Что это за люди, которые отправляют своих детей учиться в МГУ в Швейцарию? В чем смысл?

Томсинов: По глупости. Дело в том, что это неосуществленная идея филиала Юрфака в Швейцарии. Я стоял у истоков той идеи, которую мы хотели осуществить, я первый год там преподавал, поэтому ко мне сейчас все обращаются, потому что я знаю, что задумывалось. Но эта идея не была осуществлена. Была задумка создать там русский университет Ломоносов, был заключен предварительный договор между ректором МГУ и ректором того создававшегося еще университета Жоржем Невой. Но швейцарские власти не разрешили создавать в Швейцарии русский университет, поэтому от этой идеи отказались. Когда ректором академиком Садовничевым было предложено подписать договор с международным центром, он отказался, совершенно правильно подозревая, что ничего путного из этой идеи с центром не выйдет. И центр продолжал работать без всяких на то юридических оснований, ссылаясь на этот договор, который на самом деле подписан с русским университетом, поэтому не имеет юридических оснований для своей деятельности.

Лобков: Так же можно открыть филиал чего угодно, допустим, я могу открыть ларек, в котором я буду говорить, что это филиал компании Кока-кола.

Томсинов: Это, видимо, дознались в Следственном комитете, я не буду предварять результаты, но, возможно, это будет признано аферой. Такая же афера была в сороковые года, когда целое строительное управление создавалось в Тверской области, но было совершенно незаконным. Наше время вообще – это время афер. Эта афера очень интересная.

Лобков: Причастны ли к ней высшие должностные лица МГУ?

Томсинов: Нет, не причастны. Более того, проректор по учебной работе регулярно направлял письма разобраться. Это подразделение существует благодаря родственным связям декана.

Лобков: Что это за люди, которые управляют там?

Томсинов: Тамерлан Гасанов – дядя зятя нашего декана Юрфака. Они вдвоем это свое семейное предприятие создали. Преподаватели наши ездят туда преподавать, но они далеко не все предметы там ведут, и сохраняется зарплата по бюджету, хотя они работают в частном предприятии. Это самое слабое место этой всей аферы. Факультет получает где-то 290 тысяч с каждого студента в год, они как бы зачисляются на платное отделение, потом они отправляются туда, в Женеву, на факультете появляются только тогда, когда надо сдать государственные экзамены и защитить дипломную работу. Факультет за счет этих денег, которые он получает с каждого студента, посылает преподавателя в командировку, оплачивает командировочные, перелет, проживание и содержит подразделение этого центра на самом факультете.

Лобков: Посылать официально в командировку преподавателей МГУ, оплачивать и из бюджета проводить какие-то средства, и при этом высшие чиновники МГУ не имеют к этому никакого отношения. Тогда это некое преступное бездействие.

Томсинов: В газетах постоянно мелькают эти истории. То наедут на кого-то, аварии. Ректор спросит у декана, что там такое происходит, все нормально? – Все нормально, все юридически оформлено. У него 40 факультетов.

Лобков: Садовничий такой наивный человек что ли?

Томсинов: Доктор юридических наук, декан факультета заверяет его, что все нормально. Он что, не должен верить?

Лобков: Если подчиненные выходят из-под контроля, наверное, есть повод задуматься.

Томсинов: Я теряюсь в догадках. Я только знаю, что для него это сейчас головная боль, переживает, меры будут приняты. Вообще эта история должна была всплыть раньше, всплыла во многом благодаря интервью, которое дал Тамерлан Гасанов Forbes. Выложили это интервью где-то месяц назад на Право.ру. Интервью называется «Сколько стоит открыть МГУ». Фотография дана в журнале Forbes Тамерлана Гасанова в наручниках, он арестовывался тоже, привлекался по уголовному делу. Этот человек в наручниках рассуждает, что он купил бренд МГУ. Это, конечно, меня самого потрясло. Явка с повинной фактически. Сам себя выдал. Зачем ему надо было давать эту информацию.

Лобков: Он тоже числится на Юрфаке?

Томсинов: Нет, не числится. Они никто не числятся, это частное подразделение.

Лобков: Если разбираться дальше с этим делом, сейчас предстоят выборы в Академию наук. Садовничий – очень влиятельный академик. Он сам, наверное, не будет баллотироваться на пост президента, но тем не менее, он очень влиятельный академик. Вообще в научной среде сейчас дикое количество скандалов. Как вы думаете, почему именно сейчас всплыл такой компромат на МГУ?

Томсинов: У меня такое ощущение, эта кампания, которая сейчас развернулась, Голиченков связывает ее со своими выборами.

Лобков: Это декан?

Томсинов: Да, декан Юрфака, мелкая фигура. Столько людей бы не занимались этой историей, если бы здесь действительно не чувствовали, что можно как-то поддеть академика Садовничего. Он человек очень принципиальный, он фактически сохранил МГУ, сохранил прежние программы, которые действительно дают фундаментальное образование. МГУ – это огромное строительство, это государство в государстве, это огромные деньги, финансовые потоки. Привлекательно место.

Лобков: То есть есть какая-то группировка, которая бы хотела свержения Садвоничего, и она всячески раскручивает тему швейцарского офшора.

Томсинов: У меня такое ощущение возникает.

Лобков: Почему бы тогда Садовничему в Интерфаксе, крупном информагенстве или у нас не сказать «Я официально заявляю, что все, что существует под брендом МГУ в Швейцарии, незаконно, нелегитимно, запрещаю командировать туда сотрудников МГУ».

Томсинов: Он это решение примет, сначала надо разобраться. Ему не в чем оправдываться.

Лобков: Кто подписывает командировочные?

Томсинов: Декан.

Лобков: А Садовничий не знает?

Томсинов: Вряд ли.

Лобков: На тысячу человекодней в год преподаватели Юрфака уезжают в некий офшор, и об этом ректор ничего не знает.

Томсинов: Просто это документы не показываются. Что такое декан Юридического факультета? Это МВД, прокуратура, суды, все, что угодно.

Лобков: Вы только что говорили, что это не крупная фигура.

Томсинов: Не крупная сама по себе, но благодаря этим связям… Я знаю, что следователи интересуются этими связями.

Лобков: Вы сейчас фактически обвиняете человека в том, что он создал нелегальный офшор. Вы готовы к тому, что он подаст на вас иск о защите своей чести и достоинства?

Томсинов: Во-первых, обвиняю его не я, я просто подтверждаю тот факт, что отсутствует договор. Этот факт подтверждает и ректор. Если этот договор есть, покажите. Факт, что посылаются преподаватели в командировку, тоже очевидный. Я просто подтверждаю те факты, которые лежат на поверхности.

Лобков: Что делать родителям этих детей и абитуриентов?

Томсинов: Я не знаю, какие преимущества родители видят. Мне кажется, детей до 20 лет отрывать от семьи нельзя.

Лобков: Разные точки зрения есть по этому поводу. Чем привлекают, что за приманка?

Томсинов: Мне кажется, выпихнуть детей просто, они там вне семьи, никаких забот, спокойный город. Я не думаю, что здесь какие-то особые преимущества. В образовании вообще никаких преимуществ нет, образование хорошее у нас на Юрфаке, намного лучше, чем там. Языки там хорошо поставлены, преподают очень прилично. А так, больше никаких особых преимуществ там нет.

Лобков: Как вы считаете, в понедельник ученый совет может быть поворотным пунктом, где Садовничий скажет публично в присутствии прессы и информагентств, что он не имеет никакого отношения к этому, что он отрекается и просит сам как можно скорее расследовать? В противном случае на него ложится тень подозрения.

Томсинов: Не знаю, это его, конечно, дело. Но я знаю, что он человек, который просто так ничего не говорит, не разобравшись. Он может сразу не сказать, он сначала разберется.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.